Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №40 (745) → Станислав Юрьевич Куняев: К свету в конце тоннеля

Станислав Юрьевич Куняев: К свету в конце тоннеля

№40 (745) / 21 октября ‘13

Беседовал Александр Гатилин Плод веры

В нашем разговоре со Станиславом Юрьевичем Куняевым, главным редактором журнала «Наш современник», сопредседателем Союза писателей России, мы затронули очень серьезную тему – восприятие нынешней молодежью советской эпохи. Очень интересно из Ваших уст, уст человека, который большую часть жизни прожил в советский период, услышать, как жилось, как работалось, в частности, писателям.

– Сейчас многое упрощают до предела, порой до идиотизма, говоря о советской эпохе. Все было гораздо сложнее, чем кажется некоторым сегодняшним историкам. Я это почувствовал тогда, когда стал писать по-настоящему серьезно. Сейчас кричат: цензура была, цензура, цензура! Ну и что, была цензура. Там же люди, в цензуре, работали. Все зависело от их образования, их понимания, от глубины их знаний. Одни цензоры были примитивны, другие были более глубокие, образованные. Если попадала книга к ним, они многое могли пропустить, главное – творчество.

Что такое творчество, знаете? Вот религия, вера – вещь настолько глубокая, настолько иррациональная, настолько тонкая, что даже великие наши писатели прошли извилистый путь к вере и к Богу. У Пушкина был извилистый путь к вере, у Гоголя страшно тяжелый был путь к вере. Примитивные публицисты тех времен кричали, что и Пушкин – безбожник, и Гоголь – безбожник. У Достоевского тяжелейший был путь, у Тютчева. И все равно постепенно объем их мыслей, чувства, их духовное пространство сыграли свою роль, и они все меньше зигзагов на своем пути делали, они шли, что называется, к свету в конце тоннеля. Это я говорю о русских великих писателях, между прочим, а не о каких-то примитивных: даже им не хватало духовной силы порой сразу нащупать этот путь. Не говорю уж о том, как запутался на этом пути гений русской литературы Лев Николаевич Толстой, в какие противоречия он вошел с церковной жизнью своего времени.

А что можно говорить о советской эпохе, когда мы пережили такие катаклизмы, которые и не снились ни одному народу! И я порой, даже в зрелом возрасте (вот стихи 1975 года), впадал в отчаяние, когда видел, что государство стоит в стороне от того, что называется духовным возрождением. Формально все правильно – образование, программы, сочинения, русская классика, гораздо в большей степени, нежели сейчас все это присутствует. Но все равно духовный воздух был разреженный в то время.

Когда государство поняло, что с религией нельзя обращаться грубо, примитивно, на многие наши церкви, на тысячи церквей по всему пространству Советского Союза были поставлены доски: «охраняется государством». Что охраняется? Охраняется просто остов, охраняются просто стены, чтобы не разрушались дальше; стали закрывать, чтобы туда не лазили. Но это же не возрождение духа, это как бы ремонт плоти, так будем говорить.

И я подумал: неужели на этом все и кончится? Неужели так все будет и дальше? Возрождения духа не будет, а будет такое лицемерное, фасадное «возрождение». Даже реставрировать стали, внешний ремонт делают, а внутри-то...

– Музей.

– Да. Прихода нет, причта нет, людей нет, Литургии нет. Ничего там нет, внутренность-то опустошена. И я написал жестокие по отношению к советской власти той эпохи стихи:

Реставрировать церкви не надо –
пусть стоят как свидетели дней,
как вместилища тары и смрада
в наготе и в разрухе своей.
Пусть ветшают…
Недаром с веками
в средиземноморской стороне
белый мрамор – античные камни –
что ни век возрастает в цене.
Штукатурка. Покраска. Побелка.
Подмалевка ободранных стен.
Совершилась житейская сделка
между взглядами разных систем.
Для чего? Чтоб заезжим туристам
не смущал любознательный взор
в стольном граде иль во поле чистом
обезглавленный темный собор?
Все равно на просторах раздольных
ни единый из них не поймет,
что за песню в пустых колокольнях
русский ветер угрюмо поет!

1975 год

И вот представьте себе, эти стихи печатаются, и никакой цензор к ним не пристал. Хотя это был такой упрек власти, что она формально, лицемерно этим всем занимается. Значит, книга моя попала к хорошему цензору, который понял и подписал.

(Продолжение следует)


Смотрите программу «Плод веры» на телеканале «Союз»: понедельник 02.30, 10.00, среда 07.30. Время Екатеринбурга (+ 2 часа к московскому)

 
Исследуйте писания

Никакая сила не может преодолеть благодать

Константин Корепанов, преподаватель миссионерского института, Екатеринбург

Все происходящее – ступеньки к Богу Даже история XX века показывает, как порой неожиданными путями люди обращаются к Богу: кто-то – читая книгу, кто-то – смотря фильм, кто-то – видя злодеяния. Почему люди обращаются к Богу?

 
Книжная полка

Глас неба

Андрей Печерин

Владислав Горохов. «Из века в век звонят колокола». Наверное, мало на Русской земле таких людей, которые не хотели бы хоть раз в жизни подняться на колокольню и устроить радостный трезвон. К примеру, на Пасхальной седмице от желающих позвонить в колокола отбоя нет. Так было всегда… Откуда пришел колокол, как его льют, какие бывают названия и формы колоколов

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс