Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №18 (1059) → Федор Тарабукин, автор проекта «Усатый нянь»: Учиться быть отцом

Федор Тарабукин, автор проекта «Усатый нянь»: Учиться быть отцом

№18 (1059) / 4 мая ‘20

Учимся растить любовью

Мы продолжаем беседу о том, как научиться быть отцом и выстраивать отношения отцу с ребенком.

Напомню, что «Усатый нянь» – проект, где с детьми-дошкольниками занимаются исключительно мужчины. Это что-то вроде детского сада, группы дневного пребывания, где мужчины и дети в основном проводят время на улице, за активными играми, которые несут серьезную воспитательную роль. Мы уже встречались и говорили о том, как важно вообще вовлекать отца в процесс воспитания детей. И не только вовлекать: отец должен тоже нести здесь ответственность. Потому что это тоже его дело наравне с мамой.

Но не все отцы знают, как начать взаимодействовать с ребенком. То, что кажется таким простым, когда смотришь со стороны (веселые игры), на самом деле современным папам дается с трудом. Сегодня мы будем говорить о том, как научиться быть отцом и можно ли одолеть эту науку.

– Я уверен, что можно, но нужно принять как факт, что учиться придется все время, пока ребенок растет. Сказать, что научился, можно только тогда, когда ребенок уже вырос и завел своих детей. Тогда уже можно сказать, получилось быть отцом или нет.

Что здесь главное? В своей группе (думаю, что и в семье тоже) вы начинаете заниматься с детьми с достаточно раннего возраста. Большинству мужчин как раз сложно начать взаимодействовать с ребенком, когда он еще маленький, дошкольник. Что с ним делать? Игры – это прекрасно, но как с ним играть, во что? Иногда папам (да и мамам) бывает скучно катать машинку или складывать кубики. Может быть, искать тогда другие общие интересы? Но как это сделать, когда ребенок совсем мал?

– Думаю, что папе можно начинать, когда ребенок еще совсем маленький. Конечно, когда он никак не реагирует, папе сложно. Но в полгода или год с ним уже можно играть. Помню, в детстве мы играли с животными. Этот опыт можно перенести на ребенка. Я со всеми своими детьми делал так называемую динамическую гимнастику (можно посмотреть в интернете). Им всем очень нравится. Мы их крутим, как на карусели. Можно даже не заниматься специально по методике, а просто детей крутить по-разному, подбрасывать, поднимать. Если мы делаем это потихоньку и видим, как ребенок радуется, – можно сильнее. Такие бури эмоций! И когда я их брал на руки, они уже этого ожидали. В этот момент устанавливается доверие. Ребенок этого ждет. Казалось бы, он еще такой маленький, но на меня уже реагирует, у нас есть контакт.

Когда ребенок становится активным (с трех лет, современных детей мы в «Усатом няне» берем с четырех лет, потому что есть чуть-чуть запаздывание из-за комфортных условий вокруг), можно спокойно играть в игры, которые даже папе будут интересны. Как шарик по полу катаем, так и ребенка. Я его кручу, создаю какие-то препятствия, куда он может залезть, через что-то перелезть. Перепрыгивает через палочки… Ничего сверхъестественного там вообще не нужно придумывать, просто папе нужно научиться реагировать на сигналы от ребенка. Подошла игра, нравится ему, он реагирует на это – и надо действовать постепенно. Не стараться сделать из ребенка супермена. Многим папам сложно, потому что они сразу хотят видеть ребенка крутым, успешным. Когда у него что-то не получается, папа машет рукой: мол, что с тебя возьмешь. Нужно принять, что люди разные, скорость развития у всех разная. Даже если ребенок, условно говоря, «тормоз» сегодня – завтра он может быть более смышлен, успешен, более развит, чем тот, кто подавал надежды некоторое время назад. Нужно набраться терпения и снизить планку, действовать по чуть-чуть. Сегодня прыгает на сантиметр, завтра на полтора, потом на два, потом снова на полтора, может быть откат. Так потихоньку двигаться вперед.

С чего начать? Просто выйти на улицу с ребенком. Когда дети маленькие, они любят бегать, прыгать, валяться, что-то бросать. Вот в эти вещи надо играть: кидать камни, палки, догонять друг друга, ловить. Каждый отец может это легко делать.

Вы говорите, каждый отец может легко это делать. Я видела, когда гуляла со своими детьми, довольно серьезных отцов (в последнее время отцы – часто возрастные мужчины), они совсем забыли, как быть маленьким ребенком. Их детство уже давно ушло, они за это время обрели статус, положение, успех, деньги. Им кажется ниже своего достоинства вдруг опуститься на уровень ребенка и бегать с ним по площадке, когда другие на него смотрят с удивлением и думают, что он в этот момент потерял свой статус. На самом деле это, наверное, не так. Как же мужчине, когда он осознает эту проблему, сделать этот переход от своего статусного положения, ведь он сейчас не на работе? Как сменить роль?

– С одной стороны, дома-то никто не видит, статусный ты или нет. Да и во дворе можно спокойно поиграть со своим ребенком. С другой стороны, мне немножко жаль тех, кому статус не дал свободу, а сковал жизнь. Я знаю состоятельных людей (не скажу, что их очень много), которые с удовольствием вместе с нами играют, приходят на совместные игры с детьми. В этот момент все становятся равны (как в бане). В бане твой статус совершенно не имеет значения: попарились и пошли по своим делам. Так и здесь мы все становимся равны. Нужно задуматься: чего я хочу, каким хочу видеть моего ребенка? что могу дать ему, что моя статусность сейчас ему даст? Сложно сказать, такой совет может не подействовать. Сложно со стороны изменить человека. Я дам совет, но он может не подействовать, только внутри себя человек может переосмыслить что-то, понять: я хочу, чтобы мой ребенок научился каким-то качествам, научился взаимодействовать с другими, а для этого мне нужно показать ему пример. Поэтому я беру и делаю что-то для своего же будущего, чтобы потом не кусать локти и ребенка как можно раньше отпустить в свободную жизнь.

На занятиях в проекте «Усатый нянь» мужчины играют с детьми, много времени проводят на улице, и это в основном только игра. Возникает вопрос: где же элемент воспитания? Он там присутствует. Его очень сложно увидеть невооруженным глазом, тем не менее перемены-то мы наблюдаем. Только что дети садились на санки и просили, чтобы их везли, а теперь они уже сами грузят свои вещи на санки и везут их за собой. Вначале они приходят на чаепитие после прогулки, садятся и ждут, пока их обслужат, а через какое-то время сами накрывают на стол, делятся принесенной едой. Перемены на виду, но методика, по которой происходят эти перемены, где-то за кулисами. Как же должна быть выстроена игра с ребенком, чтобы она не превращалась просто в приятный досуг? Это тоже прекрасно, но если игру можно использовать как методику воспитания, очень хочется это сделать. Для этого нужно знать азы, секреты, которыми Вы владеете. Поделитесь.

– Секреты очень простые. Каждый раз, когда я играю с ребенком, держу в голове некоторые моменты. Первое: игра – та же жизнь для ребенка. В игре ребенок проживает много того, что потом пригодится ему в жизни. Соответственно, только через игру я могу его научить, пока он маленький, каким-то правилам. Значит, я не должен идти у него на поводу. Мы установили правила, мы с ним договорились (или я их установил, пока он не умеет договариваться). У нас коллектив детей. Ребенок нарушает правила – за нарушение что-то случается. Вышел за границу территории, играя в догонялки, – автоматически стал водить. Тут не должно быть поблажек: ну ладно, сегодня прощаем, а завтра будет по правилам. Если такое случается каждый раз, ребенок привыкает, что все это болтовня, что правила не для него; можно сказать, ребенок ощутил, что он управляет процессом, родителями.

Другой момент – ребенку должно быть интересно. Если ему неинтересно, пока он маленький, мы ничем другим увлечь его не можем. Он не будет играть. Мы всегда балансируем на грани «сложно» и «интересно». Ему интересно и просто – я делаю игру чуть сложнее, быстрее бегаю, например. Если я побегу сразу в полную силу, он меня не догонит, ему будет неинтересно. Если я буду слишком поддаваться, идти как черепаха, он меня пару раз догонит и потеряет интерес. А если я постепенно увеличиваю скорость или создаю какие-то препятствия, ему становится интересно: ух ты, я уже так могу, я могу догнать, могу преодолеть препятствие. Если я еще буду отмечать его успехи, подбадривать его, тогда он и развивается. Я всегда держу игру на острие, на грани сложного и интересного. Это два простых рецепта. С одной стороны, ему должно быть интересно, с другой – есть правила, которые не нарушаются.

Бывает, дети нарушают правила, у них есть некоторая воспитательная аномалия, и они начинают плакать, кричать «я с вами не дружу», некоторые начинают обзываться. Такому ребенку мы разрешаем плакать и говорим ему: слушай, у нас такие правила, мы договорились и все играем. Только из-за того, что тебя это не устроило, мы не можем по твоим правилам играть. Если хочешь играть с нами – продолжай, если нет – подожди в стороне, мы поиграем, а потом в другую игру будем играть. То есть мы не прерываем радостный процесс ради того, чтобы утешать ребенка. Бывает, ребенок ударился, что-то случилось. Мы его пожалеем, конечно, но бывает, что ребенок, которого пожалели, начинает «накручивать». Тут мы говорим: мы тебя пожалели, но есть еще другие дети. Надо понимать, что есть дети, которые тоже чего-то ждут. Если мы начинаем одного ребенка жалеть, мы воруем у этих детей их радость развития и отдаем все одному. Это тоже несправедливо. Поэтому мы продолжаем игру с другими детьми, кругом радость, смех, веселье, ребенок ждет и через какое-то время понимает, что тоже хочет играть.

Бывает, мы его впускаем в игру в новой роли, не возвращая в предыдущую роль. Все зависит от того, какую работу ребенок над собой проделал. Здесь все не жестко. Если он приложил усилие, поменял свое состояние, из немощи подвинулся в сторону «я могу, я хочу, я готов с вами сотрудничать не только для себя, но и учитывая ваши интересы», мы можем его взять неводящим. А в следующий раз скажем: хочешь играть – вернись в ту роль, в которой ты был. А кого-то можно и сразу в эту роль поместить.

Вы меня убедили, что игры действительно могут стать инструментом воспитания, да я в этом и не сомневалась... Сейчас мы подробно услышали, как можно использовать игру, чтобы ребенка, во-первых, научить взаимодействию в коллективе, во-вторых, помочь ему не стать манипулятором, который требует к себе внимания. Все очень грамотно, хорошо, через игру, а не через менторство, назидание.

Но у вас ведь и практические навыки детей развиваются. На отсутствие навыков обычно жалуются мамы. Мама говорит: я забираю ребенка из детского сада и прошу его надеть на себя колготки и комбинезон. Ребенок годами предпочитает этого не делать, хотя умеет. Он хочет, чтобы это делала мама. И мамы месяц за месяцем жалуются на одну и ту же проблему и не знают, как его заставить. Не кричать же на него, не бить? Наверное, есть другие методы, потому что я как раз видела, как ваши дети вдруг становятся самостоятельными, хотя на них никто не кричит, никто им не говорит: «Фу, какой ты несамостоятельный». Нет простых и деструктивных способов воздействия на ребенка, а есть конструктивные. Какие?

– Нет универсального рецепта. Почему папа здесь включается? Потому, что папе эти вопросы решать гораздо проще, у него нет такой привязки. Мама с ребенком связана гораздо больше и теснее, у мамы был период, когда ребенок был немощный, ничего сам не мог. Он плачет, мама подходит, прикладывает к груди, укутывает или раздевает, моет. Эта связь формируется, и мама не распознает, когда пора бы уже отпустить... Папе проще эти вопросы регулировать. Ребенок не одевается или не слушается – можно попробовать через игру.

Мы иногда ходим в другие детские сады и там налаживаем воспитательные процессы, чуть помогаем собрать детей в адекватное состояние. Как я делал со многими детьми? Не всегда это работает, но можно попробовать сделать одевание игрой. Вот штаны, они от тебя убегают, значит, надо их поймать и на себя надеть. Процентов 50–60 детей включаются. Другим нужно другое. Нужно искать механизм. Можно представить, что вы опаздываете на поезд, но при этом есть возможность брать ребенка или не брать. Могу сказать: если ты сейчас не оденешься, я ухожу, мне нужно по делам. Действительно, бывают срочные дела. Если ты со мной, то одевайся, если нет, то остаешься. Если есть возможность ему остаться, нужно сделать так, чтобы он остался. Хотел с вами, но не пошел. Все зависит от конкретной ситуации. Только это не должно быть угрозой. Если ребенок маленький, а я ему скажу: «Если ты не оденешься, останешься один дома», я ведь его одного дома не оставлю на самом деле. Пугать не надо такими вещами. Мы детям говорим реальную ситуацию. Но если я что-то сказал, мне придется это исполнить.

Надо довести до конца.

– Да. Из практики со своими детьми: бывает, когда дети входят в возраст 4–6 лет, они начинают очень сильно упрямиться. Бывает достаточно просто принять, что они имеют право на свое мнение, чтобы он стал что-то делать. Бывало, ребенок говорил: не буду одеваться, не хочу. Я спрашивал, сколько ему нужно времени, чтобы одеться. Он отвечал: пять минут. Что такое пять минут, он не понимает. Я его оставляю, отхожу. Проходит секунд 15 – он готов.

Воспитание – это не вычитанная в книжке простая история. Каждый ребенок со своими особенностями, их надо учитывать. Нужно иметь желание играть. Когда я воспитываю, я, в принципе, играю в какую-то игру. Я пробую такой ход, потом другой. У меня есть цель, к которой я должен прийти, не применяя насилия. Я хочу, чтобы ребенок что-то сделал, чему-то научился и потом делал это без меня. Я начинаю играть, выстраивать ситуации, где он случайно думает, что это он сам придумал, сам сделал, а на самом деле мы это подстроили. Со стороны взрослого опыта мы больше понимаем, видим причинно-следственные связи, выстраиваем ситуацию так, что ребенок принимает то решение, которое мы считаем правильным, которое необходимо. А если я напрямую буду ему это говорить, он так не сделает. Кстати, мудрые женщины так поступают с мужьями.

Потому что мужчины, как известно, тоже дети. По крайней мере, есть такой стереотип.

Вы упомянули про убегающие штаны, которые надо поймать и надеть. Вроде очень простой рецепт. Почему он не приходит в голову, непонятно. Мне как опытной маме кажется, что это точно сработает с большинством детей. Но для этого нужно как-то по-другому смотреть на процесс воспитания, с бесконечным творческим подходом, который включается не раз в неделю, когда мы решили с ребенком заняться творчеством, – это ежедневное творчество, каждое мгновение. Откуда черпать творческую энергию? Чтобы не выйти из себя, не опустить руки, а придумать что-то такое простое, действенное и приятное и для ребенка, и для родителя, надо иметь определенный склад ума? Или чутье можно развить?

– Однозначно можно развить. Вот мы играем в шахматы. У нас есть соперник. Если мы умеем играть, мы можем злиться, что проигрываем, а можем искать решение. Или играем в футбол, в любую игру. Если я чего-то очень сильно хочу и расстраиваюсь – все пропало. Я начинаю воспринимать своего соперника как врага. А если я его принимаю как родного человека, друга, брата или ребенка, начинаю играть с ним. Я ставлю вопрос, как мне сделать так, чтобы ребенок выполнил определенные действия.

А до этого я соглашаюсь с тем, что я вообще ничего не понимаю. У меня были какие-то задумки; прихожу и понимаю, что там такое сопротивление, что методика, которая работала со всеми детьми (стопроцентный вариант), не работает. Надо принять, что нужно изобретать что-то новое. Не продавливать. Я убедился: как только начинаешь давить, возникает сопротивление – и ничего не получается, отношения идут на разрыв. Ребенок еще больше упрямится, я еще больше злюсь и начинаю на него кричать или через силу тащить его. Потом это множится. Нужно принять: я не знаю, как с ребенком обращаться. Это побуждает меня каждый раз искать новый способ, эти способы множатся, и чем больше я пробовал новых способов, тем проще мне в каждой ситуации, потому что она уже в подсознании. Идея со штанами – я ее один раз попробовал, с другим ребенком попробую; если не сработает, придумаю что-то новое. Таких элементов, вариантов у меня накопилось много.

Будем ждать от Вас книгу с такими наработками. Они кажутся простыми, но настолько действенные, гениальные в своей простоте, что это надо записывать и этим делиться.

Записала:
Маргарита Попова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс