Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №31 (1024) → Евгений Никифоров, директор радио «Радонеж»: Только в трудностях человек начинает отдавать отчет, где его сокровища

Евгений Никифоров, директор радио «Радонеж»: Только в трудностях человек начинает отдавать отчет, где его сокровища

№31 (1024) / 12 августа ‘19

Плод веры

Мы беседуем с любимым миллионами наших сограждан директором радио «Радонеж» Евгением Никифоровым. Добрый день, Евгений Константинович!

– Здравствуйте! Очень рад Вас видеть. Что ж так мало-то? Миллионами не только российских граждан, но и всего мира. Дело в том, что по официальному названию мы – всемирное русское православное вещание. Это не потому, что мы были так амбициозны, когда начинали, нас благословил так называться Святейший Патриарх Алексий в свое время по одной простой причине чисто формального свойства. Мы работали уже тогда на коротких волнах, а они обеспечивали именно всемирное вещание. Это был очень интересный диапазон, который сейчас полностью демонтирован в России, хотя остался во всем мире. С другой стороны, «Радонеж» – русское вещание. Я спрашивал у Патриарха: «Ваше Святейшество, как назваться? Всемирное православное вещание?». Он говорит: «Нет». Потому что он был канонистом. Просто «всемирным» мы назваться не могли, потому что есть Русская Православная Церковь, а есть еще много других православных Поместных Церквей. (С чем сейчас, собственно, и столкнулись: проблем, которые возникают в Православии, много, и надо все их решать соборно.) Так что «Радонеж» – всемирное русское православное вещание, которое сохраняет свою всемирность, потому что у нас большая аудитория за границей.

Технологии так развиваются, что мы никак не можем позволить себе устаревать или быть вне трендов современного вещания, поэтому у нас большая аудитория и в интернете. Вы можете спокойно зайти на наш сайт и слушать радио «Радонеж» в интернете через мобильное приложение. Очень удобно. И это действительно большое преимущество, потому что там, где есть Wi-Fi, – вообще нет никаких проблем, а в Москве 4G всюду. То есть когда едешь в машине, уже не нужно подключаться, входить и выходить, все происходит автоматически.

Меня технологическое развитие, в общем-то, радует. Хотя наши православные боятся всяких шестерок, которые готовы их погубить. Но для нас это большой плюс, потому что скоро будет 5G, новая технология, которая вообще устранит, мне кажется, эфирное вещание, мы перейдем в новый формат. Это настолько революционно! И это будет в ближайшее время. В Москве это будет уже к концу этого года. По крайней мере, экспериментально. А в Северной Европе и США уже сейчас, с этого года, мощнейшее 5G–вещание. Это отдельный рассказ...

В Скандинавии вообще отказались от коротких волн, средних волн и перешли исключительно на интернет-вещание. Нас уже воспринимают как динозавров, скажем так...

– Даже не на интернет-вещание, у них цифровое вещание. Они отказались даже от FM-вещания. А FM-вещанию всего лишь двадцать лет, пятнадцать в Москве, и мы уже привыкли к этому. А технологии развиваются. Еще недавно был граммофон, потом пластинки, винил (люди покупали специальные головки, чтобы звук был). Потом были кассеты, потом диски. Где сейчас диски? Их нет, только технически иногда применяют. А так – все качают из интернета различные программы, что и хорошо. Но это – с одной стороны.

С другой стороны, нужно подстраиваться к этому миру. Мы же живем на пожертвования наших православных слушателей. А они немножечко инерционны. Поддержать любимое – достаточно сложно. И разъяснить, как это сделать, достаточно сложно, хотя сам процесс пожертвования очень простой, буквально в один-два клика.

Для наших слушателей и для зрителей, смотрящих канал «Союз», очень важно понимать, что мы живем исключительно на пожертвования наших слушателей (зрителей), и нужно быть сознательными слушателями, сознательными зрителями. Нужно понимать: если ты этого хочешь, тебе это нравится – поддерживай. Поэтому мы сейчас называемся (пока еще не в официальном названии) братством эфирным. Те, кто нас поддерживает, – наше братство. Есть люди, которые разделяют наши ценности, мысли. Они хотят это слушать. Мы от них зависим, они от нас зависят. И меня это очень радует.

И мы должны очень тонко чувствовать реакцию наших слушателей, с одной стороны, а с другой стороны, не быть слишком популистскими, «желтыми», не гоняться за чем-то жареным и, как нам кажется, востребованным. В общем, это сложный процесс разговора со своей аудиторией. И я этому очень рад, потому что это близость и разделение ответственности тех, кто говорит, и тех, кто слушает. Ведь слушатели принимают интерактивное участие, звонят нам в эфир постоянно. Это крайне интересный процесс, и для журналиста это, конечно, захватывающая профессия.

Как меняется ваша аудитория в связи с новыми форматами?

– Поди узнай. Понимаете, это всегда для нас было загадкой. Мы даже устраивали специальные соцопросы. Надо же контакт, о котором я говорю, иметь, его выстраивать, и я сейчас расскажу, как это у нас устроено. Начинали мы с социологических опросов, пригласили специальные службы, даже деньги заплатили, они написали нам профессиональнейшие анкеты, где по 23 пунктам нужно было оценить: что нравится, что не нравится, какая возрастная аудитория. В общем, очень серьезная работа. Оказалось, что нас слушают все возрастные категории, и людям нравится все, что мы им даем.

Если говорить объективно, то наша аудитория, конечно же, прежде всего пожилого возраста. Это инерционно наша аудитория, которую мы нарабатывали тридцать лет. Мы же первая независимая радиостанция России вообще! Первая радиостанция свободной России. Мы вышли на полгода раньше, чем «Эхо Москвы». С тех пор люди как слушали нас, так и слушают. Тогда они были молодыми, сейчас уже стали зрелыми людьми. Но вместе с тем большая аудитория и молодежная (относительно молодежная, по крайней мере, по замерам мы так ее видим).

Все зависит от авторов, от ведущих. Какой ведущий, какой автор, такая и аудитория. Наши передачи делятся не по рубрикам, а по радио-приходам. Радио-приход отца Артемия Владимирова, отца Димитрия Смирнова, отца Олега Стеняева, отца Андрея Ткачёва и других наших батюшек. И наша задача, собственно, в том, чтобы привлечь ярких личностей, которые «пробивают» эфир, которых хочется слушать, которые интересны. Они вечно молоды. Это вечно живые люди, потому что они живут Христом. А Христос – это вечная юность, это вечные 33 года. Я грешным делом считаю, что мне тоже где-то тридцать три. По крайней мере, внутренне себя так ощущаю и соотношу свою деятельность прежде всего с тем, что завещал говорить и проповедовать Христос.

Вы сказали, что радиостанция была первой независимой в России. Но также и газета «Радонеж» успела застать, как Вы писали, цензурные органы Советского Союза. Вы демонстрировали у себя на странице в Facebook печать Главлита...

– Причем последнюю. Потому что через пару месяцев их вообще закрыли. Мы были последними, которые пришли, и они нам залитовали книгу святителя Игнатия (Брянчанинова), которую мы выпускали.

Выходили мы как газета уже без Главлита, это был 1995 год, но все равно это одно из первых изданий… И наша православная жизнь и международное медийное пространство существуют не всегда синхронно. Если на Западе и основные наши мейнстримовские газеты сейчас существуют так: примерно 1/3 продаж, 1/3 – подписка, 1/3 – раздача (и это совершенно естественная ситуация), то у нас все немножечко по-другому. Да, и большая часть уходит в интернет. Это касается, кстати, и Financial Times, и «Радонежа». Хотя в Financial Times невероятные ресурсы привлечены, на то они и «финансовое время» (если перевести на русский язык). Это мировая тенденция.

У нас же по-другому. Хотя мне говорили, что газета скоро загнется, – ничего подобного. Мы сейчас еще не видим потолка. Если бы у нас было нормальное финансирование... Это сейчас наша беда, мы не можем себе позволить просто так газету раздавать. Это иждивенчество: как бы кто-то обязан кого-то просвещать. Было такое понятие – миссии. Сейчас я категорически против миссии. Если мы обращаемся к серьезным людям, у которых есть серьезная потребность что-то узнать от людей, которые знают больше (или профессионально чем-то занимаются, тем самым уже по определению больше знают), то, простите, нужно последних поддерживать. Халява (в частности, духовная халява), я считаю, недопустима. Нужно сознательно относиться к своей душе. Это работа. Если вы действительно хотите что-то получить, вы должны поддержать тот ресурс, из которого черпаете. Там еле-еле душа в теле. Потому что православных вообще не очень много в России. Не тех, кто называет себя православными, – таких у нас за восемьдесят процентов. Тех, кто ходит в храм, кто сознательно относится к своему духовному росту, не очень много. Называют до десяти процентов, но я думаю, 15 процентов – здравая оценка. Опираться-то мы можем на это, мы работаем для Церкви. А если для Церкви, для круга нашего расширенного братства, то, дорогие братья и сестры, не забывайте поддерживать этот ресурс.

Повторюсь, у нас сейчас, несмотря на невероятную финансовую скудость, тираж еще не знает потолка. Мы сейчас выходим только по Москве (к сожалению, мы можем только Москву обеспечить), и подписка – вся Россия. Московский тираж у нас тридцать тысяч, а это больше, чем у других бумажных московских изданий, включая «Независимую газету». Так что я горжусь, что газета есть, что она находит своего читателя. Просто немногие любят читать интернет. Мне многие батюшки говорили: «Я люблю прийти, по старинке раскрыть газету, почитать, что у нас вообще происходит, посмотреть ответы на те вопросы, о которых просто иногда нет времени подумать». Мы стараемся дать оперативные, ясные, блистательные иногда публикации. Даже я бы сказал – не иногда, а всегда. Потому что такие, как Худиев, Мараховский и многие другие наши пишущие авторы, – это настоящее сокровище. Их тоже, кстати, очень мало. Задача все это собрать, как жемчужины. Много ракушек в море, а ты поди прыгни, закрыв нос, пробудь под водой пять минут, вытащи эти ракушки, и из сотни – одна жемчужина. Вот примерно так мы работаем.

Уже много лет существует знаменитый кинофестиваль «Радонеж», но я недавно столкнулся с такой интересной Вашей оценкой самого фестиваля. Вы написали, что это самый большой в мире кинофестиваль-невидимка. Почему?

– Для России невидимка. Потому что это документальное кино, и оно проходит большей частью по разряду арт-хаус. То есть фестивальные фильмы мало кто видит. Мы получаем (отборочная комиссия) громадное количество, ежегодно до 300 фильмов – это очень много. Фестиваль по международным стандартам – 30 фильмов в отборочной комиссии. 30 фильмов – фестиваль есть, можно смотреть, можно показывать, можно анализировать. Здесь 300. На конкурс проходит до 200 фильмов, а уже лауреатами становятся 30 (иногда 40). Все фильмы – высокого качества, высокопрофессиональны и убедительны в духовном смысле, так что выбор уже в какой-то степени связан со вкусами членов жюри. Вот у меня на груди сейчас лауреатский значок нашего фестиваля – всех невозможно наградить, иначе потеряете смысл, где все-таки лучше. Здесь, как на Олимпиаде, когда тысячные доли секундочки отделяют победителей – лауреатов.

Фестиваль показывает, что Церковь наша – живой организм (из 15 православных и не православных стран мира присылают фильмы о Православии, где жива еще православная жизнь). Это такие срезы, интересный социологический анализ – кто посмотрит фильмы фестиваля, не надо там статистики, все понятно: Церковь жива, она благоухающий организм (замечательные батюшки, замечательные матушки, замечательные монастыри, замечательные прихожане, замечательные миряне). Многообразие. В благотворительной и просветительской, в любой другой сфере жизни нашей Церкви, но меня каждый раз восхищает, что это всегда очень интересно, талантливо и заманчиво. Но посмотреть это можно только в течение недели, когда мы показываем, с 9 утра до 9 вечера в Доме кино (это до сих пор самый большой кинотеатр России – 1600 мест). Сейчас же маленькие мультиплексы, они разбиты: зал 50, 100 человек может быть, может, чуть побольше. Зальчики маленькие, а здесь – переполненная аудитория, целую неделю люди идут, сеансы за сеансами, и люди смотрят эти фильмы. Так что я приглашаю и в этот сезон (в конце ноября обычно мы показываем) перед Рождественским постом. То есть заговение на Рождественский пост таким образом происходит, приглашаю прийти посмотреть. Мы же для кого работаем? Мы – отборочная комиссия или редакция документального кино для «Союза», для «Спаса». Но, оказывается, и здесь мы сталкиваемся с трудностями, потому что американцы нам навязали чудовищный закон об авторских правах. Они-то преследуют свои цели, у них музыкальная индустрия и киноиндустрия, там продюсеры не заботятся о выражении смыслов общечеловеческих, человеческого духа (как Станиславский), как у нас учат в училищах театральных. Нет. Это промышленность, которая должна отбить вложенные деньги и принести доход, поэтому для них закон об авторских правах – это их заработок, и они навязывают нам вот эти права. Мы все это подписали успешно, чтобы «Союз» или «Спас» нормально получали возможность производить, покупать, приобретать (даже дарение здесь невозможно) наши фильмы. Так что эти сокровища оказываются в значительной степени не востребованы, поэтому это фестиваль-невидимка.

Вы в своих публикациях в Facebook иногда противоречиво, дискуссионно высказываетесь. В частности, я прочитал такую Вашу фразу: «Дети не ангелы. Они злы большей частью. Они прикидываются ангелами света, чтобы нас обезоружить и подчинить своим прихотям». Очень интересно слышать от одного из создателей знаменитой гимназии «Радонеж».

– Потому что мы там из детей делаем ангелов. Там, в православных школах. Понимаете, это был, естественно, провокационный пост (и Вас это задело, как и многих, – как же так?). Все мы умиляемся: дети – ангелы. Я себя помню ребенком очень раннего возраста – я был и злой, и агрессивный, и у меня были такие мощные эмоции… Дети очень эмоциональные существа, слава Богу, что у них нет оружия, – они поубивали бы всех (и пап, и мам в том числе). Рэй Брэдбери в одном из своих фантастических рассказов описал, как дети могут быть злы, да и многие крупные писатели именно эту мысль развивали, что дети просто безоружны в силу того, что они слабы, маленькие и так далее. Природа так создала, как создала женщину. Женщину как называют? Детка моя, деточка моя – ласково относятся, как к ребенку. И она в значительной степени подстраивается под эти ожидания, она изображает из себя детку. У нее нет бороды, скажу вам так, чудесная ласковая, почти что детская, кожа, дыхание нам женское нравится… Так же и дети. Природа так их устроила, Господь устроил наше сообщество, что дети (у меня сейчас внуки), и умиление у любого дедушки и любой бабушки есть, когда они наблюдают детей, превозмогает все трудности, которые доставляют дети. Просто нужно здраво ценить иногда, а иногда и не нужно. Для того, чтобы быть хорошей мамой, хорошими бабушкой и дедушкой, не нужно так серьезно задумываться о том, что я написал, лучше отдаться этой любви, и она сторицей потом отдастся вам, потому что, если вы вложите любовь, она и вернется. И задача этих школ, в частности, была – научить детей любви. Это сложнейшая вещь. Им тоже почти что по 30 лет, это первая негосударственная школа России с 1 по 11 класс, очень разные. В Москве их очень немного – 6 полноценных школ, 3 из них в свое время были учреждены «Радонежем», и все они с разным лицом. Все испытывают большие сложности, потому что негосударственные, вынуждены находить себе спонсоров или просить родителей о помощи. Это тоже сложновыстраиваемый формат экономического финансового существования таких школ, но я должен сказать, что эксперимент удался полноценно – сейчас оправданы все мои ожидания (уже по 20 выпусков полных), я вижу, что из гимназии вышли полноценные сейчас уже папочки и мамочки, которые привозят уже своих детей к нам в гимназию. Они состоялись в семейной жизни, состоялись в профессии, состоялись в Церкви. Это такое национальное сокровище – выпускники наших школ. Так что мы выполнили свои обязательства, взятые перед нашей Церковью, перед нашим обществом, в конечном счете, гимназия – это качественный продукт. А почему это происходит? За счет атмосферы любви. Здесь есть оценки, есть требования, но все они совершенно другого свойства. Атмосфера любви между учащимися и учащими внутри школы, между старшими и младшими: они друг дружке помогают, младшенькие болеют за старшеньких, старшие помогают младшеньким. Это все очень приятно. Атмосфера любви раскрепощает детей. То есть невротизм, на который жалуются все педагоги во всей стране и в мире в целом, невротизация школьного процесса у нас отсутствует. А невротизация это что? Когда зажимы задерживают большую часть энергии в человеке (когда невроз 60–70% – это беда, а психоз еще хуже). У детей то же самое – половина их энергии может аккумулироваться на то, чтобы невроз поддерживать, а у нас благодаря любви и доверию они раскрепощаются, не надо тратить силы на ненужные совершенно вещи – невротические страхи и переживания, и они больше усваивают. Сам педагогический процесс (уже не воспитательный), образовательный, становится еще более успешным. 30 лет блистательного эксперимента. Но где он востребован? Мы до сих пор уговариваем общество, чтобы хоть какие-то уроки основ православной культуры были внедрены. Люди, враги нашей Церкви, нашего общества (русского в целом), нашей цивилизации, нашего государства хотят одного: чтобы этого не было. Они пугают население, прорабатывают им мозги с помощью средств массовой информации. А как же так? Вот она, отделена Церковь, вот вас попы запугают и плетут околесицу. Это абсурд, непонимание вообще сути человеческого развития. Это предрассудки и по большей части злобные.

Спасибо за разговор, спасибо за Вашу многолетнюю деятельность во благо Церкви.

– Я думаю, что это был важный разговор, мы поговорили о наших разных проектах. Мы перепробовали практически все инструменты просвещения, которые выработала наша Церковь в современных условиях, показали, что все они деятельные и действенные, что они все благодатны, что они могут быть использованы нашим обществом. Поэтому, друзья, не поддавайтесь на антиправославную, антиклирикальную и любую другую пропаганду. Просто следуйте своему здравому смыслу и своему сердцу.

Записали:
Нина Кирсанова,
Елена Чурина

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз»:
https://tv-soyuz.ru/peredachi/plod-very-direktor-radio-radonezh-evgeniy-nikiforov-chast-12;
https://tv-soyuz.ru/peredachi/plod-very-direktor-radio-radonezh-evgeniy-nikiforov-chast-2

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс