Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №23 (1016) → Протоиерей Александр Трушин: Очень важно, чтобы человек ставил на первое место Бога, а уже потом все остальное

Протоиерей Александр Трушин: Очень важно, чтобы человек ставил на первое место Бога, а уже потом все остальное

№23 (1016) / 17 июня ‘19

Беседы с батюшкой

День Святой Троицы, схождение Святого Духа – это день рождения Церкви. Вопрос о границах Церкви, когда человек является членом общины, участвует в приходских мероприятиях, но по каким-то своим грехам не участвует в таинствах. Как его рассудить? Он в Церкви в этот момент или вне Церкви? Или находится в ней формально?

– Вопрос больной для каждого священника: каждый священник переживает, чтобы человек оставался в стенах Церкви, а сейчас практикуется только Крещение или только пребывание на Божественной литургии на большой праздник. Такие люди встречаются. Спрашиваешь их: «Как давно вы исповедовались?». – «Каждую Пасху». Человек бывает на Литургии только в Пасхальные праздники… Такие себя называют христианами, но явно живут вне стен Церкви. И есть иная категория людей, которые постоянно ходят в храм.

Но мы встречаемся с проблемой, что люди абсолютно невнимательно живут, невнимательны к слову Божиему, к слову святых отцов, проповеди, живут какой-то своей жизнью. Раньше казалось, что этим заняты старушечки. У них свои сложившиеся мнения, традиции, и даже находясь в Церкви, они по своим личным приметам живут. Но оказалось, что эта болезнь захватывает людей любого возраста.

Наверное, для каждого священника желательно эти проблемы рассматривать, чтобы укреплялось наше сообщество. Когда мы говорим: «Братия и сестры!», подразумевается, чтобы семья церковная укреплялась, а не разбредалась. Все больше появляется людей, требующих от Церкви (мягко выражаясь) функции бюро добрых услуг: «Дай» или «вы должны», «вы обязаны», «почему у вас этого нет…».

Иногда люди ходят по нескольку лет, и они абсолютно не крепкие. Мы сейчас не говорим о каком-то подвиге – насмерть стоять или голодать, нет. В повседневной жизни видно, как многие боятся или ленятся духовно проповедовать Христа среди мирян. Каждый священник встречается с такой проблемой.

Предположим, совершается какая-то треба в Церкви (допустим, Крещение ребенка), и видишь, что люди совершенно неподготовленные. Начинаешь их спрашивать: «Почему вы не поинтересовались, прежде чем прийти в Церковь такими вещами, как расписание служб, что такое Литургия, во сколько надо прийти, во сколько быть, во сколько не быть?». – «У нас бабушка ходит в церковь». Вопрос: «Бабушка вам объясняла что-то?». – «Нет». Бабушка находится рядом. «Марьванна, а ты почему своим внукам не рассказала, как им подготовиться к Крещению?». – «Ну, молодые, пусть сами разбираются». И это не единственный случай, когда христиане по каким-то причинам не проповедуют церковную жизнь или боятся это делать. Мы сейчас не говорим «навязывать», а буквально проповедовать.

Неужели ты, постоянно ходя в церковь, не можешь объяснить функцию крестного, понимание ответственности за таинство Крещения? Не может быть, чтобы не понимала. Нет, понимают, но не объясняют. По этим вещам видишь, что люди некрепки в своей верности, в своих духовных знаниях. Начинаешь подробнее спрашивать – уж тут вообще молчу… Многие батюшки говорят: полезно было бы, если бы после проповеди можно было сделать опрос, о чем была проповедь: маленький зачет – выпускать из храма при условии, что человек расскажет, о чем была сегодня проповедь. Это ужас вызывает. У меня ощущение, что 50% не слышали и не поняли, о чем была проповедь. Хорошо, я косноязычный. Другого проповедника слушали. «О чем была проповедь?». – «О чем-то там батюшка говорил, как всегда». Удивительно. Получается, что слово Божие не разносится людьми, ходящими в церковь. И я обратил внимание, что многие священники (и себя отношу к этой категории) начали стараться вразумлять именно паству – не выходить далеко за пределы…

Мы будем говорить о празднике Вознесения. Господь перед Своим Вознесением (как мы читаем у евангелиста Матфея) благословляет, просвещает все языки. Вот языки сошлись в храме или вокруг твоего храма – тут могут быть и люди разных национальностей, по-разному понимающие Евангелие: проповедуй! И тут почему-то нападает абсолютное стеснение…

Зато в кого пальцем ни ткни, все знают какие-то околоцерковные приметы. Такое ощущение, что люди рождаются с этими знаниями, и независимо от того, сколько человек ходит в церковь, он всегда знает, через какое плечо нужно подать свечечку, а через какое нельзя, и так далее. Порой это никакого отношения к церковной жизни не имеет: люди не омывают свои знания новым потоком информации. Есть то, к чему привыкли, – этакая форма фарисейства получается. Привыкли – новое никак не воспримут. Я считаю, что это немаловажный фактор, особенно для современного общества. Сейчас мы эту проблему видим.

И, я считаю, когда приходит праздник, очень важно, чтобы человек ставил на первое место Бога, а уже потом все остальное. Спрашиваешь человека (вроде ходит в храм уже несколько лет) не очень строго: «Почему тебя не оказалось на праздничной Пасхальной литургии? Ты заболел?». – «Ой, батюшка, я не успел покрасить яички, а ведь Пасху так нельзя встречать! Мне надо было успеть к утру». И он пренебрег из-за этого Пасхальной литургией! Зато к утру, когда было последнее освящение куличей, крашеных яиц после Литургии, он успел со свежевыпеченным куличом и крашеными яичками – оказалось, что ритуальное, внешнее для него важнее, чем быть на богослужении.

Мы сейчас будем с такой же проблемой встречаться, когда будем праздновать Сошествие Святого Духа – праздник Троицы. Понятно, что Господь посещает нас, и мы ощущаем радость праздника, пребывая на богослужении. Сделай маленький экзамен для себя: «Подходит Троица – что я успел, что мне удалось изменить в себе, с чем плохим я справился, а с чем не удалось?»… Нет. Человек спрашивает: «Батюшка, а если мы срубим целиком березку – это грех? Или обязательно нарезать веточки?». Жаль, что теряется духовный смысл, духовная жизнь, которая для многих перетекает во внешние действия. Костюм становится дороже человека, на котором этот костюм.

Наш современник на вопрос, исповедуется ли он и причащается ли, говорит: «А я был у Гроба Господня» – «Хорошо, а когда исповедовался последний раз?». – «Вы знаете, нас водили по таким Святым местам…». И мы разговариваем, – но каждый на своем языке. Конечно, хочется, чтобы человек заглянул в свое сердце: «Ты был у Гроба Господня – Бог тебя привел к месту, откуда начались проповедь, жизнь вечная, Воскресение Христово. Что с тобой произошло?». – «Батюшка, было так жарко, мы так долго в очереди стояли, но никто не ушел!». Этого достаточно: для него это уже героизм. Конечно, кто-то остается в Церкви, но очень хочется, чтобы Церковь наполнялась не внешне верующими (повторяю), а осознающими глубину и чистоту праздника людьми.

Вопрос телезрительницы: «В церковь не хожу уже 5 с половиной лет – я инвалид на костылях. А Вы говорите, что если не буду часто причащаться, то не буду полноценным членом Церкви. Как мне тогда быть? Я причащаюсь всего четырежды в год».

– Радость моя, могу точно сказать: судя по твоим слезам, ты церковная, может быть, больше всех нас, ходящих каждый день в храм. Не волнуйся, что ты только четырежды причащаешься.

Когда мы говорим о редком причащении, мы не говорим о людях, которые не могут дойти до храма в силу своей физической немощи. Мы не говорим об инвалидах – мы говорим об инвалидах души, у которых нет такой потребности. Поэтому, солнце мое, не волнуйся: Дух Святой причащает тебя, если у тебя есть потребность. Дух Святой причастит тебя, когда ты будешь, не слезая с кровати, вычитывать правило, готовясь к Причастию, потребишь святой водички и съешь кусочек просфоры. Поверь мне, Дух Святой не оставит тебя.

Мы сейчас говорим о людях, полных сил, а сердечко (не с кардиологической точки зрения, а с точки зрения духовной) еще как-то не оттаяло, каменистое – пусть уже даже раздроблено, не сплошным камнем, а щебенкой, но еще не стало оно теплым.

Можно еще приглашать батюшку почаще, договариваться с ним – не стесняться, найти возможность.

– Я думаю, у человека будет возможность. Попросите своих близких, тех, кто ходит постоянно в храм, пригласить священника, чтобы он Вас причастил, исповедовал.

Из своей практики могу рассказать один случай. Это было много лет назад, больше 20-ти, когда мы восстанавливали разрушенный храм. На окраине села жила старенькая женщина. Первые 2 – 3 года она ходила в храм, в те руины. Она ходила со мной среди этих руин. Мне Ксения Васильевна Елисеева была дорога тем, что она была певчей (еще 10-летней девочкой) у последнего священника в 1937 году перед его арестом. И спустя 60 лет, когда начали восстанавливать храм, она стала фактически первой певчей на богослужениях.

Причем Господь ей даровал необыкновенную память. Она многие вещи забывала, как все пожилые люди, но наизусть знала панихиду и молебен. Она закрывала глаза и пела панихиду от начала и до конца. Такое было служение.

Но перенеся инсульт она лежала, и я как священник не каждый день к ней мог заходить, попросил девушку (свою прихожанку) посещать эту бабушку на краю села. И Танечка пошла, возвращается – огромные круглые глаза. Я спрашиваю: «Что случилось?». Отвечает: «Понимаете, батюшка, я Ксении Васильевне говорю, что скоро к вам батюшка придет причащать вас, приготовьтесь» (как раз, помню, была Светлая Седмица), а она отвечает: «Да что ты, миленькая, он ко мне каждое утро приходит, ходит тут по избе, кадит (а она одна жила в избе), и все время в красном облачении. Так хорошо!». Меня это смутило: может, это уже старческие болезненные видения? И буквально через пару дней (была Светлая Седмица) я облачаюсь и иду торжественно поздравить ее в избе на краю деревни. Прихожу, развожу кадило, начинаю петь тропарь, а Ксения Васильевна, присев в своей постели, Танечку толкает и говорит: «Вот так он каждое утро у меня ходит и кадит» – было удивительное ощущение, что действительно ангел посещает человека каждый день. Конечно, я ее причастил. Про Причастие она ничего не говорила, что ангел ее причащает... Видите, как может Господь Своих избранных, Своих верных поддерживать и укреплять независимо от их болезней и от их телесных немощей…

Батюшка, в продолжение начатой темы – о Церкви, о границе Церкви, о людях в ней: возможно ли в Церкви жить своей жизнью, полностью быть самим по себе? Такое бывает?

– Господь насильно не вторгается ни в чью жизнь. Мы можем принять Его или не принять. Другое дело, что мы можем принять Его до какой-то поры, а потом дальше не хотим. Помните старую шуточку, ходящую в основном в кругу семинаристов? «Господи, помоги мне, но не сейчас, не сегодня. Помоги мне избавиться от того или иного греха, но в следующий раз»…

Мы боимся принять Христа. Не так много Церковь от нас требует, как много мы себе сочиняем и много бес на нас наводит страха. Ну и следующий вопрос: бес ли это наводит или мы сами боимся многих вещей? Речь не о том, чтобы жить в пустыне, сидеть на черном хлебе и пить воду два раза в неделю и так далее – мы сейчас не об этом говорим, а о том, насколько мы живем (как это в народе называется) «по совести» – по голосу Божиему. Если мы будем честно к себе относиться, то увидим, что мы не всегда хотим это делать. Да, разочек можно, другой можно, но не всегда же я должен быть честным? И дальше начинаются уловки, почему мы врем или почему воруем…

Человек, принявший Бога полностью (на работе он находится, или это домохозяйка, или пенсионер, или студент), не замечает изменений за самим собой, для него это становится естественным. Когда человек начинает замечать, что он делает добрые поступки, значит, он еще их не делает – он считает так, он надел маску, он только встал на путь понимания, что надо делать добрые поступки. А когда он начинает их делать, это становится для него естественным и действительно живущий церковной жизнью человек становится для нас необходимым как воздух: нам хочется с ним общаться, нам хочется рядом с ним находиться, хочется, чтобы он просто был. Вот это и есть церковная жизнь.

Человек, живя в стенах Церкви, должен почаще в себя заглядывать: есть ли люди, которые все время хотят, чтобы ты находился рядом? Не просто поболтать о последних новостях или разнести сплетни, а чтобы ты мог поговорить с ними о Боге, о вере. Тогда действительно мы исполним заповедь носите тяготы друг друга. Ведь большинство читают и не разумеют эту заповедь: «Как это можно носить тяготы друг друга – это за кружкой пива пожаловаться на свою жену или посетовать на неразумных детей?». Нет, конечно!

Это как раз когда мы с близким человеком можем поговорить о своей вере в Бога: почему она у меня не получается, почему я не могу раскрыться, – и этот близкий должен мне помочь, подсказать: «Брат, ну как ты можешь раскрыться, если то-то и то-то с тобой происходит?»… И мы услышим, во-первых, много нелицеприятных вещей (не в виде семейного скандала, а просто человек переживает за тебя), и во-вторых, это действительно поможет тебе быть добрым христианином. Вот это остро необходимо, когда человек тебя обличает из желания помочь тебе избавиться от греха. Он может сказать тебе это, а может не сказать, а потихоньку так направлять твои действия или создавать ситуацию, что ты свои плохие качества не сможешь проявить: он так мягко направляет отношения с тобой, что ты свои плохие качества не проявляешь. Вот это тоже хорошее состояние христианина – можно сказать, человека доброго, мудрого. Но раз мы с вами говорим о людях, находящихся в стенах Церкви, то эти качества необходимы: многие считают, что, находясь в храме, особенно много лет, человек может ругать других, выгонять из храма, делать громкие обидные замечания, – нет! Как раз христианин – тот, кто помогает своей любовью.

Вопрос телезрителя: «Апостол Павел, когда перед ареопагом выступал, сказал, что Бог, сотворивший мир и всё, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и всё. А современные храмы, которые строятся, все же рукотворные? Вот как в Екатеринбурге. Как это объяснить?».

– Дорогой телезритель, а почему вы решили, что те храмы, что мы строим, рукотворные? Почему не думаете, что мы кирпичом обкладываем то, что уже сотворено нерукотворно? Нам просто указано: здесь вы можете строить, вот уже нерукотворный храм здесь стоит, а теперь ваше дело построить вокруг стенки. Скажите, пожалуйста, семья – это рукотворное строительство? Она родилась раньше, а людям осталось ее только закрепить. Вот и все, вот и ответ на вопрос, я считаю.

Апостол Павел нам напоминает, что мы можем молиться везде – на любом месте обращаться к Господу. Почему? Вот у евреев в Иерусалиме было понятие, что молиться можно только в храме Соломоновом. И они стремились это делать. Нам напоминается, что мы молимся Господу, исповедуем Его всякой молитвой и прошением (…) во всякое время духом. И наше дело – то место, где мы собираемся и молимся, просто обложить кирпичом, чтобы нас не занесло снегом и не залило дождем. Вот и все.

А о том, что происходит в Екатеринбурге, трудно сказать. Есть личное мнение, поэтому давайте так: если я сейчас что-то говорю, то я это говорю как отец Александр, а ни в коем случае не от имени Церкви – уже неоднократно мы говорили, что от имени Церкви может говорить только Патриарх или благословленное им лицо, а судить о событиях в Екатеринбурге меня Патриарх не благословлял, то есть я такого благословения не имею, своего руководства не имею.

Мое личное мнение: я думаю, что там есть какое-то просто упущение организаторов – и, скорее всего, организаторов со светской стороны, а не с церковной. Это не первый случай: таких случаев много и в Москве, и в Подмосковье.

25 лет назад я начал восстанавливать храм (как раз в этом году у нас 25-летие). Когда мы начали восстанавливать руины храма, было собрание деревни – я сам видел объявление, 1-м пунктом повестки было «Не много ли места захватила Церковь?», пункт 2-й: разное. А мы тогда пытались оградить только минимум территории, которая примыкала к церкви. Когда был разговор с местными жителями, они говорили: «Вот вы хотите забор поставить, а нам некуда кур выпускать». Так что, друзья мои, Екатеринбург – это не единственное место, где такие трения происходят...

Отец Александр, от лица всех наших телезрителей мы благодарим Вас за приятную беседу.

– Во славу Божию! Всех с наступающими праздниками!

Записали:
Светлана Тодосейчук
и Таисия Зыкова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс