Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №22 (1015) → Протоиерей Игорь Петров: Внутренняя жизнь

Протоиерей Игорь Петров: Внутренняя жизнь

№22 (1015) / 10 июня ‘19

Беседы с батюшкой

Окончание. Начало в №21 (1014) 2019

Как Иисусова молитва помогает жить по Евангелию? Почему ее называют порой сокращенным Евангелием?

– Да, это совершенно верно. У многих отцов это присутствует. Очень хорошо об этом говорят нам и приснопоминаемый святитель Феофан Затворник, и святитель Игнатий (Брянчанинов), и митрополит Антоний Сурожский – есть его прекрасный доклад «О созерцании и подвиге» (тогда Антоний был еще иеромонахом, а доклад был прочитан в Западной Европе, присутствовало очень большое количество западноевропейских богословов.) И имя Иисусово для нас величайшая святыня, к которой мы должны относиться с величайшим трепетом, как мы относимся к святой воде (дерзну такое сравнение привести), к Евхаристии. То есть слово Божие мы должны произносить с полным пониманием – как на Литургии священник произносит возглас: «И сподоби нас, Владыко, неосужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати».

Мы, произнося имя Иисусово, должны понимать, что мы в принципе недостойны его произносить своими нечистыми устами. Об этом очень хорошо говорит Алексей Ильич Осипов: «„Я творю Иисусову молитву“, – вот нашелся я, такой “творец” Иисусовой молитвы!» – нет, я тяжкий грешник, который дерзает произносить имя Спасителя: в Иисусовой молитве мы называем Христа Спасителем. Говоря, что Он Сын Божий, мы, несомненно, помним о Святой Троице, Единосущной и Нераздельной. Призывая Господа, мы пребываем во всей Святой Троице, поэтому как же мы можем здесь обойтись без Евангелия? Вообще слова «имя Божие» часто присутствуют в Ветхом Завете. Имя Божие, вообще имя в ветхозаветной традиции – это всегда некое таинство присутствия Божиего. Произнося имя, мы определенным образом дерзаем сказать о присутствии Божием.

Владыка Феофан, может быть, пребывая с кем-то в некоей полемике (мы знаем, что были ереси, имяславие так называемое), подчеркивал, что главным здесь является не только само имя Спасителя нашего, а именно настроение, внутреннее состояние (если мы возьмем письма святителя Феофана Затворника, обращенные к духовенству, к мирянам, именно об этом он говорит). К сожалению, мы так устроены, что наша лукавая душа может профанировать все что угодно. Мы можем Иисусову молитву читать, совершенно не думая об Иисусе (в одном из писем святитель об этом говорит). Без созерцания Иисусова молитва не существует (вспомним нашу предыдущую тему).

Поставление себя в памяти Божией должно быть постоянным, ведь мы так устроены: можем читать молитвы, а думать о совершенно посторонних вещах. С одной стороны, это неизбежно: мы больны, не нужно от себя слишком много требовать. С другой стороны, мы обязаны это требовать. Отец наш преподобный Иоанн Лествичник прекрасно говорит, что только ангелам свойственно не рассеиваться умом во время молитвы. А поскольку мы с вами не ангелы, мы должны учиться, как говорит нам отец наш приснопоминаемый Иоанн Лествичник, держать ум в словах молитвы. А чтобы держать ум в словах молитвы (все мы знаем, что это бывает непросто), мы должны сначала себя поставить в присутствие Божие.

Святитель Феофан Затворник приводит пример. Когда мы к государю императору приходим на прием, как себя чувствуем, как себя ведем? Так же мы должны прийти ко Господу, встать на молитву, помолчать, вдуматься: сейчас я смею предстать сознательно пред очи Небесного Царя. С одной стороны, я понимаю, что Господь во всякое мгновение ближе ко мне, чем я сам к себе. Священномученик Дионисий Ареопагит говорит, что если мы призываем Бога в пречистых молитвах, то мы не Его призываем к себе (Он пребывает везде и в то же время нигде, ни одно место не может ограничить собою Его присутствие) – мы уподобляемся человеку, который находится в лодке и держит в руках канат, другой конец которого привязан к скале: подтягиваясь по канату, мы сами приближаемся к Богу. Он-то всегда рядом с нами, но, когда мы встаем на молитву, мы дерзаем, так сказать, поднять руку и позвонить человеку, от которого очень много зависит в нашей жизни... Естественно, мы испытываем ответственность, подбираем слова, выражения.

Нам нужно учиться… С одной стороны, Господь для нас – самое любимое Существо, Которое любит нас больше, чем родная мать, и жалеет больше, чем родной отец (как говорит нам святитель Феофан Затворник – или, как говорит нам Священное Писание устами пророка Исаии: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя»). С другой стороны, мы помним, что должны радоваться Богу со страхом и трепетом: Бог наш есть огнь поядающий. «Бойтесь не того, – читаем мы в Евангелии, – кто убивает тело, а кто может душу ввергнуть в геенну огненную». Естественно, мы не должны, как написал святитель Игнатий (Брянчанинов), полемизируя с представителями одной из западных христианских конфессий, кокетничать с Богом (я не буду уж говорить, о ком идет речь, но тем не менее) – фамильярности, легкомыслия быть не должно.

В молитве важно именно правильно подготовиться к ней, настроить себя. Как-то мы цитировали прекрасный текст патриарха Каллиста (5-й том «Добротолюбия»), где он вспоминает музыканта – некий музыкант, гусляр, наклонился над гуслями и играет прекрасную мелодию; гусли – это сердце, струны – чувства, бряцало – память Божия, а гусляр – это ум. Мы должны постоянно быть музыкантом, который учится управлять собой и извлекать из своего сознания правильные звуки. Святитель Феофан, будучи, наверное, самым большим знатоком святоотеческого предания, приводит такой пример. Он как бы говорит о разных режимах молитвы. Вообще, в молитве очень важно определенное напряжение – как струна на струнном музыкальном инструменте: если она перетянута, то лопается, если не натянута, не настроена, она не издает нужного звука. Мы должны учиться быть струной, которая старается издавать нужные звуки, – но не постоянно: иногда нужно побыть в тишине, положить на струны руку и просто пребывать, как учит нас приснопоминаемый Владыка Феофан Затворник, в чувстве к Богу. Удивительные слова.

Когда человек обретает навык чтения Иисусовой молитвы, это крайне важно, особенно для живущего в условиях мегаполиса. Когда мы научаемся много и часто повторять краткую молитву (и Владыка Игнатий это подчеркивает), во-первых, мы учимся пребывать в памяти Божией; во-вторых, мы учимся чувствовать, что мы зависимы от Бога, и от этого обретаем чувство трепета и благоговения ко Господу. Практика Иисусовой молитвы помогает нам очень быстро обрести тот самый ценнейший опыт хождения в памяти о присутствии Божием: «Главное, в чем надо упражняться, есть память Божия, или хождение в присутствии Божием. Старайтесь приобрести навык всегда быть в сознании и чувстве, что находитесь под оком Божиим, проникающим всю глубину вашего сердца и все внутренние движения ваши видящим» – вот об этом хотелось бы сказать.

Получается, что «хождение в присутствии Божием» – это практическое выполнение первой заповеди: возлюбить Бога всем сердцем своим, всем помышлением своим. Таким образом, к ее выполнению призваны все христиане без исключения, монахи и миряне.

– Несомненно. Кстати говоря, очень рекомендую труды святителя Григория Паламы (5-й том «Добротолюбия; когда святитель Феофан Затворник собирал эти труды, он их адресовал всем людям). Почитаем святителя Григория Паламу – почитайте эти тексты. Он пишет как раз о внутрьпребывании. Опять же, не просто святитель Григорий Палама это выдумал или достиг какими-то своими усилиями – он синтезировал Писание и духовный опыт святых отцов. Иисусова молитва помогает научиться молиться без слов. Когда человек стяжает навык непрестанной молитвы – или частой молитвы (понятно, что непрестанно молиться вообще невозможно, просто, когда апостол Павел об этом говорит, слово «непрестанно» означает «очень часто» – я думаю, это понятно всем), когда мы научаемся очень часто молиться, входить в себя, то постепенно научаемся пребывать в этом чувстве к Богу.

Хочу порекомендовать нашим зрителям прекрасный сборник (по-моему, замечательное московское издательство «Правило веры» выпустило его) – «Письма о молитве и духовной жизни». Замечательные люди собрали выдержки из писем святителя Феофана, которые касаются как духовной жизни, так и молитвы (и молитвы Иисусовой). Там очень много говорится именно о чувстве к Богу. Не всегда мы можем умом, устами произносить текст молитвы. Но мы должны научиться молиться и тогда, когда разговариваем с людьми, когда делаем какие-то дела. Порой мы напряжены и не можем даже в сознании проговаривать слова, но у Владыки Феофана есть очень яркий пример: когда мы находимся в кабинете своего начальника и нам дано задание (написать доклад или подготовить анализ, начертить чертеж), мы же, делая это, несомненно помним о присутствии начальника в кабинете, ощущаем это? Так же и в нашей повседневной жизни: самая главная заповедь, все Священное Писание, святоотеческое Священное Предание учат нас именно этому.

В этом заслуга как Иисусовой молитвы, так и любой краткой молитвы, – об этом очень хорошо написано в прекрасной статье святителя Игнатия «О молитве и поучении». «Чин внимания к себе для живущего посреди мира» – еще одна статья святителя Игнатия, где об этом говорится; это очень важная мысль, абсолютно все святые отцы об этом говорят. Просто Владыка Феофан, Владыка Игнатий, митрополит Антоний Сурожский все это синтезировали, обобщили и нам на блюдечке преподнесли.

Получается, без памяти Божией невозможно выполнение первой заповеди, а без Иисусовой молитвы, как главного инструмента, невозможно ходить в памяти Божией. Значит, к Иисусовой молитве призван каждый христианин: это необходимость духовной жизни.

– Да, конечно – об этом говорят все святые отцы, просто она по-разному должна произноситься. Понятно, одно дело, когда это монашествующий человек, другое дело, когда Иисусовой молитвой пытается молиться человек не очень наученный, живущий совершенно в других условиях. Режимы разные, но практика одна.

Здесь же замечательная книга «Откровенные рассказы странника», хотя в ней есть пара достаточно сложных мест. Очень хорошо об этой книге говорит Алексей Ильич, но преимущества этой книги заключаются в том, что она простым, доступным языком говорит о замечательных вещах, которые человек может получить, стараясь трепетно, со страхом Божиим, молиться Иисусовой молитвой, читая святых отцов (прежде всего труды святителя Игнатия, святителя Феофана, отца нашего Иоанна (Крестьянкина), к которому вся Россия ездила): не просто отец Игорь, находясь в студии, вещает и говорит о необходимости чтения святителя Феофана и святителя Игнатия – об этом говорят все авторитетные духовники у нас в Церкви сегодня, об этом говорит отец наш Иоанн (Крестьянкин). Почитайте, наберите в любом поисковике: у него удивительные проникновенные слова о наследии как святителя Феофана, так и святителя Игнатия; очень тепло архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорит о митрополите Антонии Сурожском.

С чего следует начать чтение Иисусовой молитвы человеку, который никогда к ней не приступал?

– С чтения святых отцов, которые о ней говорят. Конечно, с одной стороны, мы должны пытаться молиться, учиться этому. Это нужно когда-то начинать делать. Я порекомендовал бы почитать две замечательные статьи святителя Игнатия (Брянчанинова) в 1-м и во 2-м томах «Аскетических опытов» (во втором, по-моему, как раз присутствует статья «О прелести», очень важная). Конечно, это письма святителя Феофана Затворника – сборники писем: «Письма о молитве и духовной жизни», «Письма о христианской жизни», «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться». Конечно, более сложный текст – «Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики»: сборник лекций, которые святитель Феофан прочитал в Санкт-Петербургской духовной академии.

Потом, повторюсь, это и прекрасный доклад митрополита Антония Сурожского об Иисусовой молитве – «О созерцании и подвиге» (и много других текстов у него). Есть известный двухтомник издательства «Практика»: в тематическом указателе «Молитва Иисусова» можно найти много чего хорошего. Конечно, это игумен Никон (Воробьев), о котором так много хорошего мы знаем – очень хорошо и интересно о нем рассказывает Алексей Ильич Осипов. Послушайте в YouTube беседы Алексея Ильича Осипова о молитве Иисусовой: это человек, который не только от себя говорит, из своего глубокого опыта, но, что очень важно для всех нас, из опыта Церкви.

Часто мы видим, как человек – даже способный, образованный, многое знающий, опытный – говорит от себя. Это всегда вызывает вопросы. Владыка Игнатий (Брянчанинов) никогда ничего не говорил от себя – он сначала цитирует Писание, Евангелие, апостола Павла, потом преподобного Максима Исповедника, преподобного Дорофея, Каллиста и Игнатия Ксанфопуло (как и святитель Феофан, и митрополит Антоний Сурожский). Алексей Ильич тоже замечательно цитирует святителя Игнатия (Брянчанинова).

Итак, чтобы у нас сформировался правильный вкус, правильный взгляд, мы должны привязывать утлую ладью своей жизни к кораблю отцов, и они управят нас к Иисусовой молитве, ко Христу. Иисусова молитва не только помогает нам молиться и ходить в присутствии Божием, не просто выполнять первую заповедь. Выполнение этой заповеди – не просто внешняя обязанность, это внутреннее состояние – внутренняя наша адекватность. Если мы не в молитве – значит, неадекватны, если мы без Бога, то мы неадекватны: если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его. В 15-й главе Евангелия от Иоанна читаем: «Без Меня не можете делать ничего» – так говорит нам Христос. Поэтому мы всегда должны быть со Христом – как та кровоточивая женщина, должны пытаться держаться за хитон Господа нашего.

У отцов есть интересный пример. Вот женщина держит за руку младенца, а потом отпускает его специально. Ребенок начинает плакать и опять тянуться к матери. С одной стороны, это его воспитывает, с другой – он учится ходить. Так же и мы, находясь с Господом: иногда Он дает нам почувствовать Свое присутствие, а иногда как бы намеренно его скрывает. В прекрасной своей беседе «О созерцании и деятельности» митрополит Антоний Сурожский как раз говорит об этом: какое счастье, Господи, что Ты даешь мне побыть с Тобой сейчас, что я это чувствую! Иногда этого чувства нет. Владыка говорит, что мы не должны обязательно добиваться его искать – это было бы слишком дерзко. Мы просто должны помнить умом, что Господь здесь присутствует, что Он ближе к нам, чем материальные предметы, чем мы сами к себе, чем одежда к телу; Он нас слышит, видит – и надо уже этому радоваться, в этом жить, стараться не потерять это памятование, это чувство.

Сохранить памятование можно только с помощью краткой молитвы, другого способа нет?

– Да, краткая молитва помогает нам. Во-первых, даже просто в повседневной жизни, в метро, в общественных местах сложно читать длинные тексты. Конечно, бывает приятно видеть, когда утром по планшетам, по электронным книгам, молитвословам москвичи читают утреннее молитвенное правило, это все очень хорошо. Но мы не всегда можем это делать.

А вот Иисусова молитва помогает нам молиться – особенно в метро, когда нас буквально выворачивает наизнанку: мелькание людей, образов, цветов, внешние впечатления. Нам нужно научиться уходить в себя, быть в тишине, лишний раз закрыть глаза, побыть с Богом, быть внутри себя – научиться внутрьпребыванию. Москвичу или петербуржцу, которые много времени проводят в метро, особенно нужна Иисусова молитва. Современный человек все время вывернут: люди не могут находиться в тишине, они все время болтают сами с собой, слушают в наушниках бесконечные произведения, часто сомнительные, кто-то очень громко слушает радио в машине – постоянно говорение, пустота, и человек постоянно живет во «внешней ряби», как говорит митрополит Антоний.

Почему же он так прилепляется к ней?

– Так устроены мы, наше греховное страстное состояние в этом проявляется. И нужны определенные усилия воли, чтобы дискретное мышление периодически останавливать в себе. Вот это созерцание, это азы, простейшая вещь: остановись. Допустим, мы сели на станции метро «Парк культуры», а выйти нам нужно на «Юго-Западной». Мы вполне можем закрыть глаза и просто побыть со Христом – можем и должны это делать: у нас и так мало времени на молитву. Закрыть глаза и побыть со Христом: остановить все мысли, чувства, желания, ощущения, полностью отдаться этому. Это и прекрасная разгрузка нашей несчастной перегруженной психики, нервной системы: остановиться, побыть в тишине. Думаю, что каждый из нас, учась этому, очень многое для себя обретет.

Каковы плоды этой практики?

– Человек вкушает сладость тишины. Он начинает тяготиться шумом, понимать, что это шум, научается слышать свою глубину, жить в своей глубине. А часто глубина наша, если мы научаемся правильно в нее входить, в памяти о присутствии Божием пребывать, способствует тому, что мы глубже входим в слова молитвы, нам легче удается держать ум в словах молитвы, услаждаться текстами Священного Писания. Часто мы ведь не умеем собирать внимание – современный человек с детства приучен к рассеянному вниманию: постоянно меняющаяся картинка, клиповое сознание. Малыша с детства приучают не созерцать замечательные картины, а смотреть мультфильмы: постоянное развитие сюжета, развитие событий – и человек все время, от колыбельки до могилки, живет в состоянии суеты. Он не пользуется глубинами своей личности, своей души, внутренними пластами ее, где дышит тишина.

Думаю, многие наши телезрители знают дивное имя: преподобный Исаак Сирин (его часто цитируют и святитель Игнатий (Брянчанинов), и митрополит Антоний Сурожский). Он очень много говорит о тишине, он великий подвижник, пустынник. Мы с вами не пустынники и не подвижники, мы тяжкие грешники и «живем» в метро, большую часть своей жизни мы проводим среди людей, в общественных местах, на работе, в общественном транспорте. Мы особенно нуждаемся в тишине, очень нуждаемся в том, чтобы принимать правильные решения, чтобы учиться молиться, прежде чем принимать решение.

А ведь Писание чему нас учит? Апостол Павел пишет: Я говорю: поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы... У него же мы читаем в Писании, например: ничего не делать по любопрению и тщеславию. Я должен смотреть на себя, анализировать себя, входить в себя. Анализ – в каком состоянии я пребываю, от избытка какого духа говорят мои уста сейчас, что я сейчас делаю, чем сейчас движим? Если я разговариваю с кем-то в духе раздражения, значит, я должен воздержаться от этого, тем более если я руководитель. Никогда гнев правды Божией не творит, говорит нам Священное Писание. Надо постараться в гневе ничего никогда не предпринимать. Как отцы говорят, много раз жалел, когда говорил, и ни разу – когда промолчал.

Наша жизнь очень опасна. Мы видим, что у нас очень большая, особенно в России, статистика ДТП. Это не только из-за того, что человек выпил перед тем, как сесть за руль (увы, это бывает нередко), а вот именно та ситуация: «опьянели неведением Бога», как говорит нам Антоний – можно опьянеть не только от алкоголя, но и от неправильного внутреннего состояния, когда мы не умеем бороться с гневом, собой управлять, когда находимся в состоянии аффекта. Посмотрите, как часто люди ведут себя за рулем нервно, эгоистично, агрессивно: человек собой явно не управляет, а значит, он не может управлять автомобилем или коллективом, если не умеет управлять собой, так ведь? Поэтому – врачу, исцелися сам. Хождение по духу, в своей глубине, невозможно без внутренней тишины.

Внутренняя тишина помогает человеку принимать правильные решения, правильно вести себя и тем самым как бы исправляет жизнь человека?

– Помогает – это, мне кажется, еще мягко сказано.

В корне меняет.

– Конечно, бывает, иногда мы «попадаем»: опыт человека сказывается, наличие навыков. Но глубина – необходимое условие управления собой. В Предании есть очень интересный пример: когда некая армия идет на другую и хочет завоевать город, она сначала берет крепость – кремль. Только овладев кремлем, она овладеет всем остальным. Так и человек, говорит нам святоотеческое предание, может управлять собой только тогда, когда он вошел в себя, управляет собой. Это единственное условие – управление собой. Люди сегодня страдают от эмоционального истощения, неумения управлять собой, впадают во все тяжкие, ищут мистических откровений – часто не там, где надо. Святое Православие имеет богатейшую и единственно правильную традицию управления собой, своими эмоциями, чувствами, а значит – своим языком. Это тоже крайне важно.

Напутствие нашим телезрителям…

– Мы просим молитв наших телезрителей и надеемся, что все вместе будем и дальше понимать, насколько нам необходимо вхождение в святоотеческую традицию, традицию Православия, насколько необходимо нам привязывать утлую ладью своей жизни к кораблю отцов. Дерзну сказать, цитируя отца нашего Иоанна (Крестьянкина), – прежде всего к нашим отцам, которые дали нам святоотеческий синтез, которые писали и думали по-русски. Это святитель Феофан Затворник, святитель Игнатий (Брянчанинов). Нельзя здесь не вспомнить отца нашего Иоанна Кронштадтского. У Алексия Мечёва есть замечательные слова о «яшке» и «окаяшке»: это два наших самых главных врага. Великий московский старец отец Алексий Мечёв умел очень просто говорить об очень сложных вещах: «яшка» – это мое яканье (мое эго, гордынька, мой наивный эгоцентризм), а «окаяшка» – сами понимаете, кто это. Это наши враги, нужно бороться с «яшкой» и «окаяшкой». В этом мы прежде всего заинтересованы. А бороться мы можем только тогда, когда пребываем в духе и букве церковного учения.

Записала:
Маргарита Попова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс