Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №2 (995) → Священник Михаил Проходцев: Здоровье и духовность

Священник Михаил Проходцев: Здоровье и духовность

№2 (995) / 8 января ‘19

Беседы с батюшкой

Сегодняшняя тема – «Здоровье человека. Место здоровья человека в духовной жизни», и мы обострим ее: зависимость болезней от греховной жизни. Я понимаю, что есть темы, касающиеся каждого; проблемы здоровья касаются всех – я не знаю абсолютно здоровых людей. Более того, часто здоровье человека связано именно с тем, насколько он позитивно живет. Во всяком случае, нам об этом много говорят. Как Вам кажется, с чем связаны болезни и здоровье человека?

– Интересный и очень сложный вопрос. Очень часто люди задают этот вопрос и друг другу, и священникам, ищут ответ в Священном Писании: почему я болею и как это связано с моей духовной жизнью?

Нужно сказать, что зачастую болезнь человека – как бы данность, с которой он должен смириться. О чем я говорю? Когда человек рождается и растет, у него может обнаружиться наследственное заболевание, какой-то порок или недостаток. Что с этим делать? Это нужно принять и родителям, и растущему маленькому человечку, который потом вырастет и пойдет в мир, будет с этим жить. Может быть, победит болезнь, может быть, он улучшит свое состояние, может быть, останется в прежнем, а может быть, его физическое состояние с течением времени, как зачастую бывает, будет только ухудшаться.

И здесь, конечно, человек задает вопрос. Сначала родители задают вопрос, потом человек сам его задает: почему я болею? Очень страшно слышать на самом деле, когда наотмашь тебе приходит ответ, что «ты болеешь за свои грехи или за грехи родителей». Я видел очень мало людей, которые могли это воспринять адекватно, и видел еще меньше людей, которые могли воспринять адекватно, когда им отвечали, что их дети или родители (или кто-то из родственников) умерли за их грехи или за чьи-либо… Это всегда воспринимается очень тяжело – и очень часто, если человек пришел в церковь первый раз, он выходит из нее и никогда больше не возвращается. А если он уже был в церкви, то это становится для него сложнейшим испытанием.

Болезнь может настичь внезапно. Или какие-то симптомы могут постепенно появляться, и если человек не будет обращать на них внимание, то постепенно придет в состояние, когда будет требоваться уже очень серьезное лечение. И здесь всегда нужно подумать: что мне, христианину, с этим делать? Если, например, я родился с плохим зрением, что мне делать с этим, как христианину? Роптать: «Господи, почему я такой родился?» – или понять, что Господь любит нас всех, Он всегда нам открыт, всегда готов нас услышать, принять, услышать нашу молитву и ответить на нее? Это может послужить для нас путем к нашей метанойе, к нашему спасению. Это очень важный момент, ведь любой наш промах, любое наше тяжелое состояние (или не очень) мы можем воспринять по-разному.

Но очень важно понимать: если мы идем со Христом, если мы идем за Христом, то важно осмыслить, что болезнь для нас – данность. Мы будем стараться делать все, чтобы быть лучше и здоровее, но в то же время я осмысливаю это так, что это даст мне возможность не уйти от Бога, а следовать за Ним и следовать вместе с Ним.

Вопрос телезрительницы из Покрова: «Я общалась с одной прихожанкой в храме, и она мне сказала, что каждая страсть в Библии имеет своим следствием болезнь; если зависть, то будут болеть суставы – свидетельство этому: она стала ходить несколько раз на Исповедь, исповедуя эту страсть и причащаясь, и у нее прошли боли в суставах. Якобы какой-то святой отец это написал в какой-то книге. Вот я бы хотела это все уточнить».

– Любая страсть, овладевающая человеком, ослабляет не только его душу, но и его тело. Предположим, зависть – это вообще страшное дело: человек разрушает себя, наблюдая за успехами, достижениями, приобретениями других людей, не обращая внимание на то, что ему дал Господь. Любая молитва (молитва Господня или те, что предлагает нам молитвослов в утреннем или вечернем правиле) дает нам возможность обратить внимание на Бога и отвлечься от якорей, тянущих нас в пучину морскую наших страстей и грехов.

Что-то специальное против какой-то конкретной страсти? Ничего про это сказать не могу. Есть просто вера в Бога, есть Евхаристия, есть храм Господень, есть таинства, есть Исповедь и Соборование, мы очищаемся и приобщаемся Святых Христовых Таин и становимся ближе к Богу – всё гораздо проще, чем пытаются сегодня это представить. Есть Божественная литургия, на которой нам выносят Тело и Кровь Христовы, чтобы мы приобщились нашего Господа, – это больше, чем все, что мы можем себе представить. Просто, когда борют страсти, когда тяжело, нужно чаще исповедоваться и чаще причащаться Святых Христовых Таин. Если вы ближе к Богу, Господь вас защищает, укрепляет и бережет, и от вас бегут и всякий бес, и всякая страсть.

Сейчас пост – и проводится Соборование. Что это такое? Говорится о прощении не только тех грехов, которые мы знаем, но еще и о прощении грехов, которые мы забыли, и часто Соборование воспринимается как касающееся именно тех, кто уже отходит ко Господу, – у нас есть непонимание и много недоумений по поводу Соборования...

– Существуют таинства Церкви, в которых Господь укрепляет нас, в которых мы очищаемся, становимся частью Церкви Господней. Например, через таинство Крещения мы приходим к Богу и становимся верными чадами Христовой Церкви.

Если делаем это искренне.

– Да, естественно. Когда родители крестят детей, они ответственны за детей. Когда человек крестится в сознательном возрасте, то он понимает всю ответственность.

Когда мы приступаем к Исповеди, мы сознательно хотим избавиться от какого-либо греха, который нас борет, мы хотим его исповедовать и сказать: «Это то, что меня по-настоящему мучает», – но что-то действительно остается вне нашего внимания, вне сферы нашей ответственности. Много дел, совершенных в юности, которых мы совершенно не помним. И, на мой взгляд, для верующего человека (который, может быть, еще не понял, как важна для него Исповедь) Соборование – это отправная точка в мир покаяния, на пути к постоянной собственной метанойе и обновлению.

Много людей впервые приходят в храм на таинство Соборования, думая, что сейчас они выйдут святыми; конечно, их предупреждают, что есть Соборование и есть Исповедь. Действительно, если у вас есть что исповедовать, приходите в церковь, когда там есть священник, исповедуйтесь. Человек слышит и думает: да, оказывается, есть какая-то разница, не так все просто, что я пришел, постоял, помолился, елеем меня помазали – и все, я вышел чистый. Это отправная точка, но это еще не конец пути. Наш путь – длиною в жизнь, и на нем, конечно же, должны быть и Соборование, и регулярная Исповедь, и укрепление, соединение со Христом в таинстве Святого Причащения.

Когда авва Дорофей отходил ко Господу, его спросили: «Что ты видишь?». Он ответил: «Я вижу, что ангелы идут за мной». – «О чем ты их просишь?». – «О том, чтобы они дали мне время на покаяние»…

Вопрос телезрителя из Свердловской области: «Во Франции есть такой доктор (не знаю, здравствует он или нет), который сказал, что болезни имеют материальную основу. Допустим, если человек астматик, у него будет выражен такой порок, как гнев. Почему человек должен больше основываться на том, что это духовные проблемы, а не физические?».

– Про сего доктора мне слышать не доводилось. Но вопрос, почему мы болеем и приобретаются ли наши болезни, какие-то страсти или пороки как наказание за наши грехи или грехи родителей, – очень спорный; хотя он имеет под собой определенное основание – любая страсть может спровоцировать болезнь. Просто она спровоцирует болезнь следующим образом: если мы завидуем, то мы нервничаем, значит, постоянно терзаем свою нервную систему, и человек может донервничаться до инфаркта или инсульта от того, что его одолевает зависть.

Если человек унывает, он может забыть об элементарной ежедневной заботе о своем организме – может перестать чистить зубы, перестать мыться, не обращать внимания на какие-то симптомы, которые у него появляются, и это выльется потом в серьезное заболевание. Масса вещей одна из другой вытекают, поэтому отчасти, конечно, все объяснимо. Другое дело, когда на нас вдруг как бы сваливается что-то серьезное. Когда у человека заболело что-то в животе, кольнуло, он пришел к врачу и узнал, что у него рак желудка, например – и он спрашивает: «А почему, а за что это? Я женился сразу после школы, я родил детей, на работе никого не обижал, и вот вдруг на меня свалилась эта болезнь. За что?».

Если человек верующий, возможно, ему будет проще принять болезнь, какой бы они ни была, и проще начать с ней жить. Если человек неверующий, зачастую ему бывает совсем тяжело – происходит разрыв шаблона: «Ну как так?». А если человек верующий, он молится за Литургией, читает Священное Писание, обращается к трудам святых отцов, даже слушает многих удивительных и очень интересных современных проповедников, и он может начать думать и сказать себе так: «Я понял – сейчас со мной это произошло, нужно что-то с этим делать, от этой точки отправиться вместе со Христом, если я хочу с Ним дальше идти. В этой точке я чувствую, что начинается для меня настоящее испытание. Откуда оно? Это такая случайность, стечение обстоятельств или Промысл Божий обо мне?».

Очень сложно всегда отвечать на такие вопросы, но главное в этой ситуации: понять, что, несмотря на болезнь, я по-прежнему хочу быть с Господом – даже больше, чем когда-либо: «Я вижу, что в подобных случаях люди часто не выздоравливают, в какой-то момент начинают переживать очень тяжелые состояния. Но я хочу быть с Тобой, Господи, на этом пути, и если Ты дашь мне исцеление, я буду очень рад. Но если Ты не дашь мне телесное исцеление, то исцели меня духовно: исцели язвы, которые у меня есть, – они, безусловно, у меня есть». Это здоровая позиция в состоянии болезни.

Но тут есть и крайности. Человек может сказать: «Да я же жил праведно, я вообще ничего такого не сделал, за что на меня это свалилось?»; он начинает роптать, ругаться, у него возникает недоверие, он даже может веру в таком состоянии потерять, озлобиться, может впасть в тяжелое уныние, просто забыть обо всем. Может вести себя по-разному. Но что здесь важно? Здесь действительно важно не забывать, что если ты заболел, есть врач, есть поликлиника, больница, госпиталь, лекарства, методики лечения, разные степени диагностики, – и есть Господь, Который над всем этим.

И, помолившись, попросив у Бога укрепления, попросив близких молиться о вас сугубо, попросив священника молиться в храме, причастившись Святых Христовых Таин, может быть, взяв благословение у священника на лечение, надо отправиться к врачу и ни в коем случае этим не пренебрегать: это нам тоже дано от Бога. Господь дал нам возможность обращаться к Нему напрямую в молитве, и Господь дал нам возможность искать исцеления во врачебнице, где есть врач. И когда человек молится, чтобы Господь благословил руку врача, и полагается на волю Божию, – это замечательно.

Вопрос телезрителя из Белгорода: «Известно по Писанию, что каждый человек будет отвечать за свои грехи. Сейчас медицина шагнула далеко вперед. Родился ребенок, получил наследственное генетическое заболевание, которое его сделало на всю жизнь уродом, он не может жить как все люди, заболевание будет всегда, оно неизлечимое. И кто в этом виноват?». Кто виноват, что у нас есть такие дети? Я недавно был в интернате для таких детей, которых показывать неподготовленному человеку, не священнику просто нельзя. И думаешь: откуда берутся эти дети? Для чего они нам посланы?

– Один наш преподаватель рассказывал, как в подобном интернате ему довелось побывать. И там был один мальчик (я не помню, как его звали), но это был очень условный человек. Он не имел ни рук, ни ног, он не развился и был совершенно несознательным. Он просто пребывал в каком-то таком состоянии, которое нам с вами не совсем понятно. Что с ним было, мы не знаем. Он лежал в кроватке в комнате с детьми, каждый из которых имел свои особенности. И этот священник, наш преподаватель, приходил и молился там за этих детей вместе с ними. Казалось бы, для чего это? Понимают ли они что-то?

Но однажды этого ребеночка не стало. Приходит батюшка в палату и видит, что что-то с этими детьми произошло – у них были напряженные лица, на которых он увидел осмысленное столкновение с чем-то таким, с чем они раньше не сталкивались, и этим присутствием чего-то были отмечены все дети. То есть не было такого, что кто-то отмечен, а кто-то нет. Он стал интересоваться, что случилось. И ему говорят, что ребеночек без ручек, без ножек, который у них был, умер, его не стало. Они все это почувствовали… Мы не знаем, какую жизнь они проживут, сколько они проживут со своими особенностями. Сейчас есть люди, которые берут таких детей в семьи, и они счастливы: и эти дети, и эти родители.

В тот день священник, который пришел в эту палату, понял больше, чем он понял за всю свою пастырскую деятельность. И он это понес дальше в мир – осознание, которое к нему там пришло: что вот этот ребенок, может быть, жил, чтобы что-то понял именно он, и чтобы потом через него что-то поняли уже многие люди, и поняли нечто очень важное.

Когда особенный ребенок появляется на свет, возникает вопрос: кто виноват? Никто не виноват. Он родился таким, так получилось. У здоровых родителей может родиться такой ребенок, и они недоумевают, почему, откуда у него эти особенности. Но что происходит часто? Родителей, у которых, допустим, на волоске висит их семейная жизнь, может сплотить рождение такого ребенка. У родителей, которые берут такого особенного ребенка в семью, происходит глубокое осознание, как вообще обращаться с детьми, насколько они хрупки и что можно им дать. И как много радости им может дать этот ребенок, и как много они ему могут дать...

Раз эти дети и эти люди живут среди нас, значит, это для чего-то нужно. И явно не чтобы мы озлоблялись, теряли веру и не понимали вообще, куда нам дальше идти, если в мире происходит такое. Нет, на самом деле (это мое мнение) это все для славы Божией – что даже ребенок, про которого я рассказал, без рук и без ног, своим рождением и своей короткой жизнью все равно показал волю к жизни, это все равно прославление Творца: где Господь, там жизнь, Господь – это любовь.

Какое чувство у нас рождается, когда мы видим особенного ребенка? Неприязнь или ненависть? Отвращение или боль? Или же чувство сострадания, желание помочь, измениться и, может быть, даже покаяться за свои грехи и обрадоваться: «Господи, я очень хочу, чтобы этот ребенок, несмотря на все те трудности, с которыми он столкнется в жизни, был счастлив. Как я могу это сделать? Могу взять его в семью, могу молиться о нем, а могу жить так, как Ты заповедал мне, и попытаться пройти путь своей жизни в любви к Тебе. Любовь мне открыл этот маленький мальчик, которого я увидел и который поразил меня и заставил все переосмыслить, что-то ценить и любить». Конечно, здесь я транслирую свое мнение по этому вопросу, но оно таково – и, если конкретно ко мне обращен вопрос, я отвечу на него именно таким образом.

Мы знаем, что у апостола Павла было то, что он называл «жало в плоть» – мы не знаем, какая это была болезнь, но мы знаем, что всю жизнь его тело мучило это жало. И в нашей жизни мы воспринимаем наши мелкие боли как некое испытание, которое мы можем преодолеть, поэтому говорим: «Господи, спасибо Тебе за то, что Ты мне послал такое легкое испытание». Но если мы представим себе, что в нашей жизни могут быть серьезные испытания, то что нам нужно делать, как молиться, как исправлять свою жизнь, чтобы избавиться от жала в плоть, которое мы сами на себя возлагаем своей духовной жизнью?

– Здесь можно соединить, пожалуй, 2 вопроса – в принципе, их можно скомбинировать; вы сказали про отвлечение и, наоборот, про жало в плоть. Спасибо, что вы подняли тему про то, что у кого-то появилась икона, а у кого-то появился телевизор. У обоих жало в плоть – оба проходят тяжелейшее испытание. Это и испытание веры, и испытание своего ближнего круга: часто бывает так, что заболевшего человека оставляют очень многие друзья, знакомые, родственники. Остаются те, кто действительно готов вместе с ним пройти это поприще, – совсем небольшой круг людей. Но бывает и так, что человек остается один. Тогда для него святой образ, который ему положили в тумбочку (изображен ли на нем Господь наш Иисус Христос, Пресвятая Богородица или святые), становится для него самым близким. Он будет молить, подобно апостолу Павлу, чтобы Господь его избавил от этого жала.

Конечно, если у нас есть какие-то неполадки в организме и мы их осознаем, то чтобы стать ближе к Богу, не нужно требовать чего-то большего: «Господи, дай мне какое-нибудь испытание, а то что это – кольнуло в пятке? Это несерьезно, дай мне по-настоящему…» – есть и такое, человек об этом просит. Но не надо Господа искушать: и так наша жизнь наполнена разными трудностями. Сегодня и города загазованы, почва заражена всякой химией, вода, когда-то чистая, становится грязной из-за разного рода сливов – наш мир стремительно меняется, все становится искаженным, что ли. Чему удивляться?

К сожалению, это так. И просто даже живя в мире, мы уже приобретаем очень много разных недугов. Здесь очень важно иметь память смертную. Что это такое? Сегодня, если спускаемся в метро, или приходим в торговый центр, или смотрим какую-то рекламу, мы видим культ молодости: смерти как бы нет, ее вытеснили, ее выгнали из нашей жизни – уходи, мы не хотим про тебя ничего знать и слышать. Но рано или поздно с ней сталкивается каждый. И очень важно, чтобы человек, оказываясь в болезни, сказал себе: «Господи, ведь когда-то это произойдет и со мной. Но я совершенно не могу прийти в состояние, когда я буду готов ожидать Тебя – меня отвлекают телевизор, отвлекает компьютер, интернет. Я лежу в больнице и вижу, что человека с таким же диагнозом, как у меня, вывезли ногами вперед из соседней палаты, и даже это меня не отрезвило, и все равно остаюсь как бы в этом своем забытьи, и от жала в плоть, которое мне дано, я даже не прошу Тебя избавить меня – на минутку отвлекусь: «Помоги мне», а сейчас буду смотреть сериал».

Очень сложно пребывать в болезни правильно, очень сложно памятовать, что исцеляет не только медицина, но и Господь; очень сложно научиться быть сосредоточенным вообще сегодня, в эпоху мультиклипового сознания, а тем более в болезни, когда, казалось бы, появилась такая точка, от которой можно оттолкнуться. Вот она: «Я заболел, со мной что-то произошло, со мной что-то не так, я отсюда могу начать путь своего покаяния!». Но даже и в таком случае она не становится зачастую тем, чем должна стать для нас. Как мы можем ее осмыслить?

Вот что важно – понять, чем болезнь может стать для нас. Если до этого мы за Христом должным образом не следовали, не обращались к Нему, то отсюда мы можем это начать. И, конечно, не роптать и не унывать: Господь укрепляет, Господь любит, в Священном Писании все написано. И Евхаристия Божественная преподается нам каждый день, слава Богу!

Записала:
Елена Кузоро

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

В других номерах:

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс