Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №25 (1162) → Матушка Ирина Нагайцева: Когда душа в радости

Матушка Ирина Нагайцева: Когда душа в радости

№25 (1162) / 1 июля ‘22

Вторая половина

Господь стучится в каждое сердце. Впустить Его в дом своей души или нет – свободный выбор самого человека. Но тот, кто выбирает жизнь без Бога, никогда не сможет понять, какая она, духовная радость, из чего она соткана, что ее усиливает и почему она – спасение. Состояние души в радости вряд ли возможно объяснить словами, но возможно его прочувствовать, если однажды открыть дверь сердца на тихий стук Господа.

Тобольск, храм во имя Архангела Божия Михаила. Когда-то он находился в самом центре города, и даже главная улица называлась в его честь – Большая Архангельская. Было это около трехсот лет назад. С приходом советской власти Большая Архангельская стала улицей Ленина, а храм варварски отобрали у верующих, разграбили и осквернили. Его восстановление началось только в начале 1990-х и продолжается сейчас.

Протоиерей Константин Нагайцев, настоятель Михайло-Архангельского храма (г. Тобольск): – Сам процесс становления храмов всем миром очень важен, когда прикоснулся к святыне, к многовековой истории.

Тобольск, древний и прекрасный город, в самом начале 90-х познакомил отца Константина и матушку Ирину. Родная семья отца Константина из Кемерово. Отец, протоиерей Виктор Нагайцев, принял сан в зрелом возрасте, а рукоположение, Божиим Промыслом, прошло в Тобольске. После хиротонии отец Виктор остался служить здесь, и семья перебралась к нему, в том числе и младший сын, Константин, мечтавший в школе о медвузе.

прот. Константин: – Трудно сказать, что произошло. Приехал, посмотрел, хотя тот Тобольск и этот – совершенно разные (в том было свое очарование).

Матушка Ирина Нагайцева: – Белокаменный кремль, восход солнца – все так очаровало... Тогда был Покровский собор, Софийский был разрушен. У мощей святителя Иоанна было так благодатно!

Ирина впервые приехала в Тобольск еще школьницей, в составе паломнической группы из города Первоуральска Свердловской области. Там, в Петропавловском храме, служил ее отец, протоиерей Александр Аржанников. «Ты моя путеводительница», – часто называл отец Александр Ирину, младшую из четверых детей. Причина тому была.

м. Ирина: – Мама меня родила будучи уже в возрасте. Через два года она очень тяжело заболела. Ей сделали серьезную операцию. Врачи тогда сказали, что случится только худшее. Как отец сам говорил, он вышел из больницы и сказал: «Господи, если она останется жива, я буду священником».

Так и получилось. Когда мама поправилась, папа принял сан. Время для Церкви было неспокойное – 70-е годы, но отец Александр был тверд в вере и служении, его дети тоже. В школе Ирина не была ни в октябрятах, ни в пионерах.

м. Ирина: – Какая-то линейка, меня – в последний ряд, в угол, чтобы никто не видел, что я без опознавательных знаков. Но училась я хорошо...

Музыкальность, певческие данные младшая дочь унаследовала от папы, отца Александра. Пела на клиросе, а после памятного паломничества в Тобольск приехала сюда учиться в регентском классе.

м. Ирина: – Я немножко знала церковные произведения на слух, музыкального образования у меня не было совсем, учиться было сложно – сольфеджио, гласы… Причем все было разрушено (собор, консистория), и мы постоянно ходили на послушания: взяли тряпочку, ведерко и пошли (объемы были нешуточные).

Будущие супруги поступили в духовную семинарию в один год – 1991-й. Учебное заведение и сам Тобольский кремль только начинали подниматься из руин.

прот. Константин: – Даже анекдот ходил в те времена: когда родители одного семинариста приезжали его проведать, их на вокзале встречали и говорили: «Куда поедем? В тюрьму или на кладбище?»

Рядом с кремлем – тюремный замок. Почти полтора века, вплоть до 1990-х, здесь находилась каторжно-пересыльная тюрьма для особо опасных преступников, потом ее упразднили, оборудовали семинарское общежитие, а на Завальном кладбище, рядом с храмом во имя Семи Отроков Эфесских, находился Архиерейский дом. Вот такое простое объяснение. Тюремный замок для многих семинаристов того времени – место встреч, знакомств. И Константин Нагайцев как-то проходил там вместе со своим другом.

прот. Константин: – Мы идем как раз мимо тюремного замка, там была завалинка, и матушка там сидит, в волейбол играют. Мы подходим, друг говорит: «Познакомься, это с моего прихода раба Божия Ирина Аржанникова».

м. Ирина: – Я даже помню, что в первый раз его увидела в Покровском соборе, помню даже одежду (на нем был клетчатый свитер).

Они дружили, но серьезных отношений девушка избегала, считала, что замужество, семья могут подождать. Но молодой человек считал иначе.

м. Ирина: – Он мне говорил: «Выходи за меня замуж». Но я такая обязательная: ежели отучилась, то мне надо работать. Нас так учили. Тем более я еще хотела поступить в музыкальное училище. Но приехал отец Виктор и говорит: «Не надо тебе в музыкальном училище учиться, пошли в храм работать, у нас нет регента». Я пошла.

Константин приехал в Первоуральск, сделал предложение официально. Их брак благословил духовник Ирины. Дело было летом. А в ноябре к тому же духовнику поехала ее сестра.

м. Ирина: – Он спрашивает: «Как Ирина? Вышла замуж?» Она говорит: «Нет». – «Как нет? Я же благословил. Зачем она тогда спрашивала? Ладно, Константин себе найдет, а она пусть потом плачет». Тут я поняла, что надо что-то срочно делать, и зимой мы поженились.

Опасения, что в замужестве она не сможет работать, оказались совершенно необоснованными, более того, работы только прибывало, особенно с назначением новопоставленного иерея Константина в далекий северный город Ноябрьск. Приехала семья туда с двумя детьми: дочери Александре полтора года, сыну Максиму два месяца. На дворе октябрь, но вместо золотой осени – холодный ветер, поднимающий песчаную пыль. Еще больше молодая матушка загрустила, когда увидела жилье.

м. Ирина: – Посуда стояла на полу, не было ничего. Один стол на кухне, какие-то ужасные, старые кровати, поду-шки. И мне еще надо было идти работать на клирос в храм.

Если бы не помощь прихожан, говорит матушка Ирина, было бы совсем тяжело. Со временем, благодаря прихожанам, у семьи появилась необходимая мебель – старенькая, но надежная. Вскоре молодая мама узнала, что такое северная зима.

м. Ирина: – Дети неделями сидели дома, не могли выйти: на улице как молоко разлито, морозы по пятьдесят градусов.

Отец Константин выходил затемно и затемно возвращался. Дни были напряженными, батюшка окормлял еще два дальних прихода, а в Ноябрьске, по благословению Владыки Димитрия, строил Михаило-Архангельский храм.

м. Ирина: – Молебны пели на морозе о скорейшем строительстве. Пар изо рта трубой. Даже есть фотографии – там все в инее, как замороженные.

В какой-то момент матушка решила пожаловаться на судьбу своему духовнику, отцу Алексию Поликарпову.

м. Ирина: – Он сказал: «Ты можешь оставить храм?» – «Нет, конечно, как я оставлю? Там меня ждут, служба без меня никак». – «Вот видишь, не можешь. А можешь семью оставить?» – «Батюшка, да Вы что! Дети малолетние; конечно, не могу». – «Так и сочетай: и храм, и семью».

прот. Константин: – На все приходы ездили, были отдаленные приходы (100 километров). Бывали морозы под 60 градусов. Помню, мы ехали всей семьей – ни одной машины, маленькое окошечко, чтобы видно было дорогу.

м. Ирина: – Только на Бога надеялись. Сели, перекрестились, поехали. Там был небольшой домик, где спали дети, а сама – на клирос.

Семь лет на Крайнем Севере – трудно было, но была поддержка прихожан, северных людей с теплыми сердцами, и благословение папы, отца Александра.

м. Ирина: – «Если так угодно Богу, если так сказал Владыка». Он ни слова не сказал: куда едешь, на дикий Север? Были очень хорошие люди, прихожане. Когда мы оттуда уезжали, было жалко.

А через семь лет, после окончания отцом Константином Московской духовной академии, снова Тобольск, преподавание в семинарии, служение в Михаило-Архангельском храме. Сейчас здесь вместе молятся отец Виктор и отец Константин Нагайцевы, а матушке Ирине помогает на клиросе дочь Мария. В четвертый раз матушка Ирина стала матерью, и через год повторилась ситуация, которая когда-то случилась с ее мамой, матушкой Зоей.

м. Ирина: – После рождения Сережи я тяжело заболела, лежала в больнице в Тюмени, все горячо молились. Потом, когда я приехала сюда, говорят: «Матушка, батюшку не узнать, как он переживал…». Но он мне не говорил, что переживает. Сережа сейчас радует не только нас, но и всех. Он первый помощник у папы, любит пономарить, готов в храме быть на каждой службе.

Мама у меня всегда говорила: «Как праздник, так искушение». Я это тоже вижу. Какая-то ответственная праздничная служба – или машина не заводится, или бытовые проблемы начинаются. Допустим, на праздник святителя Иоанна Маша звонит и говорит: «Мама, у нас кран прорвало». Представляете, мы на службе, а у нас дома такое. Такие искушения. Мы стараемся как можно больше молиться, причащаться. Причастие – великая поддержка. Причастишься и чувствуешь: оказывается, все надо было сделать так. Я по характеру вспыльчивая, были, конечно, конфликты, ссоры...

прот. Константин: – Рецепт один: когда мы любим друг друга, уповаем на Господа нашего, когда нам трудно (в семье или на работе, еще где-то) – все попечения на Него возлагаем, молимся. Любовь дается от Бога. Господь есть Любовь. Если Господь объединяет два сердца, то надо быть Ему благодарным.

Старшая дочь Александра окончила Тюменскую медакадемию, сейчас проходит ординатуру. Сын Максим в армии, Мария – студентка, Сережа – школьник. Матушка Ирина работает воспитателем в общежитии иконописной и регентской школ. На ее попечении пятьдесят воспитанниц, с которыми она делится своим жизненным опытом: как жить в коллективе, выполнять послушания, уступать, смиряться. Это бывает трудно, но всегда есть храм, молитва и радость от того, что каждая из девочек уже открыла двери своего сердца на тихий стук Господа, как когда-то сама матушка Ирина.

м. Ирина: – Прихожу в храм, смотрю, на клиросе никого нет – иду на клирос, на кухне никого нет, значит, на кухню надо идти, что-то прибрать, помочь, цветы в вазу поставить. Иначе никак – помогаю, конечно.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Записала:
Людмила Кедысь

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс:32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс