Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №39 (1128) → Священник Стахий Колотвин: Господь нас любит как Своих детей, поэтому Он дает нам свободу

Священник Стахий Колотвин: Господь нас любит как Своих детей, поэтому Он дает нам свободу

№39 (1128) / 11 октября ‘21

Беседы с батюшкой

Батюшка, с престольным праздником Вас! С Крестовоздвижением. Праздник большой, имеет богатую историю. Может, расскажете подробнее? Я знаю, что Вы часто путешествуете и были в тех местах, где обретался Крест. Может быть, есть какие-то еще интересные места поклонения?

– Это две большие темы. Я увлекаюсь византийской историей и историей античного мира. Сведения о выделении этого праздника достаточно поздние: это спустя несколько столетий после самого события. То есть люди переосмысливали, что это не просто исторический факт, а некоторое продолжение благовестия Христова. Гонения позади, Крест Христов утверждается. Точно так же, как он утверждается уже потом, когда проповедовали равноапостольная Нина в Грузии, царь Борис в Болгарии, преподобный Патрик на далеких Ирландских островах. Святой равноапостольный князь Владимир тоже воздвигал крест над нашими русскими просторами.

Мы смотрим на Воздвижение Креста символически, но исторически тоже интересно на это оглянуться. Мы помним, что был Константин, древний император могущественной империи. На самом деле он только под конец своего правления объединил эту империю: вначале он сумел собрать из осколков западную часть Римской империи (Южное Средиземноморье), а Восток, где Иерусалим и все святыни, был ему неподвластен. Более того, там был его противник Лициний, который продолжал гонения на христиан.

Поэтому дату обретения Креста Господня выявили из следующих событий: царь Константин объединил империю, победил своего языческого соперника, и на следующий год его пожилая мама (ей было уже примерно 80 лет) отправилась в Иерусалим. Причем тогда это не был город времен Христа, он не был и таким, каким мы его сейчас знаем. В 70 г. Иерусалим полностью разрушили, распахали символически плугом (что означало, что там нельзя селиться): пророчества, которых иудеи боялись, свершились.

Господа предали. Апостолы говорили Христу: «Господи, видишь, какой Иерусалимский храм, какие гигантские камни, какие украшения…». А Господь, уходя, сказал: «Се, оставляется дом ваш пуст». Уже не нужен Иерусалимский храм, чтобы приносить жертву Богу – в любом храме мы можем совершать Божественную Евхаристию, прославлять Господа.

Спустя 37 лет приходят римские войска, разрушают Иерусалим. И только в середине II в., при императоре Адриане, было разрешено основать город, но исключительно языческий – иудеям туда нельзя было даже заходить. Однако среди местных язычников были и христиане. Человека с иудейскими корнями туда не пускали, а если видели, что он из языческого населения империи, то никто за ним особо не следил.

Христиане со II в. поклонялись святыням Иерусалима, но не могли это делать открыто. А тут приходит мать правящего императора, и христиане наконец-то могут поднять голову. У нее неограниченный бюджет от ее сына на раскопки, строительные работы. Действительно, находится Крест Христов. Я уже не буду повторять ту знаменитую историю про то, как определяли подлинность Креста – все наши постоянные телезрители ее знают. Интересно, что происходило дальше.

Царица Елена устроила самый первый крестный ход. Я говорил, что после эпохи иконоборчества крестный ход стал элементом богослужения. Крестный ход – это именно ход Креста: он проносился из Иерусалима, столицы древнего ветхозаветного царства, в столицу новозаветного царства, уже отринувшего язычество и выбравшего христианство. Путь крестного хода был из Иерусалима в Константинополь, который только начали строить.

Двигались в основном к Никомидии, где ранее был император Диоклетиан, где погибли Георгий Победоносец, целитель Пантелеимон и множество никомидийских мучеников. Императору Константину, когда он стал строить Константинополь (будущий Новый Рим, как он назвал столицу), надо было где-то жить, править, размещать аппарат империи. И он расположился в той же столице времен Диоклетиана – в Никомидии.

Сначала царица Елена отправилась на Кипр. Удобной была перевозка по морю – по дорогам сложнее было путешествовать. На Кипре пользовался заслуженным почитанием со стороны народа святитель Спиридон Тримифунтский (на Руси его уже все знают, хотя в древности он был не очень известен). Там царица Елена оставила первую часть Креста Господня для поклонения святителю как знак уважения к нему. Правящий митрополит нынешней Тримифунтской епархии из этих частичек передавал часть в Россию. Нам тоже их передали от одного благотворительного фонда (его руководитель узнала, что у нас строится Крестовоздвиженский храм): одна из святынь нашего храма – это частичка Креста Господня, переданная царицей Еленой еще на самом первом крестном ходу.

Потом царица Елена переправилась на территорию нынешней Турции, и там был торжественный ход из города в город: везде христиане, которые только переживали гонения, ходили поклониться Кресту, какие-то чудеса происходили, обращались ко Христу язычники (из тех, кто не решался выбрать христианство из-за гонений и наконец-то прислушался к зову своего сердца).

Мы были этой весной с паломниками в Каппадокии, к западу от нее находится город Конья. Там жил Амфилохий Иконийский – собеседник, друг по переписке святителя Василия Великого, соратник в защите Православной веры от ариан. А в Килистре есть замечательный храм, высеченный из скалы в форме креста – удивительное место, там почти никто никогда не бывает. Я нашел о нем упоминания в интернете на английском языке, поэтому мы с паломниками туда добрались. Этот храм – как воспоминание о пути царицы Елены. При этом сейчас там православного населения нет, кроме эмигрантов на территории современной Турции, однако храмы сохраняются. И очень много храмов, посвященных Константину и Елене, расположено на этом пути.

Потом Крест Христов снова оказался в Иерусалиме – его вернули. Мы знаем трагические истории, как его завоевали персы и увезли в персидскую столицу, потом император Ираклий отвоевал его и вернул…

Спустя века многое потерялось, но это не так важно. Например, император Ираклий, победивший персов, въезжал в город с отвоеванным Крестом, и казалось, что вот он – православный царь, которому Бог покровительствует. А он же был еретик-монофелит, он воздвиг потом гонения на Церковь. Еретики-монофелиты говорили: «Это же наш царь, он победил, вот Крест – вы должны перейти в монофелитство и отречься от Православия». Богословы говорили, что земные вещи – это не главное, а простым людям было тяжеловато.

Но что мы видим потом? Арабское нашествие – половина византийских земель теряется, Иерусалим потерян для православного мира; Господь вразумил: «Даже если ты будешь держаться за Мой Крест, но душа твоя будет недостойна, ничего тебе не поможет». А если человек в своей душе будет стремиться ко Кресту Господню, даже если никогда не увидит подлинную щепочку из настоящего крестного древа, Господь обязательно коснется его сердца.

Вопрос телезрителя из Белгорода: «По преданию Православной Церкви, душа, которая попадает в Царство Божие, испытывает величайшую благодать – ей уже ничего не нужно, она бесконечно счастлива. А те, кто не хотел быть с Богом, соответственно, получили свое. Но в Евангелии везде Христос говорит о наказании и поощрении только после Второго Пришествия, когда воскреснут все мертвые. А тут уже, получается, все сделано. Какой смысл тогда имеет для этих душ Второе Пришествие? Оно им и не нужно?»

– Просто до Второго Пришествия душа и тело находятся в разъединенном состоянии. Кажется, если на душе все хорошо, какая разница, что с телом происходит... Я уже в начале беседы об этом говорил: что тело устало, хочется спать, а душе радостно. Все равно это мешает душе, веки слипаются, хочется прилечь. А бывает, что у тебя очень хорошее настроение, а потом как кольнет в боку... Настроение не испортится, ты по-прежнему чему-то радуешься, но начинаешь хворать, а это мешает. Понятно, это лишь аналогия, мы не знаем до конца, что может чувствовать человек, у которого вообще нет тела. Ведь любой умерший – существо бестелесное: материальное тело отошло в землю, откуда Господь его и взял. А душа без тела чувствует некоторую неполноту.

Когда душа с Господом, у нее абсолютная радость, и кажется, что все хорошо. Порой человек, сильно хотевший пить на жаре, находит в пустыне лужу протухшей воды, там мухи уже, но он пьет – и ему это кажется блаженством. Мы вспоминали персов. Был один персидский царь, который после поражения добрался до реки, по ней плыли трупы воинов из его войска. Он испил из этой реки, а она, может, была уже отравлена трупным ядом. Но когда он опять пришел к власти, на всех пирах, поднимая богатые кубки с питьем, он говорил, что никогда не утолял свою жажду так хорошо, как тогда, когда, очнувшись от ран, смог добраться до той реки.

Точно так же и душа, когда она достигает Бога, еще не имея тела: ей кажется, что это самое замечательное. Но когда праведник воскреснет уже в теле и соединится с Господом не только душой, но и телом, – это будет радость еще большая. Однако почему Господь не воскресил сразу всех праведников? Зачем ждать?

На самом деле это сделано для таких людей, как мы, которые могут рассчитывать только на милосердие Божие, на снисхождение: все-таки душа умершего не попадает в ад. Ад – это абсолютное небытие, он будет в конце времен уготован тем, кто от Бога решил полностью отделиться.

Церковь молится за всех усопших христиан. Их души внимают этой молитве. И мы надеемся, что по молитвам Церкви милосердие Божие позволит нам попасть хоть на нижнюю ступеньку рая по воскресении из мертвых. Ведь если спасаются только те несколько сотен человек, имена которых есть в православном календаре, то у меня шансов вообще ноль. Но я верю, что Господь кого-то из святых специально выделяет, чтобы мы на них ориентировались. А еще с Ним пребывают души миллионов других людей – они не столь святы, но все равно Господа достигли через покаяние, добрые дела, любовь к окружающим. И у нас тоже шанс есть, хоть и придется нам подождать Второго Пришествия Господа, находясь еще не совсем в райском состоянии.

Зачем мы освящаем крестик? Крест сам по себе – оружие нашей победы, а на Крещение приносят крестик, батюшка читает молитву и кропит его святой водой. Крест ведь сам себя освящает…

– Действительно, молитва на освящение креста очень поздняя. Чин освящения икон зародился тоже в эпоху победы над иконоборчеством. Тексты молитв у нас средневековые – у нас нет текстов VIII и IX вв. Я всегда специализировался по догматике, порой спрашивал у батюшек-литургистов или канонистов какую-то молитву для определенного случая. Мне один батюшка прислал снимок молитвы XIV в., написанной в Византии на греческом языке. Я переводил ее с ходу своими словами, людям прочел, и им было приятно, что она подошла под их случай.

Почему молитва на освящение креста более поздняя? Потому, что даже иконоборцы все-таки считали, что крест можно изображать без Спасителя: не нужно было подчеркивать, что это святыня. На самом деле, если мы сейчас откроем Требник, мы увидим, что там чин благословения креста. Мы просим Господа что-то Ему посвятить. Мы приобрели крестик для себя или своих близких и хотим Господу его посвятить: не Господь наполняет этот крест благодатью, а мы говорим Господу, что у нас есть такая святыня, а мы себя самих вместе с этим крестом Ему посвящаем.

Кстати, поскольку это достаточно поздний чин, нет суровой необходимости крест обязательно освятить. Тем не менее это вполне праздничное дело. Порой бывает печальная практика, что священнику приносят крест или иконку освятить, батюшка забирает их в алтарь. Что-то там покропил, вынес человеку. Был сухой крестик, теперь мокрый – какая разница? Даже если батюшка очень торопится, можно просто сказать: «Батюшка, можете со мной вместе помолиться?» – или лучше прийти на водосвятный молебен и попросить батюшку крестик освятить. Человек помолился на молебне, помянул святых, Господа попросил, батюшка молитву прочел, помянул еще имя того, кто будет этот крестик носить. Тогда куда более празднично в душе.

И на самом деле – это не я такой хороший, что мне Господь крест благословляет, а наоборот: «Господи, Ты меня сделай максимально достойным. Благослови меня, ведь я буду носить святыню, которая и без меня хороша».

Мы говорили сейчас, как будет в раю. Но часто наши светские друзья задают вопросы: «Почему все так сложно? Неужели Бог так жесток? Почему кто-то спасется, а кто-то очень сильно будет мучиться? Неужели Всеблагой Бог допустит, что все грешники будут вечно в мучениях?»

– На самом деле можно не страдать. Не хочешь – не страдай и своим детям страдания не обеспечивай. По грехам человеческим Господь все исправляет. Просто надо понимать, что нельзя сказать: «Я сейчас левую руку отрежу, и правой руке будет хорошо». Конечно, если там гангрена, то, может, и правда так лучше. Если человек теряет кусочек себя, это уже увечье.

Вспомним, как у Хемингуэя в книге «По ком звонит колокол» говорится, что если от Европы одна скала падает в море, то теряет весь материк, хотя это никто не видит. Точно так же и человечество теряет человека, если началась война и он погибает. И надо понимать, что, если кто-то в человечестве выбирает грех, это сказывается на всех. Однако Господь говорит: «Ты можешь обойтись без страданий». Господь восходит на Крест, страдая за нас.

Вот в семье кто-то подсел на запрещенные вещества, оформляет на себя кредиты, уже весь в долгах – коллекторы, долговая яма, уголовное преследование, и приходится родственникам, честным работящим людям, выплачивать самим все эти кредиты, во всем себе отказывать. Можно, конечно, и отвернуться, сказать: «Пусть сам разбирается». Но нет, разбираются родители этого несчастного молодого человека. Родители разбираются, но при этом не могут помочь семье другого своего сына, нормального семьянина, не могут себе позволить подарок внукам купить: получается, что уже и внуки, которые это решение не принимали, за своего дядю тоже несут ответственность.

Так и мы взаимосвязаны. Единственная возможность полностью оградить нас от страданий по чужим грехам (при этом надо допустить, что своих грехов у нас не будет) – это нарушить нашу свободу. Тогда Господь может нас оградить и от наших собственных грехов. Может нарисовать нам улыбочку на лице, мол, мы такие добренькие, – а на самом деле не так... Тогда мы не будем похожи на Господа, ибо Он сотворил нас свободными, по Своему образу и подобию. Он мог бы Адама и Еву поместить в райский концлагерь, не сажать там древо добра и зла. Люди жили бы там, как хомячки в клетке.

Но Господь говорит нам: куда хочешь, туда и иди. Когда мы любим своих детей, мы следим, чтобы они не упали с кровати, когда они совсем маленькие. Потом выпускаем их в комнату, когда они подрастают. Потом оставляем ребенка одного в комнате, а сами уходим на кухню – нужно набраться решимости для такого шага. А дальше подростковый возраст…У меня дети еще маленькие, но я понимаю чувства своих прихожан, переживающих за своих подросших детей или внуков. Мы должны отпустить ребенка, дать ему свободу, хотя знаем, что он наткнется на проблемы.

Господь нас любит как Своих детей, поэтому Он дает нам свободу. Если свобода приводит к тому, что человек выбирает максимально небытие, то это его свободный выбор. А Источник бытия – Бог.

Как на иконе узнать Спасителя? Обычно в нимбе рисуют крестик и пишут 3 греческие буквы «ό ώ N» (O (омикрон), ώ (омега) и N (ню)), образующие слово Сущий. Если перевести на русский язык, это значит: Я есть Тот, Кто Я есть. Я есть Сущий – Господь в Библии об этом говорит прямо, ведь Господь – Источник бытия.

Настоящая наша жизнь, а не призрачная, – та, когда мы ближе к Богу. Не надо думать, что Бог нас мучает. Так думали в Средние века. Доказательством этому служат музеи пыток, особенно в Европе. И люди туда идут, смотрят на пыточные машины, абсолютно неправдоподобные и не имеющие никакого отношения к истории. Мы по своему расположению к злому духу, склонности ко греху, и о Боге так думаем, будто Он готовит какие-то мучения людям. Но на самом деле ад – это максимальное небытие, удаление от Источника бытия – Бога. Тот, кто думает, почему же Господь грешников помещает в ад, вместо того чтобы лишить их существования, никогда с небытием не сталкивался (никто из нас с этим не сталкивался – даже те, кто умер).

Небытие (об этом мы можем только предполагать, если мы доверяем Богу) хуже, чем бытие в аду – в аду есть хоть какой-то отблеск существования Бога, Он все равно будет поддерживать душу, которая максимально удалена от Бога. Там, где нет Бога, ничего не существует.

Когда ребенок дерется и бьет своих братьев, сестер, любящий отец его не лупит, а просто уводит в другую комнату, говорит: «Все будут играть вместе и веселиться, но без тебя. А ты постой в углу или в другой комнате в одиночестве». Ребенок понимает, что ему хочется вернуться. (Наша пенитенциарная система в теории направлена на то, чтобы человека изолировать от общества. Увы, на самом деле он попадает в общество куда более худшее). Ад – это абсолютное одиночество.

К сожалению, многие неверующие (или те, кто ничего не хочет менять в своей жизни) говорят: лишь бы умереть – не надо ничего, ни награды, ни наказания. Но так не бывает. Мы общаемся, терпим друг друга, ибо нас что-то связывает. В аду человек ото всех отделен ненавистью – нет никакого общества. Поэтому чем больше любви, тем больше шансов адского состояния избежать.

Записали:
Елена Кузоро
и Ирина Обухова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс