Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №22 (1111) → Протоиерей Игорь Петров: Письма о молитве Феофана Затворника

Протоиерей Игорь Петров: Письма о молитве Феофана Затворника

№22 (1111) / 7 июня ‘21

Беседы с батюшкой

Отец Игорь, по письмам святителя Феофана у нас еще не было ни одной передачи. Очень было бы интересно коснуться трудов этого замечательного человека. Что, по Феофану Затворнику, главное в молитве, а что второстепенно?

– Святитель, будучи выразителем буквы и духа Священного Писания, Священного Предания Церкви, говорит, что самое главное – не механическое произнесение слов, а то, чтобы «встать умом в сердце пред Лицем Божиим». Самое главное в молитве – понимание, ощущения, усилия, чтобы мы постоянно ходили в памяти о присутствии Божием, и уже эта память есть молитва: молитва есть возношение ума и сердца к Богу, личное обращение к личному Богу. Бог открылся нам как Личность, поэтому важно не произнесение просто лишь слов, а именно личное обращение к Богу.

Даже можно к Богу обращаться, как подчеркивает святитель, вообще без слов. Когда мы пытаемся своими нечистыми устами читать, допустим, Иисусову молитву или другие молитвы, мы должны обращаться к Богу с полным осознанием своего недостоинства – как священник возглашает в конце Литургии: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением неосужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати». Мы дерзаем к Нему обращаться, возносим к Нему ум и сердце – это и есть молитва, об этом говорит нам Церковь.

Святитель Феофан говорил, что иногда из молитвы делают своеобразный талисман.

– Он говорил так об Иисусовой молитве в одном из первых своих писем. Кстати, у меня лежит на столе замечательный сборник о молитве и духовной жизни «Правило веры» (вообще, у Владыки издано 5 томов замечательных писем).

«Правило веры» – замечательный сборник о молитве, содержащий выдержки из писем. Там он говорит, что важно в Иисусовой молитве именно личное обращение к Богу: при нашей греховной природе, как говорит святитель, мы в состоянии читать Иисусову молитву и думать при этом совершенно о другом.

Я думаю, каждый из нас знает, что наше больное сознание, больная психика постоянно скатываются в спящий режим и нам бывает проще механически читать Иисусову молитву, не храня ум в словах молитвы, как говорит Лествичник (хотя он же нас утешает, говоря, что только ангелам свойственно не рассеиваться умом). Мы падшие люди, поэтому упал – встань, опять упал – опять встань, ум рассеялся – собери его.

Естественно, Владыка Феофан здесь не противоречит, например, святителю Игнатию (Брянчанинову), своему старшему современнику, который подчеркивает, что имя Господне – величайшая святыня. Произнося имя «Иисусе Христе» (в звательном падеже, который присутствует в церковнославянском языке, а в русском уже утрачен), обращаясь к Господу, мы, естественно, это делаем с особым трепетом.

Имя Господне – особая святыня. Но при этом мы знаем, что если невнимательно читаем Иисусову молитву, то даже эту святыню не можем чувствовать. Поэтому очень важно держать ум в словах молитвы. Важно именно предстояние перед Богом и благоговейное, со страхом Божиим и трепетом, с осознанием своего глубочайшего недостоинства обращение к Богу. Вот это дает плоды.

Святитель подчеркивал в одном из своих писем, что можно даже вообще не читать Иисусову молитву. У него был знакомый чиновник из Киева, который не знал вообще Иисусовой молитвы, но, стараясь внимательно молиться на богослужении, читать Псалтирь, духовную литературу, понимал, что такое «пребывание внутрь», что такое молиться именно изнутри, что есть внутренняя молитва.

Иисусова молитва – одна из словесных молитв, которая по краткости своей способствует тому, чтобы мы умели держать ум в словах молитвы (особенно это важно для человека, живущего в городе). Мы как-то с вами уже говорили, что лично меня к Иисусовой молитве, можно сказать, приучило московское метро. Оно может буквально выворачивать человека наизнанку обилием внешних впечатлений, и человек очень от этого устает (особенно устают приезжие, попадая в Москву, им не нравится суета). Но суета – это внутреннее состояние, и краткая молитва (Иисусова или какая-то другая) помогает войти в себя: это самое главное – встать умом в сердце пред Лицем Божиим.

Некоторые даже говорят: если читаешь Иисусову молитву, будут искушения от дьявола. Но искушения не от Иисусовой молитвы, в контексте церковного Предания, а дьявол борется против внимательной молитвы и искушает нас парением ума. Это тоже характерное для нас качество. Мы должны постоянно прикладывать усилия – как читаем в Святом Евангелии: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его.

У старшего современника святителя Феофана Затворника святителя Игнатия (Брянчанинова) есть великолепная статья «О чтении святых отцов» в 1-м томе его трудов. Там он говорит, что все тексты святых отцов (как все реки вытекают из моря или впадают в него) есть или выполнение Евангелия в повседневной жизни, или научение от Евангелия и попытка исполнить его в своем личном духовным делании. То есть ничего нового отцы-анахореты не придумывали. Господь учит нас бодрствовать и трезвиться, чтобы не впасть в искушение, и многократно об этом говорит в той или иной форме.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в одной из своих статей дает большую подборку Евангельских и апостольских текстов. Апостолы находились все время в делании, тем не менее, апостол Петр говорил в Первом Послании к Солунянам о необходимости непрестанно молиться: это становится продолжением Евангелия в повседневной жизни.

Иисусова молитва – лишь инструмент, который мы должны с величайшим благоговением использовать, помня, что имя Господне – величайшая святыня.

Мы знаем, что можно механически читать и произносить имя Иисуса – и толку не будет никакого. Наоборот, даже будет грех (как подчеркивает святитель в другом письме), когда мы дерзаем произносить имя Господне и делаем это механически, обращаемся к Богу невнимательно. В одном из своих писем он говорит, что перед царем или перед каким-то большим начальником мы не позволяем себе быть расслабленными, вести себя легкомысленно – тем более мы, находясь перед Творцом, в руце Которого дыхание наше (Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей, как мы читаем в 138-м псалме), должны вести себя адекватно.

По святителю Феофану, главное в молитве – внимание, внимательное предстояние сердцем перед Богом?

– Не то что по святителю Феофану: он – выразитель Предания. Обратите внимание, в отличие от некоторых современников, которые иногда от себя говорят, что и как нужно делать, святители Феофан Затворник и Игнатий (Брянчанинов), великие святые подвижники, буквально в каждом письме давали ссылки на отцов Церкви.

Владыка Феофан в письмах ссылается и на преподобного Иоанна Лествичника, и на преподобного Симеона Нового Богослова. Возьмите тексты Игнатия (Брянчанинова) – всегда у него сначала даются цитаты из Писания (из Евангелия, из посланий апостола Павла много цитат), из святых отцов, и только потом он дерзает делать выводы. Для нас это величайшее научение.

Святитель Феофан – выразитель Предания. Причем замечательный, блестяще образованный человек, который думал и писал по-русски. Поэтому я очень рад, что мы на эту тему говорим: это мой любимый духовный писатель, которому я очень многим обязан.

Митрополит Антоний Сурожский, великий подвижник, один из величайших миссионеров нашего времени, который создал в Великобритании целую православную епархию, тоже чаще всего цитировал святителя Феофана Затворника. Это были или прямые цитаты, или скрытые, когда он выражал какие-то мысли, вычитанные у святителя. Митрополит Антоний Сурожский – человек с огромным духовным опытом, опытом церковной и внутренней жизни. Тем не менее он постоянно ссылается на отцов, на Писание и только потом делает выводы. Для нас это тоже очень важный урок.

Святитель Феофан в своих письмах дает конкретные рекомендации, как подготовиться к молитве, как следует молиться, как вести себя во время молитвы и как выходить из нее. Давайте подробнее об этом поговорим.

– Да, здесь святитель опять транслирует учение Церкви. Даже в нашем утреннем правиле мы читаем: прежде чем обратиться к Богу, мы должны собрать свои мысли, вспомнить, перед Кем мы стоим… Очень хорошо об этом сказал святитель Василий Великий. Эти тексты святитель Феофан Затворник тоже перевел, в них он говорит, что, обращаясь к Богу, ты должен миновать небо и землю, своих родственников, забыть все видимое и только в предстоянии Богу помнить, что есть ты и Господь, Который неизреченно близок к тебе, как мы читаем в 138-м псалме: Еще нет слова на языке моем, – Ты, Господи, уже знаешь его совершенно. Сзади и спереди Ты объемлешь меня, и полагаешь на мне руку Твою. Дивно для меня ведение Твое, – высоко, не могу постигнуть его! Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?

Мы должны умолкнуть всеми мыслями и чувствами, полностью отбросить видимое, временное и постараться сосредоточиться на невидимом, вечном. В течение дня, когда позволяют обстоятельства, мы должны это делать как можно чаще – создавать внутреннее безмолвие: перед молитвой нужно войти в безмолвие – такое состояние, когда никакие мысли, чувства, образы нас не беспокоят, не отвлекают (это и называется исихазмом). И мы должны в этом состоянии находиться перед Богом, так подготовить себя, если знаем, что через некоторое время встанем на молитву. Я уже не говорю, что у нас есть заповедь о непрестанной молитве: мы должны молиться, что бы мы ни делали (об этом очень ярко говорит святитель Василий Великий).

Владыка Феофан именно суммирует и понятным, доступным языком излагает учение Церкви, традицию Священного Предания: «Всячески старайтесь, чтобы где слово, там и ум был, или, как говорит святой Лествичник, заключать ум в словах молитвы» – здесь он прямо ссылается на «Лествицу» преподобного отца нашего Иоанна Лествичника.

Нам трудно держать ум в словах молитвы. Каждый из нас знает, что если мы отпустим удила своего коня, то есть своего сознания, не будем управлять им, то оно сразу улетит в какие-то ассоциации: сразу видим, как начинают возникать в нашем сознании так называемые «греховные мертвецы» – помыслы (об этом есть у Нила Синайского).

Святитель Феофан совершил огромный труд, переведя очень много отцов Церкви и собрав 5-томное «Добротолюбие». Там есть главы преподобного Нила Синайского, древнего отца Церкви IV века – он как раз писал, что ум, как некий отважный зверь, который окружен псами, нападающими на него, и отбивается от них. Эта «невидимая брань» должна в нас вестись.

Кстати, «Невидимую брань», которую святитель Феофан тоже перевел, он советует нам читать (не все из описанного там мы можем делать, но, по крайней мере, какие-то крохи); там есть прекрасная статья о молитве Иисусовой.

И, конечно, нужно знать, как правильно выходить из молитвы. «Выходить» из молитвенного правила, из молитвы – это условно говоря: «выходить» мы не должны никогда – нам сказано, что мы должны непрестанно молиться. После правила нужно тоже не бросаться сразу в гущу событий, насколько это возможно. Сегодня для современного человека очень важна практика краткой молитвы, хождения пред Богом. Эта тема очень ярко, буквально доминантой, выражена у святителя Феофана – мало у кого из отцов эти вещи настолько явно присутствуют. Он великий знаток святоотеческого Предания, поэтому сумел очень кратко, четко, ясно сформулировать важнейшие мысли, которые нам так необходимы.

Постоянное хождение в присутствии Божием уже есть молитва, просто есть разные молитвенные режимы. Молитвенное правило – это одно, но после него тем более мы должны находиться в присутствии Божием: нам очень важно научиться даже общаясь с кем-то из людей не потерять себя, а вслушиваясь в другого человека сохранить память о присутствии Божием.

Это очень важное условие, чтобы мы учились управлять своей психикой, вниманием, чтобы не стать такими, как перевел святитель Феофан Антония Великого: я похож на коня или осла, на которого садится кто угодно и едет, куда ему вздумается, а потом садится другой – один помысел пришел, потом второй, потом третий, и человек уже живет реагируя на помыслы, на перепады настроения (тем более современный человек устал – он невротик, в лучшем случае). Поэтому мы очень нуждаемся в практиках внутреннего безмолвия и хождения в памяти о присутствии Божием и в практике краткой молитвы, которой нас учит церковное Предание и которую так ясно и понятно, простым и замечательным русским языком XIX века изложил великий святитель.

Святитель Феофан пишет еще, что, когда человек выходит из молитвенного правила, должно быть состояние, когда ему не хочется переходить к внешним делам: это как бы камертон, когда внешние дела отступают перед молитвой и у человека нет побуждения включаться в суету – возникает как бы люфт между делами и самим человеком.

– Еще он говорит: дается нам вкусить и видеть, яко благ Господь (он здесь цитирует Псалтирь). И еще говорит, что если мы не считаем себя хуже всякой твари, то молились совсем плохо – не зря ведь Господь нам сказал: Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Чем ближе мы к Богу, тем более недостойными себя считаем. И в молитве, конечно, важно не быть детьми умом, а быть откровенными, целостными, искренними перед Отцом Небесным, в простоте молиться Ему, не умножая слов: как учит нас Господь в «Отче наш».

«Отче» – это звательный падеж в славянском языке, но это не полностью отражает смысл. На арамейском языке, на котором говорил Господь, это слово означает «папа», то есть присутствует некая нежность, близость.

Ощущение своего недостоинства важно, и потом мы переходим уже в другой режим молитв, занимаясь какими-то делами: это не означает, что мы должны окунуться в дела с головой и полностью забыть о Боге. Для нас очень важна практика, о которой почти в каждом письме говорит святитель: краткая молитва помогает нам ходить в памяти о присутствии Божием, в чувстве к Богу.

Особенно после молитвы, если действительно есть опыт общения с Богом, внимательная молитва, Господь по милости Своей дает нам вкусить Свою сладость, – но мы не должны ее искать. Об этом очень хорошо говорится у святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия (Брянчанинова): должно быть именно чувство покаяния, раскаяния, своего недостоинства, то, что мы называем метанойей – изменением ума. (Окончание в следующем номере)

Записали:
Елена Кузоро
и Анна Вострокнутова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 
Первосвятитель

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Принести свет Христовой истины

– Христос Воскресе! Всех вас сердечно поздравляю с этим пасхальным днем, в который мы прославляем имена великих Божиих угодников равноапостольных Кирилла и Мефодия.

 
Беседы с батюшкой

Протоиерей Артемий Владимиров: О чувстве собственного достоинства

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс