Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №17 (1106) → Народный артист РФ Олег Погудин: Благодарность – одна из добродетелей, необходимых для спасения души

Народный артист РФ Олег Погудин: Благодарность – одна из добродетелей, необходимых для спасения души

№17 (1106) / 26 апреля ‘21

Творчество

Как-то в интервью Вы сказали: «Конфликта с телевидением у меня нет, просто я неинтересен им, я им неродной». В рамках этой программы в этой студии Вы – абсолютно родной человек, интересный собеседник и долгожданный гость.

– Большое спасибо на добром слове. Единственное, я бы не хотел начинать наш разговор с такой в некотором роде конфликтной подачи. Да, вы довольно точно меня цитируете, но это было интервью где-то начала 2000-х, а то и конца 1990-х годов.

Ситуация изменилась. Кстати, с телевидением отношения у меня начались еще в 80-х годах прошлого века – они ровные, спокойные. И в нынешнем культурном поле есть достаточно и программ, и телеканалов, которым интересно сотрудничать со мной и с которыми мне тоже интересно сотрудничать. А у вас сегодня я с огромной радостью, и это взаимно.

В рамках этой программы мы с Вами виделись 6 лет назад, и должен признаться, что Вы абсолютно не изменились. Как Вам удается держать такую хорошую форму?

– Дело в том, что уделять внимание внешности мы обязаны, но ровно настолько, насколько это нужно. Конечно, артисту надо выглядеть прилично. Тем не менее это все-таки природа в первую очередь. Слава Богу, мне не нужно очень серьезно заниматься внешним видом, чтобы выглядеть прилично. Чтобы не потерять форму, я делаю те же вещи, что делают сейчас все (не только артисты, политики или менеджеры, которым нужно постоянно встречаться с людьми), но это известно и доступно всем: нормальное питание и обычная физкультура для поддержания здоровья.

Свою первую оригинальную концертную программу Вы представили широкой публике в 1990 году (Вам тогда было 22 года). Программа называлась: «Я артист». В каком возрасте Вы действительно осознали, что Вы артист, что это Ваш путь и профессия на всю жизнь?

– Эта программа была посвящена Вертинскому, и родилась она из моей экзаменационной работы в театральном институте.

Петь я действительно начал очень рано. Петь так, что это привлекало людей, они собирались вокруг. Это могло быть где угодно: в магазине, парикмахерской, на автобусной остановке или на пляже в Крыму. Первые профессиональные выходы на сцену были еще в 1970-х годах. Но если говорить о внутреннем выборе профессии, то это произошло очень рано, в детстве. Это было понятно мне и, слава Богу, окружающим, то есть никогда не возникало сопротивления ни у родителей, ни в обществе, в котором я был (школьном или в кругу общения родителей). Никогда никто не сомневался, что я имею на это право.

Родители были связаны с музыкой?

– Нет, родители не были связаны с искусством, в этой сфере на тот момент не работал никто из родственников. Профессионально из всей фамилии, наверное, я первый...

«Погудин» в переводе на нынешний русский язык означает «поющий». «Погудка» – это песня на каком-то народном инструменте, народная скрипочка называлась «гудок». Поскольку предки у меня крестьянские, соответственно, фамилии давались по прозвищам – значит, пели все предки. Даже есть документальные свидетельства этого еще из XVI века. Все предки, которых я застал, все родственники по фамилии обладают очень приличными голосовыми данными и, что самое замечательное, выдающейся музыкальностью. То есть они могли бы быть популярны и раньше, – но это же крестьянские семьи.

И начало ХХ столетия, когда дедушка стал офицером, выйдя из своего села, предполагало другие профессии, другую работу. Отец, у которого на самом деле прекрасные певческие данные, всю жизнь работал в танкостроении. Удивительно, что я действительно первый из семьи, настолько реализовавшийся в своей профессии.

Получив актерское образование, Вы достаточно быстро покинули драматическую сцену. С чем это связано?

– Курс, где я занимался, готовил и выпускал артистов драматического и музыкального театра. Мы очень серьезно занимались и вокалом, и ансамблем, и даже музыкальным анализом и пластикой. По программе у нас этих часов было больше, чем в курсе актера драматического театра. Но… Случай.

По окончании института я и еще двое моих сокурсников получили приглашения в Большой драматический театр (тогда – имени А.М. Горького, через короткое время – уже имени Г.А. Товстоногова). Ни один петербуржец, окончивший театральный институт и получивший приглашение в БДТ, тем более того периода, будучи вменяемым, не отказался бы от такого приглашения.

Но я всегда чувствовал себя как музыкант, певец – не как драматический артист. И проработав 3 года в лучшем на тот момент театре страны, я очень хорошо понял, что мои возможности как певца, музыканта просто несопоставимо шире и мощнее, серьезнее и перспективнее, чем у драматического актера.

Будучи молодым человеком, я пришел к Кириллу Юрьевичу Лаврову, который был тогда руководителем театра, и сказал ему примерно то, что вам сейчас говорю. Это была немыслимая вещь в начале 1980-х годов, и вещь неприличная уже где-то в конце 1990-х годов или в наше время, – а в тот момент это было настолько свободно и понятно, что наш разговор с Кириллом Юрьевичем закончился тем, что он сказал: «Олег, если Вы решите в перспективе вернуться в театр, то добро пожаловать».

Я понимаю, насколько были драгоценными подарки тогда еще совсем юному артисту от очень-очень серьезных людей не только в профессиональном смысле, но и в смысле очень достойного жизненного пути. По счастью, я хороший ученик, никогда не забываю уроки (ни печальные, ни тем более добрые) и испытываю благодарность к людям, которые мне помогли в профессии. Ведь тогда отпустить из театра с благословением – это была колоссальная помощь. Я стараюсь этого не забывать.

Нынешнее время я бы не стал ругать – у него много достоинств, хотя и много недостатков, но оно, мне кажется, требует, чтобы каждый из нас (в особенности артисты) помнил, что благодарность – одна из добродетелей, которая совершенно необходима не только для спасения души, но и для спасения себя в профессии. Это очень важно.

Уйдя из театра, я ушел на самом деле в никуда…

Вы отважный человек: уйти из такого театра в никуда…

– Это отвага молодости. Поверьте, сейчас я бы такой поступок точно не совершил. Слава Богу, что это состоялось тогда, и начался опыт свободного делания, отчасти цыганской жизни или того, что называется словом «фрилансинг» – для меня это знакомое слово, поскольку мне довелось учиться в Америке, а потом и гастролировать там в качестве самостоятельного гастролера. Уже 35 лет карьеры, я всю ее делаю самостоятельно, нет ни продюсеров, ни спонсоров почти никогда: все, что я делал в своей жизни, я делал сам, но при помощи своих дорогих друзей-музыкантов.

Позвольте я процитирую отца Иоанна (Крестьянкина). Он однажды спросил одного ныне известного артиста, когда тот к нему приехал: «Для чего тебе нужна сценическая профессия? Чего ты хочешь – славы или еще чего-то?». И тогда этот артист задумался – на многие годы, как он сказал, – и до сих пор каждый день вспоминает эти слова: человек, который идет в публичную профессию, так или иначе хочет славы.

– Конечно. Мало того, тщеславие – страсть, от которой труднее всего избавиться, потому что делаешь ли ты добрые поступки – можешь загордиться, делаешь ли дурные поступки – будешь себя оправдывать, и все равно сказать о тебе могут всякое, а некоторые даже на дурных поступках создают себе рекламу и богатство.

От актера ожидают, что он будет хотеть славы… Актерское дело находится в зоне опасности для души. Тщеславие – это область наших трудовых отношений, за этим надо следить: как на опасном производстве, можно поскользнуться или обжечься, или повредиться. Это как раз та область, за которой мы обязаны следить, вы правы.

Если артисты выходят на сцену только чтобы прославиться, это позорно. В славянском языке «актер» – «позорный». Есть ответственность, и она равная и у артиста, выходящего на сцену, и у зрителя. Об этом часто забывают, но (особенно на концертах) мы вместе со зрителем творим ту атмосферу, которая будет самым ценным в концертной программе.

В театре существует пьеса, существует какое-то моралите – за что отвечает, может быть, больше автор пьесы или режиссер, а в концерте мы наравне с публикой отвечаем за то, с каким результатом мы выйдем.

И артисту не положено бесчинствовать на сцене, кроме тех моментов, когда его к этому обязывает пьеса и постановка, – кстати, это не всегда бывает душевредно: допустим, когда играешь того же Достоевского, там приходится касаться совершенно страшных ситуаций, куда попадает человеческая душа, страшных падений, грехов, о которых даже в быту не стоит говорить.

Но Достоевский, возможно, самый православный из всех писателей что мы знаем. Почему? Решает он все в области спасения: он хочет, чтобы его герои спаслись, и те, кто читали его произведения спаслись, и если постановка по Достоевскому со всеми теми ужасами, которые он описывает, будет направлена к этой же идее спасения человека, то мы увидим христианский спектакль и выйдем с очищенной душой, – то самое понятие «катарсис».

В концерте, как правило, нет таких четких философских установок (хотя философия концерта – для меня это важно), но если зритель пришел, чтобы возвыситься, а не только развлечься, то мы вместе сотворим и духовный акт, не занимаясь при этом духовным деланием: им занимаются в храме, – но, занимаясь душевным деланием в области разумного, доброго, вечного, мы поднимемся до самых достойных высот, в том числе и до уровня духовного. Это, на самом деле, так просто – это вопрос целеполагания.

Его выполнить не так тяжело, хотя это не отменяет и отдыха – душа должна и отдыхать когда-то, и даже развлекаться мы должны иногда. Монахам не позволено развлекаться, а в миру разные бывают обстоятельства, и души, как правило, немощные и без помощи Божией они выдержать не могут того напряжения, которое от нас требует наша вера.

Постоянно в напряжении находиться могут только действительно великие подвижники.

Мыслить о себе, что ты можешь как-то там выдержать те запросы, которые тебе предъявляет просто даже по тексту твоя вера, – это крайне несмиренно, это крайняя гордость. Надо понимать, что своими силами мы не можем выполнить ничего.

Но по своему опыту знаю, что большинство людей, в том числе артистов и даже артистов в области попсовой музыкальной деятельности, большинство людей на самом деле стремятся ко спасению. Каждый проходит свой путь, у всех свои искушения, и наша задача – и артистов, и зрителей (по крайней мере, в христианском сообществе) – помочь друг другу пройти свое жизненное поприще, и не только носить тяготы друг друга и тем исполнить Закон Христов, но и радости друг друга дополнять и восполнять – и делать эту радость бесконечной, если мы успеваем где-то на пути спасения. Это невероятное счастье, это так просто, хотя мы постоянно претыкаемся на этом пути…

Но, по крайней мере, в рамках концерта, этого двухчасового действия, мы можем помочь друг другу стать лучше, стать чище, достойнее и сделать какой-то шаг на пути к спасению. Это не трудно, но надо помнить и о своих немощах, и благодарить за те дары и возможности к успеху, которые тебе даны.

Олег, мы совсем не поговорили о Вашем творчестве: чем Вы сейчас живете? У Вас был непростой год, как и у всех, но по итогам этого года у Вас вышли альбом и спектакль. Расскажите подробнее…

– Год действительно был очень непростой, он продолжается. Остановка на самом деле трагическая, с такой никогда не предполагалось встретиться. В первые 2 месяца это было состояние не потерянности, а какой-то оглушенности и непонимания: как такое может быть? Я сейчас не буду никого критиковать – всем было трудно и, наверное, надо быть благодарным за то, что я как раз никаким образом не должен был решать судьбы других людей.

Музыкантов, которые со мной работают (коллектив у меня не маленький), я постарался поддержать, и online-концерты, которые мы затеяли сначала чтобы просто выжить, достаточно быстро стали (для меня второй концерт уже был) художественной акцией. Если ты не ропщешь (хотя не могу сказать, что не было внутренних периодов ропота), если ты не забываешь благодарить за то, что есть, если ты не забываешь молиться, не забываешь о заповедях, то Господь помогает – и часто это происходит не так, как ты себе грезил и представлял, но происходит совершенно чудесно.

Мы только благодаря этим событиям познакомились с замечательной командой кинокомпании Galex, с ними сделали за эти 10 месяцев 10 концертов. Причем это не просто online-концерт, что поставил айфон или какой-нибудь хороший телефон на штатив и сидишь на диване под гитару что-то поешь (хотя и такие моменты я не буду никогда осуждать, потому что кому-то просто надо было выживать, а кто-то добился и немалых успехов в таких телефонных трансляциях). Я сразу решил, что если продаешь билеты, то нужно сделать хорошую качественную работу, и фактически мы сняли фильмы-концерты – за них не только не стыдно, но они для меня сейчас стали творческой победой. Еще об этих концертах я должен упомянуть, что аудитория для них стала безграничная, – на эти концерты мог прийти любой желающий: хоть из Америки, Японии, Новосибирска, Норильска, Киева, не говоря уже о Москве и Петербурге.

В общем, нет худа без добра.

– Да, всегда так бывает.

Расскажите о своем альбоме…

– За этот период вышло 3 альбома. И здесь точно не было бы счастья, да несчастье помогло – я уже лет 10 тосковал, что никак не мог сделать нормальных студийных записей.

Низкий поклон старинным друзьям – студии «Бомба-Питер» и ее продюсеру Олегу Грабко лично за то, что мы выпустили 3 альбома. 3 альбома – это много!

Один – «Русское танго», второй – французской песни и третий, который уже точно никогда бы не состоялся в обычном гастрольном графике: это «Мелодия рассвета», посвященная греческой графике.

И на базе этой программы, этого альбома, который мы доделали именно в пандемию (у меня была программа около 8-ми греческих песен, которые перетекали из одной программы в другую): здесь мы создали полный цикл, полный концерт и, в конце концов, спектакль, премьера которого прошла в Театре музыки и поэзии Елены Камбуровой. Она должна была состояться в ноябре, потом переносилась с бесконечным уменьшением количества публики, и все-таки мы смогли 28 января этого года спектакль сыграть. Надеюсь, он будет жить своей жизнью.

Я не могу сказать, что я прошел это испытание достойно с точки зрения христианина: я боялся, страдал, роптал – я человек страстный, и в этом смысле – да, по-настоящему артист: у меня эмоция идет впереди рационального объяснения, но сейчас я уже должен благодарить эту остановку, которую Господь нам всем послал, – в том числе за то, что получились свершения какие-то, которых не было бы в иных обстоятельствах, и в первую очередь – за то, что в этой ситуации проявились самые лучшие, самые достойные качества моих сотрудников.

Олег, я от всего сердца благодарю Вас за эту встречу!

– Я тоже очень благодарен вам за сегодняшнюю беседу – в том числе и за то, что вы позволили мне высказать какие-то очень важные для меня вещи не только с точки зрения веры, но и с точки зрения нашего общественного существования. Понятно, что мы с вами разговариваем как люди церковные, и это самый важный момент в нашем общении. Мы все читали и слышим в проповедях и на службах, что Бог есть любовь, что пойдите и научитесь, что значит милости хочу, а не жертвы, что если я любви не имею, то я медь звенящая или кимвал бряцающий, и даже если тело свое отдам на сожжение, то нет в том никакой пользы, если любви не будет.

Мне кажется, что сейчас очень часто (и в плане такой общей дисциплины) это нужно напоминать себе самому в первую очередь, а иногда и тем, кто с тобой разговаривает.

Что бы мы не делали, каких бы мы не достигали вершин и какие бы ошибки мы не совершали, если нет любви в нас, то наши достижения ничтожны. Если есть в нас любовь, то наши ошибки и падения не закрывают от нас не только спасения, но и любви наших близких и тех, кому мы бы могли помочь при хороших обстоятельствах, и тех, кто нам всегда помогают. Об этом надо всегда помнить, и вам огромное спасибо за то, что сегодня в нашем разговоре вы мне напомнили об этом. Спасибо!

Спасибо Вам, что Вы нам напомнили, и за Вашу искренность, за Вашу честность – и продолжайте нас радовать своим творчеством.

Записали:
Елена Кузоро
и Елена Чурина

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз»:
https://tv-soyuz.ru/Kanon-Oleg-Pogudin-1;
https://tv-soyuz.ru/Kanon-Narodnyy-artist-Rossii-Oleg-Pogudin-2

 

В других номерах:

№43 (844) / 17 ноября ‘15

Творчество

Мозаика красок и слов

№43 (652) / 14 ноября ‘11

Творчество

Рукой художника водит Господь

Андрей Полушин

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс