Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №8 (1097) → Священник Стахий Колотвин: Пища духовная должна быть в основе нашего спасения

Священник Стахий Колотвин: Пища духовная должна быть в основе нашего спасения

№8 (1097) / 22 февраля ‘21

Беседы с батюшкой

Проходят особенные праздники: память Григория Богослова, память Иоанна Златоуста, на Святках мы праздновали память Василия Великого, праздник трех святителей – Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Василия Великого. Вы очень много путешествовали и были во многих местах служения этих удивительных святителей (например в Каппадокии). Расскажите, что Вы чувствовали, когда были в тех местах, где когда-то молились эти святители.

– Мы праздновали память новомучеников и исповедников Церкви Русской (празднуется каждое первое воскресенье февраля). Жалко, что те святые, чья память пришлась на этот же день, оказались в тени. Григорий Богослов – самый скромный из этой тройки святителей, но на днях грядет еще их общее торжество.

Самый скромный по житию?

– По характеру. Можно сказать, он был интроверт. У нас очень много сказочных житий древних святых. Там общие сюжеты, общие диалоги, кочующие из одного жития в другое. Но поскольку эти 3 святителя были в центре общественной жизни и политических событий, то сохранилось немало источников об их жизни, – и переписка, и их труды. Так что мы видим и по их характеру, и по обвинениям оппонентов не механические, не рамочные, а их живые черты характера. Святитель Григорий Богослов из всех 3-х святителей – самый скромный человек.

Вместе их стали почитать относительно недавно: всего лишь тысячу лет назад, примерно тогда, когда крестили Русь. По меркам христианства, это не так давно. А на протяжении сотен лет они почитались отдельно. Причем если Василий Великий и Григорий Богослов в течение жизни были ближайшими друзьями, то Иоанн Златоуст был их младшим современником: он жил примерно в то же время, но годы его расцвета и служения пришлись как раз на время, когда преставились и святитель Григорий, и Василий Великий. Василий горел как свеча и сгорел молодым − он не застал, как благовествовал, проповедовал Иоанн Златоуст. Хотя наверняка о нем слышал: слава Иоанна Златоуста как великого проповедника (тогда еще не епископа, а священника) гремела по всей империи.

Вся жизнь святителей прошла в большой Восточной Римской империи (территория современной Турции), которая входила в состав целого государства Римской империи, управляемой двумя императорами. Иоанн Златоуст был родом из Антиохии. Это восточная граница с персами, зороастрийцами, очень богатый приграничный портовый город. Антиохийская богословская школа отдавала приоритет буквальному, практическому толкованию Священного Писания (а не возвышенному, как в Александрии): как применять его в реальной жизни.

Василий Великий и Григорий Богослов были из глубинки. Если мы возьмем карту Турции и ткнем пальцем в центр, то попадем в Каппадокию. После передачи найдите в интернете удивительные фотографии Каппадокии: их можно целый вечер перед сном смотреть, чтобы насладиться видами неземных пейзажей и успокоиться, подготовиться к вечерней молитве. Как Господь украсил природой этот регион! Красота формирует человека, поэтому неудивительно, что такие певцы Божества, защитники Живоначальной Троицы, как Василий Великий и Григорий Богослов, вышли из такой красоты. Но и Григорий Богослов, и Василий Великий вначале отправились учиться не в более близкую Антиохию, а в Александрию, то есть в ту богословскую школу, где как раз больше думали о символических вещах, о толковании Евангелия в максимально глубоком смысле – не прямом, а очень возвышенном (зачастую даже чересчур, так что порой они отрывались от реальности). В том числе из-за этого там были не только замечательные богословы, но и еретики (такие, как Арий, с чьим наследием приходилось бороться святым отцам и прежде всего Василию Великому). Им не очень там понравилось, и они, после того как там поучились, переправились в Афины.

Афины для христианской эпохи, которая уже начиналась (пусть гонения были и не так давно, но великое гонение Диоклетиана уже завершилось), по-прежнему были центром не богословия, а исключительно языческой учености. Иногда, увы, до сих пор можно встретить батюшек (даже заслуженных), которые говорят, что современную науку не надо изучать, что образование – это ничто, главное с утра до вечера читать акафисты. Порой они искренне так думают, а порой говорят так потому, что необразованными людьми проще управлять, диктовать свою волю. Как мы знаем, многие из этих священников извержены из сана. Выяснилось, что они, несмотря на долгие годы внутри Церкви, были волками в овечьих шкурах и людям, увы, только вредили. Как человеку не попасть в богословских вопросах на такого лжепастыря? Об этом мы и должны молиться трем святителям – Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоусту. У них было настоящее светское образование.

Мы говорили, что нужно заниматься самообразованием, расти, изучать святых отцов. Василий Великий и Григорий Богослов ушли учиться в Афины. Там были известные философские школы. Есть такое выражение – «философия – служанка богословия». Как мы можем светское знание применить в нашей духовной жизни, опираясь на пример этих отцов?

– Лучше всего прочесть беседу святителя Василия Великого «К юношам о том, как пользоваться языческими сочинениями». Она короткая, можно найти в интернете. Причем Василий Великий действительно писал беседу для юношей – это не сухой научный трактат, а произведение для молодежи. Молодежь долго читать не будет. Это как публикация в соцсетях: знаешь, что современный человек долго читать не будет, устанет, поэтому надо написать несколько абзацев. Понятно, что в III−IV веках еще не настолько все упростилось, но это произведение тоже очень короткое. Обозначу основные моменты для наших телезрителей. Василий Великий предлагает нам, словно пчелкам, брать полезное. Мы берем у философов разное: у тех философов, которые предлагают стойко переносить страдания, мы берем стойкость; у тех, кто говорит, что надо развивать свой разум, берем идею развития разума; у философов, которые говорят, что нужна аскетика, нужно над собой трудиться, в чем-то себя ограничивать, чтобы душа развивалась (пусть они и были в языческих заблуждениях), мы это и берем.

Самое главное, мы берем у них систематическую ученость, чтобы не с нуля начинать учение: когда рядом с ученым язычником оказывается необразованный христианин и ничего не может сказать в защиту своей веры, это поругание имени Христова. Да, человек верующий: свечки ставит, исповедуется, причащается, но стыдно, когда рот открывает. А если рядом окажется атеист, неверующий или тот, кто увлекается восточными культами (язычников сейчас нет) и у него, образованного, с техническим или гуманитарным образованием, все складно получается? И если ты не можешь ответить, то имя Христово, увы, будет подвергнуто небрежению из-за нашей невозможности его защитить – не кулаками, а просто словом, ведь Христос обращался к людям с помощью слов: к Нему подходили фарисеи, саддукеи, пытались искусить, а Господь им отвечал. Именно поэтому Церковь так и почитает 3-х святителей, что они были не только великими подвижниками, аскетами, постниками, проповедниками (этого мы как раз ждем от святости), но и очень учеными мужами.

Я напомню, что на проскомидии, на подготовительной части Литургии, священник вспоминает все чины святых. Некоторые из чинов святых перечисляются поименно. Вначале, когда поминаются святители, до святителя Николая Чудотворца на 1-м месте поминаются святители Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. Таким образом, Церковь говорит: святитель Николай – чудотворец, наш помощник, но поскольку Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст преуспели не только в личных праведных трудах, но и в том, что своей ученостью они помогли православной вере на долгие поколения, то их подвиг ценится выше святителя Николая. Они вселенские учители и святители, поэтому и объединили день их памяти тысячу лет назад. Были споры, кого поставить на 1-е место. И сейчас, увы, нередко происходит среди православных людей такое, когда говорят: мы того святого почитаем, мы за того батюшку горой стоим… В итоге о Христе забывают. Апостол Павел говорит: Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? Христос за вас распялся.

Тысячу лет назад установили этот единый праздник, а завтра – день Иоанна Златоуста, наверное, самого знаменитого святого, автора Божественной литургии; вчера же была память Григория Богослова – это человек, который, если бы его не трогали, ушел бы в пустыню и сидел где-то в пещере.

Он свою жизнь так и закончил.

– Да, он так начал и закончил свою жизнь, но в середине жизни Василий Великий вытянул его из монастыря тактическим обманом, сказал, что отец Григория плохо себя чувствует и нужно прийти его навестить. Отец говорил сыну: «Я плохо себя чувствую, надо тебя рукоположить в священники, потом – в епископы» (в те века еще был женатый епископат). Я своим прихожанам вчера после молебна зачитал отрывок из автобиографии в стихах Григория Богослова – в ней он и прославляет Господа и жалуется, какие у него были тяготы. Он говорит: «Как ты мог, Василий? Я тебе так доверял, мы в Афинах знали только две дороги: в храм и в языческую ученость, чтобы получить светские знания у язычников и потом их поставить на службу Богу. Мы с тобой из одной чашки ели, а ты меня коварством вытянул из монастыря».

Почему Василий Великий так действовал? Ему нужны были епископские голоса. Какой бы ученый человек ты ни был, но на Вселенском Соборе высказываются только епископы, которые могут выступать в качестве помощников или богословских советников. Были на Соборе православные епископы, были епископы-ариане, но Василию нужен был ученый епископ. Григорий Богослов признает, что мог бы что-то сказать в защиту веры Христовой, но он не хотел быть епископом. Василий Великий − митрополит Каппадокии (замечательной гористой территории), а Григория Богослова ставит епископом буквально в деревне. Григорий описывает Сасимы, куда его поставили, как место, где только 3 дороги. Ему горько, что его туда поставили: там люди невежды, его богословие никому не нужно. Я понимаю Григория Богослова – порой стараешься рассуждать о богословии, а все говорят: «Батюшка, это все хорошо, но какой надо акафист прочесть, чтобы голова не болела?». Ну как же, мы же о Христе…

А какой все-таки акафист надо прочитать?

– Чтобы не задавать таких вопросов магического характера, нужно обратиться к творениям святых отцов. Иоанна Златоуста читать максимально легко: он был не систематический богослов, который защищал Троицу, а именно проповедник. Да, его проповеди, может быть, немножко тяжеловесные для нашего времени. Но иногда читаешь Евангелие и думаешь, какое бы еще толкование почитать, помимо собственного понимания и батюшкиной проповеди. Пришел после воскресной Литургии, зашел в интернет (там все есть), прочел толкование Иоанна Златоуста на Евангельский отрывок, − и ты уже частично мыслишь как святой человек. Потом надо мыслить самому, но ты опираешься на то, что сказал святой человек: он же пропустил это через свое сердце, через свою праведную жизнь и выдал готовый результат, на который можно опереться. Иногда думают, что читать святых отцов могут только ученые люди. Нет, Иоанна Златоуста (его толкования, «Слова») может читать абсолютно любой человек.

Вопрос телезрителя: «Апостол Павел в Послании к Колоссянам как раз на эту тему сказал: Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею. А в Церкви на первом месте стоит Предание, а не Евангелие. Получается, что многие вопросы про бессмертие души перекочевали к нам из греческой философии, а не из учения Моисеева. Как с этим быть?».

– Очень люблю вопросы по Священному Писанию. Действительно, чтобы соблюсти баланс, советую Вам прочитать упомянутое сочинение «К юношам» Василия Великого − он там как раз расставляет все точки над «i». Но что мы можем сказать по этому поводу вкратце в эфире? Апостол Павел во многих посланиях (особенно в Послании к Галатам и более мягко, но зато более целенаправленно в Послании к Евреям) показывает, как Господь упраздняет ветхозаветный Закон, как Он уже его исполняет. Упраздняет − не значит разрушает: значит, Закон уже исполнен – не нужно на него опираться, человек может идти дальше.

Почему Господь явился именно в то время? Где треть населения земли в ту эпоху без современных удобрений могла прокормиться? Там, где не очень жарко и не очень холодно, − в Средиземноморье и существовала гигантская империя с ее римским правом, с языческой и греческой философией: Господь на этой базе уготовал проповедь. Апостол Павел недаром, когда приходил в город, обращался к иудеям – им было проще воспринять учение на базе ветхозаветного Закона. А куда потом? Мы сегодня вспоминали ученость в Афинах. В Ареопаге были самые умные, мыслящие люди. Это были не просто язычники, верившие в приметы, а люди, привыкшие размышлять о духовных вопросах. Но у них просто не было базы, чтобы понять настоящую истину, не было семечка, которое Христос сеет в проповеди. Поэтому апостол Павел, наоборот, всячески показывает, что языческой ученостью не нужно обольщаться, но нужно и можно спокойно опереться на нее, в том числе в качестве противовеса начетничеству ветхозаветного Закона.

Вы в начале вопроса сделали замечание, которое было бы логично, если бы у нас была католическая передача. Лютер, когда полемизировал с католиками, говорил: «Я опираюсь только на Священное Писание, а вы − на Священное Предание». Так начало развиваться учение, что есть Священное Писание, а есть отдельно Священное Предание. Это католическое лжеучение. Мы, православные, считаем по-другому: православное вероучение состоит в том, что есть Священное Предание – то, что передается Церковью, то, что хранит Сам Бог, Дух Святой: это не только толкования, но и наши таинства, и то, что Дух Святой действует в Церкви и хранит ее на фоне гонений, ересей и искушений, − и сохранит, и врата ада не одолеют ее. А самая важная часть Священного Предания, помимо творений святых отцов, Божественной литургии, традиций, канонов Церкви, – это Священное Писание.

Кто определяет, что входит в Библию, а что нет? Например, есть Евангелие детства, Евангелие от Иуды, еще какие-то псевдопамятники. Кто определяет, что наполняет Священное Писание? Определяет Церковь, святые отцы, Священное Предание – тут конфликта нет: Священное Предание вмещает в себя Священное Писание. Но есть уже отдельные перекосы: люди любят смотреть православные передачи или читать в интернете, соцсетях, что батюшки пишут, но в Священное Писание не заглядывают. Поэтому, дорогие друзья, если вы сегодня еще не успели уделить время чтению Евангелия, то обязательно после программы откройте Евангелие, апостольские послания и чуть-чуть почитайте. Эта пища духовная должна быть в основе нашего спасения.

Подведем итоги нашей встречи. Было очень познавательно и интересно, получилась почти лекция по истории Древней Церкви и наследия, нам доставшегося.

− Дорогие друзья, телезрители канала «Союз», всегда с радостью прихожу пообщаться с вами. Надеюсь, вы найдете какую-то пользу в моих словах и для своего разума, и для своей души, укрепите свою любовь.

Нам кажется, что мы живем в самое тяжелое время, но если посмотрим на времена Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Богослова, то увидим, что тогда было куда тяжелее. Сейчас мы, даже не имея рядом с собою пастыря, проповедника, можем зайти в интернет, включить телевизор и получить совет, можем задать вопрос либо во время самой программы по телефону, либо вопрос в соцсетях. Но в древние времена такой возможности не было. Святители были светочами, которым нужно было на расстоянии донести до людей благовестие – так написать, чтобы люди захотели это переписать, пересказать, нужно было объяснить простому народу.

Мы, глядя на трех святителей, стараемся не жалеть себя, а пользоваться их опытом, опытом живых людей. Они были несовершенными людьми. Я уже говорил сегодня, как Григорий Богослов жаловался на Василия Великого: «Как ты мог? Ты меня использовал, пусть и для благой цели, но выманил из отшельничества и поставил епископом» – мы видим, что Василий Великий властный человек, и если что-то надо для пользы дела, он не пожалеет даже своего лучшего друга. Григорий Богослов любил пожалобиться на жизнь; нет чтобы сражаться за Православную веру, а он ушел, спрятался – тоже у него есть свои слабые стороны.

Про Иоанна Златоуста хорошо известно, как он обличал несчастную императрицу. Читаешь Иоанна Златоуста и думаешь, что она правда была чуть ли не дьяволицей во плоти. А потом читаешь ее биографию и видишь, что она прожила очень короткую жизнь и практически все время была беременной, родила много детей – ей даже развлекаться было некогда: постоянная беременность, токсикоз.

Мы видим, что у всех святителей есть недостатки, но их сильные стороны перевесили недостатки.

Иоанн Златоуст был очень злословный человек, но зато как он Господа проповедовал! Василий Великий был человек, который мог переехать другого как каток, но зато сколько он пользы принес Церкви… Григорий Богослов был нерешительный, но как он Бога прославлял! Поэтому находим свои слабые и сильные стороны: слабые подавляем, на сильные опираемся и идем ко Христу. Божией помощи!

Записали:
Маргарита Попова
и Наталья Богданова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс