Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №8 (1097) → Протоиерей Сергий Баранов: Перестаньте говорить о Христе, начните говорить со Христом!

Протоиерей Сергий Баранов: Перестаньте говорить о Христе, начните говорить со Христом!

№8 (1097) / 22 февраля ‘21

Беседы с батюшкой

Отец Сергий, Вы – секретарь Орской епархии, духовник Иверского женского монастыря г. Орска, писатель, режиссер, сценарист, художник, а еще папа шестерых детей и дедушка четырех внуков. Мы очень рады видеть Вас в нашей студии здесь, на Урале. Хочется поговорить на тему, которую Вы очень хорошо сформулировали в своей книге «Лети высоко! Жизнь как молитва». Главная фраза этой книги: перестаньте говорить о Христе, начните говорить со Христом.

– Это была, может быть, моя духовная трагедия, мой духовный опыт, когда сначала меня перестало удовлетворять просто внешнее обрядовое Православие, а потом стало в некоторой степени даже надрывать и разочаровывать. У меня появилась жажда живого Христа – не Христа двухтысячелетней давности, не Того Христа, Которого мы ожидаем после Второго Пришествия: мне Он стал нужен здесь и сейчас. Эта неудовлетворенность очень сильно надрывала, и я позволил себе Его искать.

В нашей Церкви часто бывает некая заболоченность, крайняя осторожность: мы настолько боимся прелести, что это парализует наше духовное творчество, наши духовные искания... В некоторой степени мы, может быть, лукавы, оправдываем свое нерадение осторожностью: нам достаточно того, что есть, что нам разжевали и дали. Как говорится, не выделяйся, иди в ногу. Но мне кажется, все святые отцы, которыми мы восторгаемся и которым пытаемся подражать, были чрезвычайные личности. Я не говорю, что я попытался стать чрезвычайной личностью – моя цель была просто стать динамичнее, хотя бы двигаться в эту сторону. И слава Богу, что я себе это позволил, – и теперь мое Православие обернулось состоянием счастья. Поэтому я улыбаюсь, наперекор многим православным, которые считают, что православные должны быть очень мрачные, чрезмерно сдержанные, холодные.

Когда меня спрашивают, может ли православный улыбаться, я говорю, что счастливый человек не может не улыбаться. А если человек в Православии находит Христа (хотя бы отчасти, в свою меру, не так сугубо, как, например, Симеон Новый Богослов), он пребывает в состоянии счастья и не может не улыбаться.

Поэтому у меня весь монастырь улыбается: все 35 монахинь просыпаются с улыбкой. Утром нас будит не колокольный звон, в монастырском дворе на побудку звучит скрипка. Мы просыпаемся с улыбкой и засыпаем, испытывая счастье.

С этим связана одна из историй, которую Вы рассказывали: человек практически пожаловался на то, что у вас в монастыре все улыбаются. Кого-то это даже настораживает...

– У многих такие стереотипы. Буквально вчера на беседе был такой вопрос: может ли человек в состоянии покаяния улыбаться? Нужно понимать смысл слова «покаяние». Покаяние – это изменение: динамика, но не статика. Это не просто видение своих грехов, но бегание греха – убегание в сторону Христа. И не может не радовать, когда есть хоть маленький результат.

У меня был такой опыт, когда я 12 лет занимался приютом для бездомных. Взял дом под слом и вселил туда 100 бездомных. Это, конечно, был кошмарный период, меня через 5 лет оттуда увезли в реанимацию в кардио-логию – они меня просто достали... И некоторые церковные люди мне говорили: «Ну и что? И какой у тебя результат?». Я говорил: «Знаете, может, у меня не будет того результата, которого вы ожидаете, но я Богу смогу сказать: „Господи, я пытался“. И это будет честно. А что вы скажете?».

Поэтому нужно пытаться. Не все из намеченного мы можем выполнить, но, как говорит Иоанн Златоуст, «Господь и намерение целует». Доброе намерение – уже хорошо. Православие не должно быть статичным, мертвым – это религия динамики, религия именно жизни, а не смерти.

Вы упомянули о святоотеческой литературе, о свято-отеческом наследии. В этих строчках я часто вижу именно дерзновенность людей: они перестают бояться ненужных страхов и пытаются искать...

– Знаете, я иногда обращаю внимание на такую антиномию. Православие все время говорит об осторожности, о возможности впасть в прелесть, обмане. И в то же время то же Православие ежедневно в богослужебных текстах, в житиях святых прославляет чрезвычайные подвиги святых, выходящие за рамки. Тут же нам говорят, что подражать им опасно и даже не стоит, но все-таки мы имеем как высокий идеал именно этих людей. Нас не особо интересуют в православной житийной литературе люди средние или ниже среднего, но всегда чрезвычайные люди, выходящие за рамки, представляют для нас интерес, вдохновляют, возжигают наше сердце на духовное творчество. Слава Богу, что в ком-то еще есть ревность.

Я обратил внимание: в нашей православной среде популярны выражения, что время подвигов прошло, что духовная жизнь невозможна, что мы спасаемся скорбями. Или еще одна избитая фраза – «нам оставлено покаяние». Я сразу задаю людям вопрос: а как вы понимаете покаяние? Это просто ходить и твердить: «Я грешник, простите меня»? Нет. Святоотеческий, богословский смысл слова «покаяние» – это изменение, причем изменение кардинальное. Просто признания своего греха недостаточно. Поэтому фразу «нам оставлено покаяние» можно перефразировать как «нам оставлено изменение».

Покаяние (метанойя) – это изменение, а не унылый пессимизм от наших грехов. В то же время покаяние невозможно не во Христе. Я не верю в покаяние от самого себя – оно несовершенное. Всяк человек ложь. Человек не может иметь совершенное духовное покаяние, его поражение будет касаться и его покаяния. Покаяние возможно только во Христе.

Вернемся к фразе «нам оставлено покаяние». Чтобы произошло покаяние, нужны молитва, пост, бдение, послушание – весь комплекс духовной жизни, без этого покаяние просто невозможно. Люди употребляют эти фразы, не углубляясь в то, что имеется в виду. Когда начинаешь задавать вопросы, люди проваливаются, не могут ответить...

Время вершков...

– Да. Какие-то общие фразы, даже не очень глубоко осмысливаемые. Симеон Новый Богослов (X век) – чрезвычайная духовная личность! Современники говорят, что время подвигов прошло, а он нам – о подвигах, о каких-то чрезвычайных состояниях. IV век: расцвет монашества. В VI веке говорили: мы не такие, как наши отцы. В следующем поколении говорили: мы не такие, как они были. Так за 2 000 лет можно совсем деградировать, если жить по этому принципу. Да, смирение, трезвая оценка самого себя, своего духовного уровня – это хорошо, но все равно цель должна быть высокая, иначе Евангелие для нас станет совершенно неисполнимой Книгой и в связи с этим – мертвой книгой, просто повествовательной.

Тем, кто говорит, что время подвигов и молитвы прошло, привожу навскидку примеры из XX века: Иоанн Кронштадтский, Силуан Афонский. Иосиф Исихаст – чрезвычайная личность: подвиг, как у отцов IV века, – и результат такой же. Многие из тех, кто говорит, что время подвигов прошло, были его современниками. Дальше: Порфирий Кавсокаливит, Паисий Афонский – я уже был священником, а он еще был жив, Гавриил (Ургебадзе) Самтаврийский, грузинский святой. И можно перечислять и перечислять дальше. Софроний (Сахаров), наш русский архимандрит, канонизирован Константинопольской Патриархией.

Когда я на Афоне и в Греции спрашиваю, кто для них Софроний (Сахаров), греки говорят: «Это самый великий богослов современности». Вот так греки говорят о нашем русском подвижнике. Хотя между нами есть небольшая ревность: они к нам относятся чуть-чуть свысока, ибо они нам дали православие, а мы иногда к ним относимся предвзято. Хотя это не по-христиански: везде есть зерно, и везде есть святые люди, у которых можно учиться.

Когда мы говорим о духовной жизни, так или иначе разговор сводится к каким-то основам. Наверное, для кого-то это слишком элементарный разговор, но если об элементарных, базовых вещах не говорить, тогда, наверное, не построить крепкий дом своей духовной жизни?

– А что для вас базовые, элементарные вещи?

Молитва, например.

– О! Этим все начинается, этим все и заканчивается. Это фундаментальная вещь. Иногда мне говорят: мы занимаемся и послушанием, и покаянием, и тем, и другим. Все должно идти через молитву. Не просто: «Господи, благослови сделать это», нет. Ты должен быть через молитву в Духе Святом, тогда твой разум будет действовать от Духа через Христа, твое вдохновение будет твоей силой, все будет в духе.

Мне однажды один молодой семинарист искренне, с жаром сказал: «Батюшка, вот я скоро стану священником. Как мне действовать в той или иной конкретной ситуации?». Я ответил, что ничего не получится, если будешь пытаться действовать от себя, – это всегда будет несовершенно, и всегда будут ошибки.

Имеете в виду – своим умом?

– Да. Ты всегда должен действовать от Духа Святого. Это идеал. А чтобы быть в духе, надо постоянно быть в молитве. Не просто по воскресеньям посещать храм, а потом на неделю делать перерыв. Не случайно Церковь говорит о непрестанной молитве. Апостол Павел говорит: Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. А можно перефразировать: непрестанно молитесь – и будете всегда радоваться.

Молитва – основа. Это не просто говорение, вычитывание, пропевание. Молитва – это состояние, в котором переживается Бог. Молитва происходит в сердце, а не в уме. Настоящая практика молитвы – когда ты находишь ту часть своей души, которая способна переживать Бога. И в этом состоянии иногда прекращается слово. Когда ты встретился с Богом лицом к Лицу, глаза в глаза (я аллегорически говорю), прекращается слово, потому что ты понимаешь, что Он все наперед понимает и тебе нечего сказать Ему. Тогда начинается просто благоговейное молчание.

У Антония Сурожского есть интересный момент. Когда он служил в Англии в кафедральном соборе, обратил внимание, как приходил пожилой человек, садился напротив распятия и мог часами сидеть молча перед распятием. Однажды Антоний Сурожский подошел, извинился, что проявил любопытство, и сказал: «Простите, я наблюдаю, что Вы сидите перед распятием не один день и подолгу. Как Вы молитесь? Что говорите?». Тот пожилой человек сказал: «Я ничего не говорю. Я смотрю на Него, Он смотрит на меня, и у нас все происходит». Примерно так происходит молитва – не интеллектуальная, а та, которая живет в сердце.

Интеллектуально – это о Боге, но не с Богом. Интеллект может говорить о Боге, признавать существование Бога, но Бога видит сердце.

Как-то на телеканале «Спас» я услышал священника, который сказал, что не в сердце все происходит, а в уме. Я бы внес корректировку: просто путают сердце как орган чувств, эмоций. А святые отцы говорят о духовном сердце. Это разные понятия. Духовное сердце живет не эмоциями, не страстями – это очень тонкая природа жизни, и в эту тонкую природу входит Бог и переживается, видится.

Сложно Вас прерывать, хочется слушать и внимать... Уверен, в творческих встречах или беседах, которые Вы проводите с мирянами, священнослужителями, людьми, несущими послушания в монастырях, говорят: «Батюшка, в современном мире такая круговерть – столько забот, переживаний, различных искушений! Где найти время и силы для молитвы?».

– Я все-таки не монашествующий, я – мирской человек, имеющий семейные обязанности, какие-то интересы, поэтому могу говорить с людьми объективно, и это дорогого стоит. Однажды мне один священник сказал: «Отец Сергий, как тебе повезло: ты больше 30-ти раз был на Афоне, и в Англии был у старца Софрония, и в Аризоне у старца Ефрема». Я говорю: «А Вам кто не дает? Не 30 раз, но хоть раз побывайте на Афоне, ведь это сейчас возможно, если задаться целью». И этот священник говорит: «Ой, у нас дела, у нас столько забот!..». Я тогда улыбнулся и сказал, что я, наверное, самый первый бездельник в епархии – секретарь епархии, настоятель кафедрального собора, духовник Иверского женского монастыря, тюрьмы, бездомные, детские дома, театр, кино, иконописная мастерская и много чего еще. Я, наверное, самый первый бездельник.

Понимаете, когда человек очень хочет, он найдет возможность. В нашем современном мире есть люди, которые говорят: «У меня сил хватает только телевизор посмотреть». Но если хватает сил на телевизор, значит, можно это время потратить на духовное чтение, молитву. У нас есть ночь. Полчасика или час многие могут найти, чтобы исполнить ежедневное правило. Если что-то делается стабильно, без выходных, без отпусков год, 10 лет, всю жизнь – тогда это дает результат. А когда начал, потом бросил, потом опять вернулся, тогда и результат соответствующий.

Так и в мирской жизни, искусстве, науке: если есть стабильность – ты добьешься результата. И наоборот: если несерьезно к чему-то относишься, такой же будет и результат. И тогда хочется сказать такому человеку: это твой выбор, потому ты и неуспешен ни в духовной плоскости, ни в земной. Может быть, ты немножко лентяй? Я и сам себе говорю: «Отец Сергий, ты мог бы большего добиться, но ты немножко лентяй».

В одном из Ваших фильмов Вы говорите: «Каждый день я обращаюсь к Господу, говорю Ему, что хочу убегать от греха, но понимаю, что снова и снова возвращаюсь, снова и снова каюсь»... Получается, борьба у нас происходит в ежедневном режиме?

– Не в ежедневном, а в ежеминутном, наверное. Проигрыш дорогого стоит, можно много чего потерять. Вообще, мне очень нравится и близка притча Господа о жемчужине: человек продает все состояние, чтобы купить одну драгоценную жемчужину. Когда человек так может поступить? Когда он знает цену жемчужины. Если он не знает этой жемчужины, он может спутать ее с китайской бижутерией. Но когда ты знаешь драгоценность жемчужины, то действительно готов дать за нее большую цену, все свое состояние. Но для этого должен быть опыт.

Отчасти мы приходим в Церковь, вдохновленные чьим-то опытом (опытом святых, например). И это хорошо, правильно, но в какой-то мере мы должны приобретать и свой личный опыт, иначе на чужом опыте мы просто перегорим и сдуемся. Мы обязательно должны подойти к личному опыту, который дает вдохновение трудиться больше и больше. Корень слова «вдохновение» – дух. Конечно, есть еще и другие духи, которые могут вдохновлять на другие творческие вещи, но, если мы вдохновлены Духом Святым, мы выходим из своих рамок, из своих человеческих резервов и можем многое. Поэтому мы ищем духа, вдохновения.

С одной стороны, в Ваших словах радость, надежда на что-то хорошее, прекрасное. При этом мы не взлетаем, хотя, казалось бы, должны...

– Есть очень хорошее святоотеческое выражение о печали и радовании, когда две противоположности соединены в одно. Радость происходит не от эйфории, эмоциональной разгоряченности – радость происходит именно в формате покаяния. Когда ты переживаешь свое недостоинство (недостоинство – это даже очень смягченное выражение), свое скотство, но в этой трагедии своего ничтожества видишь, что Бог тебя постоянно любит даже таким и готов ждать еще, еще и еще, это умиляет до слез, и ты никогда не впадешь в отчаяние.

Впасть в отчаяние, когда Бог тебя все-таки ждет, – мне кажется, это предательство. Бог тебя ждет, а ты впадаешь в отчаяние. Когда Бог для тебя становится реальной Личностью, личностным Богом – не идеей, не философским понятием, не исторической личностью, жившей две тысячи лет назад, – когда Он здесь и сейчас с тобой, ты не можешь не улыбаться (сквозь слезы, конечно). Самая светлая тема – это Христос, тем более в современном мире, надорванном, искалеченном, изуродованном. Когда в кислотной вредной агрессивной среде вдруг прорастает цветочек – это чудо! Поэтому, когда в нашем мире сохраняется возможность произносить: «Господи Иисусе», – это драгоценность.

Записала:
Нина Кирсанова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 
Первосвятитель

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Чем сильнее наше свидетельство, тем сильнее будет и сопротивление

– Приветствую всех членов Высшего Церковного Совета! Мы открываем первое в нынешнем году заседание нашего Совета. К сожалению, из-за эпидемии нам не удалось провести все заседания, как это планировалось, но сегодня мы проведем с вами очередное заседание Высшего Церковного Совета, используя уже отработанную модель дистанционного взаимодействия. Надеюсь, уже в ближайшее время, по милости Божией, мы все-таки вернемся к традиционному способу общения, лицом к лицу. Именно с таким общением часто бывают связаны самые важные и значительные моменты жизни, и этот способ общения ничем не возможно заменить. Полагаю, каждый из нас, пройдя через опыт пандемии, связанный с ограничением возможностей общаться друг с другом, еще и еще раз оценил, что означает быть вместе, что означает лицом к лицу обсуждать проблемы, передавать непосредственно друг другу свои мысли и свой опыт.

 
Беседы с батюшкой

Священник Стахий Колотвин: Пища духовная должна быть в основе нашего спасения

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс