Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №44 (1085) → Протоиерей Александр Трушин: Давайте воспитывать любовь в себе, а не тянуть ее из других, как веревки

Протоиерей Александр Трушин: Давайте воспитывать любовь в себе, а не тянуть ее из других, как веревки

№44 (1085) / 17 ноября ‘20

Беседы с батюшкой

Первый вопрос: «Может ли долгая жизнь быть наказанием?».

– Дорогие друзья, вопрос непростой. Либо мы обращаемся к размышлению того, кого спрашиваем, и для нас оно будет базовым, либо, наоборот, для нас оно не становится авторитетным. Либо мы обращаемся к каким-то историческим фактам или опыту Церкви, которые могли бы дать нам хотя бы частичный ответ на вопрос.

Вспомним один из случаев. Когда один из наших русских святителей приступил к своим обязанностям, то, пересматривая биографии тех священников, что теперь находились в его подчинении, он вдруг обнаруживает священника, которому было 102 года. И он решил повидаться с этим старым священником, приехал к нему, начал расспрашивать: «Отец, у тебя такая длительная жизнь. Либо ты величайший образец, свят уже при жизни, либо Господь ждет от тебя какого-то покаяния, которое ты не принес?». И старого священника настолько тронуло за сердце беспокойство святителя, епископа, что он ему признался: имеет тяжкий грех на сердце. Когда-то он нарушил каноны Церкви и отслужил 2 Литургии подряд в один день – это священнику категорически нельзя.

Одна Литургия – одно Причастие. И рассказывает, что барин построил церковь, собрались на службу, а барин просил без него не служить. Стояли, стояли, ждали, ждали, народ стал беспокоиться, и священник решил, что барин так и не приедет, и отслужил Литургию, а значит – и сам причащался, и людей причащал. Закончилась Литургия, разъехались люди, и приезжает барин в гневе, почему Литургия не служится. Священник берет на себя грех и служит вторую Литургию, чтобы утешить, успокоить барина. И этот грех молодых лет священник пронес через всю жизнь.

Епископ ему говорит: «Ты должен принести покаяние». Стали искать ту церковь, где когда-то служил этот священник. Старенькая деревянная церковь за давностью лет, оказывается, уже развалилась и практически исчезла с лица земли. Но они приехали в ту деревню, где служил еще совсем молодым этот старый священник, и по расположению старых деревьев священник определил, где был алтарь того храма. В воспоминаниях епископа рассказывается, что небо было затянуто тучами, моросил дождь, и старый батюшка, встав на колени на том земляном участке, где когда-то был алтарь, вознес руки к Небу и стал просить у Бога прощения за ту дерзость, что он допустил при этом служении. И вдруг дождь прекратился, тучи как бы разорвались, и луч солнца упал на старого священника. Сам епископ был настолько потрясен этим зрелищем, что сказал старцу: «Мы с тобой видим, что прощение тебе дано с Неба», прочел над ним разрешительную молитву, и они разъехались по своим домам. Буквально через 3 дня старый священник скончался.

Видите – пример, когда Господь даровал длительную жизнь, чтобы человек принес покаяние. На нем и до сих пор считается, что если люди живут неправедной жизнью, но Господь дарует им длительные годы, то дарует их для принесения покаяния.

Мы знаем, что в православном народе твердо держатся поверья, что долго человек живет только в двух случаях: либо его жизнь является образцом для окружающих, либо Господь дает время покаяться в недостойных поступках. На это и будем с вами опираться, ибо любые личные измышления роли не играют.

Вопрос телезрительницы из Подмосковья: «Я сначала попрошу прощения у Вас и у Господа – очень дерзновенный у меня вопрос. Прежде творения мира, природы, человечества Господь предвидел, что мы падем, знал, что Сына Своего пошлет на такие муки, а мы продолжаем грешить (кровь, насилие и так далее). Для чего тогда это все было? Что Он нам хотел этим показать?».

– Любовь правит миром – я имею в виду любовь Божию. В этом как раз проявилась любовь Господа. Более того, Господь творит человека как венец всех творений и весь животный и растительный мир отдает в подчинение человеку как царю природы – это любовь. Господь воплощается на земле через Деву Марию, живет среди людей, творит чудеса, исцеления и принимает предательства, распинается – по любви к людям. И Дух Святой нисходит на апостолов, чтобы они проповедовали слово Христово. Эти 12 переквасили весь мир, и большинство из них приняли мученическую смерть. Это тоже по любви к людям.

Это то, что от нас с вами ждет Господь: чтобы мы несли любовь. Не будет любви, нам апостол очень хорошо напоминает: если даже вы раздадите свое имение и отдадите свое тело на сожжение, но любви не имеете, все это кимвал бряцающий, медь звенящая. Самое трудное для нас с вами – любить.

Поэтому Господь, не стесняясь, говорит: будьте подобны Отцу вашему Небесному. Представляете? Если бы даже ко мне кто обратился и сказал: «Батюшка, будь подобен Богу», конечно, первая мысль: «Да что ты говоришь такое страшное?». А потом понимаешь: ничего особенного. Да, по своей доброте, по своей любви мы должны уподобляться Творцу Неба и земли, мира видимого и невидимого. Поэтому давайте воспитывать в себе любовь: не из других ее тянуть, как веревки, а именно в себе ее воспитывать. Трудно? Несомненно. Наверное, каждую передачу мы об этом с вами и говорим.

Начнем с самого малого. Никто не может сразу проявить большую любовь. Это только протестанты могут говорить: мы любим весь мир. Лгут. Любовь начинается с малых трудов, с малых шажков и воспитывается все более и более в каждом человеке. И никто не может воспитать ее, как только сам человек, опираясь на Евангелие, на помощь духовника, на те чудесные молитвенные слова, которые мы с вами вычитываем постоянно.

Дай Бог нам сил стремиться все время воспитывать в себе любовь. От самого простого (уметь поделиться краюхой хлеба, отдать ее) до самого хорошего состояния, когда даже помыслы плохие не приходят – не просто что-то там увидел, осудил, а потом: «Ой, да нельзя же мне так думать, придется в этом каяться», – нет. Хорошо, когда к тебе вообще такие помыслы не пришли.

Есть старенькая притча. Муху спрашивают: «Есть ли вокруг цветы, где ты летала?». Муха говорит: «Нет, цветов я не видела, но куча навоза в овраге лежит замечательная». Потом спрашивают у пчелы: «Пчела, много ли навоза вокруг?». – «Не знаю, не замечала, – говорит пчела. – Но чудесные цветы вокруг очень хороши, и мед с них прекрасен». Каждый из нас должен находить в себе способность видеть только мед, только цветы и не видеть остального. Это и есть воспитание любви. К этому мы должны стремиться.

Конечно, все начинается с малого. Где-то надо уметь сдержать свой язык, не влезть в чужой разговор, не начать поучать. Что это будет? Пост? Давайте назовем это постом. Сдержанность? Давайте назовем это сдержанностью. Не ссориться со своими близкими, не препираться с мужем или женой... Это называется смирением? Давайте назовем это смирением. Но это будет любовь.

Уметь не ворчать – это будет любовь. Уметь свои матерные возгласы за рулем заменять молитвой. И даже когда какой-то чудик перебегает дорогу перед самым носом твоей машины, воскликнуть: «Господи, помилуй этого чудака!». Но сначала-то мы слышим другое. Это уже потом: «Господи, прости. Господи, помилуй его», – да с такой интонацией скажут, что понимаешь: вкладывается-то туда совсем другой смысл. А нужно искреннее желание, чтобы Господь его помиловал. Вот тогда это будет правильная любовь, это будет то, к чему человек должен стремиться.

И будут на это годы, наверное, уходить. Но тогда человек не будет говорить: «Я уже 20 лет хожу в этот храм и стою на этом месте, а Вы сейчас встали на мое место. Пожалуйста, отойдите». Какая тут любовь?

Так что дай Бог нам сил через пост, кротость, послушание, смирение взращивать в себе любовь, как цветы на хорошей клумбе. Хороший цветовод всегда возится в земле, всегда у него грязные руки. Никто в выходном платье и в туфлях на каблуке не ползает по грядкам. Бывает, что москвичи приедут на дачу и второпях что-то делают, но это не в счет.

Духовные труды такие же непростые.

Мы на самом деле не видим тех, кто по-настоящему трудится над собой. Не видим в том смысле, что не замечаем их трудов. Нам иногда кажется, что они заняты чем-то неважным – например, не поехали с нами посещать монастыри или не стали в очередь к чудотворной иконе. А оказалось, что человек работает над собой, что он предпочитает в это время потрудиться на благо другого человека: да, он не смог поехать, но в это время он ухаживал за больной старухой – помыл ее, переодел, причесал, убрался в комнате, помыл окна. И вот когда мы с вами положим на весы эти дела, что Господь примет: омовение этой старушечки или посещение десятка наших монастырей? Мы не знаем – Господь нам Судья. Но мы догадываемся, что будет ближе Господу.

Все, о чем мы с вами говорим, должно привести к самому важному – к состоянию любви, к воспитанию. Нужно ловить себя на помыслах, не связанных с любовью, ловить себя на этих якобы случайных выкриках: «Почему я допустил злобный выкрик, крик недовольства? Почему мне пришла какая-либо злобная или хульная, завистливая мысль?» – вот это будет нормальным состоянием человека. Тогда и болтать не будут, приходя в храм: некогда будет болтать, стыдно перед Богом.

Вопрос телезрительницы: «Как понять такие слова: „Держи ум свой во аде“? И как совместить их со словами: „Царство Небесное внутри вас есть“? Я понимаю это как примирение с Богом и благодать в душе. И еще вопрос: на православных каналах часто просят помолиться об усопших, за болящих. Насколько это правильно? Батюшки на этот вопрос порой дают диаметрально противоположные ответы, и я запуталась».

– Отвечу сначала на 2-й вопрос. Я тоже буду с кем-то диаметрально противоположен в ответах. Есть практика старых священников. Когда просят о ком-то молитвенно воздохнуть, нужно просто перекреститься и сказать: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй раба Твоего с домочадцами». Вот мое воздыхание – только оно должно быть от всей души, не формально. Тогда это будет молитва. Можно сказать, что вы выполнили молитвенное правило на данном отрезке времени. Так же об упокоении: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего».

Мы все сейчас наполнены событиями, которые недавно произошли. Хотя мы должны радоваться, но по-человечески переживаем уход в мир иной протоиерея Димитрия Смирнова, столь любимого для многих пастыря. И архидиакона Илиодора из Оптиной пустыни. Я с радостным воздыханием сердца хочу сказать: «Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих протоиерея Димитрия, архидиакона Илиодора». Вот это и есть молитвенное воздыхание. Вы вполне это можете сделать.

Смущает другой момент: иногда люди просят помолиться или взять кого-то на постоянное поминовение, а вы не знаете этого человека, о котором просят молиться, и даже плохо знаете того, кто об этом просит…

Этот вопрос задайте своему духовнику, батюшке, у которого вы постоянно исповедуетесь, и он, зная ваше состояние, либо благословит это, либо предложит помянуть один раз – и этого будет достаточно. Молитва за другого человека никакими канонами не оговорена. Есть опыт и практика. Есть дивные случаи, нравоучительные. Да это и не так просто.

В моем опыте был такой случай. Ко мне пришел за благословением на молитву о своем отце мужчина (уже в возрасте, офицер в отставке) и говорит: «Батюшка, я только недавно узнал, что мой отец умер от пьянства. Я, будучи юношей, ушел из дома, поступил в военное училище, а он всю жизнь пил. Отец умер давно, но я хочу начать за него молиться. Благословите меня молиться за него». Мы с ним это все взвесили. Я попросил его собраться с мыслями, подождать, пока у него хоть какой-то опыт появится (этот человек только недавно, чуть ли не в первый раз, пришел в церковь и сразу стал просить такое благословение). Я посоветовал ему сначала походить в храм, помолиться, а потом было бы видно, какое правило надо выполнять. Он возмутился, как это часто бывает с новоначальными, ушел, и увидел я его года через 2. Он пришел, напомнил мне, что уже был и просил благословения. А пришел он с тем, что начал пить. Вот так враг поднасел на молитвенника за то, что он начал вымаливать отца… Это не значит, что не надо молиться за отца. Но человек не был готов. Он пришел и просит: «Батюшка, помолитесь обо мне. Я всю военную службу прошел, я никогда не пил. А сейчас не могу, чтобы к вечеру не выпить». И тут мы выяснили, что он молится об отце, не дождавшись благословения…

Но это опыт отдельных священников. Приходите к духовнику, и он благословит вас на ту или иную форму моления о другом человеке: иногда читают Псалтирь, а может, нужно подать записочки в храмы, монастыри, где постоянно идут поминовения.

Я слышал от некоторых людей, ходящих в храм, что мы должны за всех молиться. Дай Бог вам сил за всех молиться. А из опыта священника могу сказать, что, если браться молиться за совершенно чужих людей, о которых вы ничего не знаете, тогда надо соглашаться на аскетические упражнения: если ты берешься молиться за кого-то, то, например, кроме среды и пятницы постись по понедельникам.

Или скажи: «Господи, я прекращаю ходить каждый вечер в кино (или: смотреть телевизор, сидеть в компьютере)». Тогда будет действенная молитва. Ты понуждаешь себя к труду. Медью звенящей, бряцающим кимвалом ты можешь быть сколько угодно – святитель Игнатий пишет о таких случаях: «Вы не молитесь, ваша молитва – это пустое сотрясение воздуха». Пусть лучше моя молитва будет маленькая, коротенькая, но чтобы она шла из глубины сердца.

Мы все говорим, что смерть – это радость. Светские люди нам возражают: почему вы говорите о смерти как о радости? И они нас в этом осуждают. Давайте объясним, почему смерть – радость. (Хотя я тоже не могу сказать, что для меня это радостное событие. Это очень страшно.)

– Почему у нас есть родительская суббота? Христианин умом (а где умом, там и сердцем) должен быть устремлен к вечной жизни. Мы сейчас говорили, что нужно держать ум во аде (наша зрительница привела эти слова) – когда ко мне приходят недостойные мысли, я должен вспоминать, что буду отвечать перед Богом за помыслы. Поэтому говорим: «Держи ум свой во аде». Но при этом мы радуемся за наших усопших, которые уже перешли в жизнь вечную и становятся за нас с вами молитвенниками, ходатаями. Переживаем мы потому, что по-человечески привязаны к этим людям. Как говорится, ничто человеческое нам не чуждо (Даже Сам Христос прослезился и восскорбел, когда речь шла о брате Марфы и Марии) – ничего тут осудительного нет, но нельзя только на эти чувства опираться, считать, что только человеческое – самое главное. Тогда мы превратимся в атеистов.

В нашем храме был такой случай во время отпевания. У одной женщины умер старый муж. Во время отпевания она наклонилась над гробом и начала громко кричать: «Кто же теперь нам дачу будет достраивать? Что же ты так рано ушел?». Нас, окружающих, это очень поразило: для нее было важно, чтобы он выполнил свои земные обязанности, а потом пусть куда угодно девается.

Мы радуемся о переходе в жизнь вечную. Как во время крещения человека священник облачается в белые одежды, так же он провожает усопшего: считается, когда человек умирает, его душа рождается для жизни вечной, и священство в белых одеждах провожает душу человека из ее земной юдоли в жизнь вечную. Несомненно, скорбь за людей, которые потрудились на земле, соединяется с радостью, что человек уже дома: мы еще в гостях, а он дома. Сколько еще даст Господь пребывать в гостях? Нужно использовать отпущенное время для полезных дел. Это на самом деле трудно. Мы все время хотим отдохнуть, ищем себе причины, оправдания, но надо понуждать себя трудиться: Господь потом спросит за те дары, что Он дал, чтобы мы могли делать добрые дела и предстать перед Богом в надежде, что добрые дела перетянут чашу весов и нас оправдают.

На земле мы только учимся жить.

– Да. Душа получает земной опыт. Какая она будет у тебя – любящая или всех ненавидящая? Будет у тебя душа добрая или завистливая? Мы же формируем на земле свою душу: Царство Небесное внутрь вас есть. Что успеешь в своей душе взрастить, так и жить будешь на земле, и в таком состоянии твоя душа придет к Богу. Профессор Алексей Ильич Осипов очень любит говорить: «Нас в наших порывах сдерживает тело. А когда тело распадется и душа останется одна, без сдерживающих рамок, то какая она будет, куда потянется? К Богу или от Бога?». Из этого и складывается наше состояние.

Один любит вечерами книги почитать, а другой хочет вечера провести за выпивкой. Один хочет послушать спокойную, радостную музыку, а другому нужно что-то возбуждающее, раздражающее, что потом приводит к дерганью, гневному крику. Причем я видел седовласых мужчин и женщин, которые в рваных джинсах продолжают ходить на дискотеки: они говорят, что не могут спокойно уснуть, пока не побудут на танцевальной площадке. Видно, душа уже сформировалась… У тебя уже седина на висках, а ты еще прыгаешь и скачешь...

Отец Александр, мы благодарим Вас за этот эфир, за то, что нашли время приехать к нам и ответить на вопросы наших телезрителей.

– Спаси Господи вас за приглашение, а у зрителей прошу прощения, если сказал не то, что они хотели услышать. Храни вас всех Господь.

Записали:
Елена Кузоро
и Наталья Культяева

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс