Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №29 (1070) → Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: Грех и тягчайшее преступление...

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: Грех и тягчайшее преступление...

№29 (1070) / 1 августа ‘20

Архипастырь

Тема сегодня непростая. Предлагаю обсудить предложение уполномоченного при Президенте России по правам ребенка Анны Кузнецовой относительно абортов: она предлагает сократить финансирование клиник, которые проводят аборты, и ограничить в аптеках продажу контрацептивов. Как Вы относитесь к этой инициативе?

– Вполне естественно, что уполномоченный, как человек, который защищает права ребенка, защищает их всеми доступными силами и средствами. Инициатива, которую озвучивает омбудсмен, не нова. Очень часто об этом говорил и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Я, кстати, был свидетелем очень интересной и обоснованной дискуссии в Совете Федерации РФ во время Рождественских парламентских чтений. Тогда Святейший Патриарх говорил, что финансирование подобного рода медицинских манипуляций из средств налогоплательщиков совершенно не обосновано в силу самого важного принципа: не затем человек платит налоги, чтобы за счет этих средств совершалось то, что имеет прямое наименование – намеренное детоубийство. Искусственное прерывание беременности – грех и тягчайшее преступление.

Депутат Государственной Думы, экс-глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко по поводу этой инициативы очень часто выступает. Если позволите, процитирую его слова: «Мы уже запрещали аборты. В сараях повивальные бабки в антисанитарных условиях гробили молодых девочек, лишали их здоровья и счастья быть матерями». Как Вам такой взгляд на проблему?

– Сегодня мы столкнулись (и, кстати, об этом тоже говорил Святейший Патриарх) с ситуацией, когда само по себе отношение к аборту носит завуалированно поддерживающий характер. Проще говоря: когда подобного рода манипуляции совершаются за счет бюджетных средств, само отношение к этому очень важному (не столько медицинскому, сколько внутреннему нравственному) вопросу складывается простым образом – поддержкой принимаемого решения.

Я не думаю, что мы можем получить то, о чем предупреждает врач. Вообще, очень странно слышать от врача любые слова в поддержку того, чтобы прекратить жизнь – мне кажется, для врача вполне естественно бороться за жизнь до последнего, а с подобного рода логикой мы можем очень далеко и глубоко зайти. В какой момент врач, что называется, может сказать себе: «Все, больше за жизнь я не борюсь»?

Не думаю, что рассмотрение этого вопроса может привести к увеличению криминальных операций. Просто нужно навести порядок в самой медицине, а эти манипуляции вывести из системы обязательного медицинского страхования.

Говорят, что тогда дома будут какими-то народными средствами пытаться избавиться от детей...

– Чтобы ответить на этот вопрос, конечно, необходима практика решения этой проблемы, ведь перед тем как муж и жена подходят к принятию такого решения, перед ними встает ряд достаточно разноплановых вопросов. И сегодня нужно научиться отвечать на эти вопросы: это и социальное обеспечение, и социальный статус семьи, и соответствующая материальная поддержка. И самое главное, своевременная и правильная медицинская поддержка, медицинское сопровождение, которое нацелено на сохранение самого дара жизни.

Ответственность мужчин какова, когда встает этот выбор?

– Ровно наполовину: это решение принимают оба – ответственность делится на двоих.

Представим распространенную ситуацию: у женщины есть дети, нет работы, она полностью зависит от мужа – и он гонит ее на аборт. В таких ситуациях тоже половина ответственности?

– Мне думается, в таких случаях ответственность будет заключаться не только в том, что муж понуждает женщину к этому действию: он еще и слагает с себя обязанность заботливого, трепетного, достойного поддержания собственной супруги.

Чтобы это проиллюстрировать, расскажу о примере, который произошел с моими знакомыми. У них сложилась такая же ситуация, и дискуссия в семье, что предстоит появление на свет ребенка, была неоднозначной. Я помню, как разговаривал с этой мамой, и она мне задала вопрос: «Владыка, что мне сказать своему мужу, который продолжает настаивать на совершении аборта?». Я сказал ей, что он никогда не сможет этого забыть и всю оставшуюся жизнь будет жить с мыслью о принятом им решении о самом настоящем убийстве. Поверьте, это бóльшая внутренняя моральная нагрузка, чем проблема нагрузки на бюджет семьи. Кстати, у них родилась замечательная девочка, они счастливы оба и радуются тому, что в их семье появился еще один ребенок.

Как хорошо, когда такие счастливые жизненные ситуации… Владыка, эта проблема была всегда – в Священном Писании что-то говорится об этом?

– Прямо об абортах в Священном Писании ничего не говорится. Но к нашей сегодняшней встрече я подготовил несколько цитат из Священного Писания. Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках – об этом говорит ветхозаветная Книга Исход.

Когда мы вчитываемся в Священное Писание, то и в Ветхом, и в Новом Заветах находим самое прямое подтверждение тому, что жизнь человека начинается не с момента его физического рождения и появления на свет, а с момента зачатия, появления эмбриона. К примеру, пророк Давид в Ветхом Завете говорит: «Ибо Ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен». Или в Новом Завете апостол Павел пишет: «Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею». Священное Писание однозначно рассматривает дар жизни как наивысший акт любви Божией по отношению к человеку. И преступление против жизни неродившегося ребенка – это еще и преступление против Божественной любви и Божественного замысла.

Согласно Конституции, человек имеет права только с рождения. Внесли бы Вы изменения, что эти права начинаются чуть раньше?

– Конечно, нам нужно менять это сознание. Ведь в чем заключается опасность принятия решения, что, мол, родился – тогда и начались твои права? Это как будто бы снимает всякую ответственность с самих родителей.

Мы должны понимать, что эта жизнь нам подарена, дана. Да, несомненно, я сам распоряжаюсь, как буду жить и какие буду предпринимать поступки в своей жизни, но я должен понимать, что все предпринимаемые мною шаги свободы должны быть в первую очередь направлены на сохранение дара жизни.

Вы уже сказали, что грех аборта равен греху убийства. Это один грех – если убиты взрослый человек и младенец?

– Вне всякого сомнения. Любое покушение на жизнь, как любой грех, начинается с малого попустительства. Сначала человек смотрит на подобного рода вопрос как на почти бытовой. Хотя это не совсем так. Мне нередко приходится общаться с молодыми мамами, которые еще не родили ребенка и находятся в трудной жизненной ситуации с непростым внутренним моральным выбором. Происходит внутренняя моральная борьба.

Вспоминаю беседу в одном из родильных отделений. Старшая медсестра рассказала мне историю, как она говорила с будущей мамой, что та должна рожать. А молодая женщина ей в упрек говорила, что все это очень неудобно, не вовремя и некстати. Простой вопрос: неужели жизнь может быть некстати? Неужели все то, что мы делаем вокруг себя: разводим сады, разбиваем парки, строим города, дома, – это не ради жизни? Неужели удобству этой жизни может помешать сама жизнь?

Конечно, сейчас можно дискутировать и говорить о так называемых показаниях к совершению того или иного (и мы еще об этом поговорим), но защита жизни до последнего крайне важна.

Человек сначала соглашается с тем, что эта новая жизнь ему мешает. А что завтра ему помешает? Шумная соседка? Муж, который разочаровал? Или сотрудницы на работе, которые мешают спокойной жизни? Кто завтра может оказаться в череде людей, которые помешали? Почему бы здесь не вспомнить нацистскую Германию, когда были люди определенной расы и только они имели право на существование, а все остальные – как сорняк?

По данным ООН, в мире ежегодно делается 55 000 000 абортов… Как Вы думаете, почему сейчас в нашем обществе так сильно развито абортивное сознание?

– По разным причинам. В первую очередь потому, что есть только я, а все остальное – не так важно (или все остальное должно быть подчинено мне). Когда человек ставит себя в центр жизни, он все подчиняет самому себе. И чтобы такое подчинение было оправданным, очень быстро находит всему замену: к примеру, грех блуда называют сожительством, грех детоубийства – абортом. Грех насилия называют самовыражением. Все приспосабливают под себя самого.

В одной из басен Крылова есть замечательный персонаж, который привык смотреть, что называется, питаться с помоек и никак не может поднять голову кверху, чтобы заметить что-то светлое в своей жизни. Вот так и происходит. Это, если так можно сказать, атрофированные мышцы (уж простите за такой медицинский термин) души, которые неспособны поднять сердце выше, когда мы уже привыкли смотреть в плоскости своей жизни, разучились замечать чью-то чужую жизнь рядом со своей и не видим, что эти жизни очень взаимосвязаны. Ведь сохранение жизни и вне себя, не только внутри – это сохранение и своей собственной жизни.

В настоящее время медицина способна на невероятные вещи. Я недавно прочитала статью о том, что японские медики выходили двух мальчиков, которые родились весом чуть больше 250 г. Это, конечно, победа в медицине и большая радость для родителей. Но все сразу были поставлены в известность, что такие детки рождены слабенькими, будут расти слабенькими, что все это дорого, тяжело. И сразу возникли два мнения биоэтики: нужно ли это делать, или оставить природе разбираться (ведь раньше без новых медицинских препаратов такие дети были бы обречены)? Кто-то называет это гуманизмом. Кто-то говорит, что если есть современные медицинские технологии, надо таких детей выхаживать. Что Вы скажете?

– Я имею опыт общения и с акушерами, и с мамами, которые находятся в родильном отделении. Все говорят в один голос. Вспоминаю встречу, когда врач с очень хорошим образованием сказала: «Как Бог даст». Такие ответы всегда вызывают двойственное чувство: или человек так ответил потому, что увидел меня в рясе, или это какое-то другое убеждение? Я был тогда как раз в отделении для недоношенных детишек – меня пригласили благословить их. Заведующая отделением (кстати, эта женщина не христианка) мне сказала: «Знаете, я много раз убеждалась, что мы просто делаем то, что хочет Небо. Если нет воли Неба, что бы мы ни делали и какими бы стабильными и хорошими ни были показатели, все происходит по-другому».

К подобного рода событиям нужно относиться с достоинством человека, имеющего знания (в том числе в области медицины, чтобы помочь выходить такого ребенка, и так далее), но и с достоинством человека, имеющего, вместе со знанием, глубокое доверие Промыслу Божию: как будет – так и будет. На мой взгляд, в этом одна из граней профессионализма врача, который и одно, и другое делает единым целым – вот это правильное отношение к жизни. Тогда врач совершенно искренне говорит маме, в разных обстоятельствах потерявшей своего ребенка: «Мы сделали все, что умели, все, что знали, все, что могли». Это означает, что дальше – тайна жизни, а она в руках Божиих.

При наступлении беременности тоже есть 2 противоположных мнения. Кто-то бегом бежит в консультацию, чтобы все медицинские разработки, препараты применить, чтобы ребенка сохранить. А кто-то считает, что «это тонкий процесс: как природа распорядится, так и будет», и до последнего в консультацию не идет, боясь, что неправильно что-нибудь пропишут. Вы кого поддержали бы?

– Я бы поддержал тех, кто не теряет надежды и благоразумия. Здесь нужно правильное отношение. Любая женщина имеет лучшего врача – собственное самоощущение. Оно основано не только на медицинских анализах и их результатах, но еще и на внутреннем глубоком чувстве большой веры и большой любви к еще не рожденному младенцу.

Когда вы мне задаете вопросы, я сразу представляю лица тех мам, с кем говорил. Помню встречу, когда родился ребенок с большими осложнениями, были большие проблемы со здоровьем, с развитием. Мама знала, что могут быть такие последствия.

Но чтобы понять именно не трагизм, а полноту жизни, нужно было просто посмотреть в глаза этой маме: это не были глаза отчаявшегося человека. Она сказала: «Знаете, мой нездоровый ребенок поменял всю мою жизнь. Я сама как-то здоровее стала – начала замечать жизнь как таковую, начала радоваться вещам, которых раньше даже не замечала. Жила и жила для себя, что называется. А его появление стало каким-то откровением. Да, я устаю, да, бывает очень тяжело, но я – счастливый человек».

Кстати, нередки случаи, когда семьи разрушаются – некоторые испугавшиеся папы оставляют таких детей, семью. Но многие мамы говорят: «Слава Богу за все!». Вспоминая тот разговор, могу сказать, что духовная жизнь этого человека началась как раз с таких обстоятельств жизни.

Часто мамочки, когда узнают о таком диагнозе, как в приведенном Вами случае, сразу получают предложение идти на аборт. А если ребенок рождается и диагноз подтверждается, им предлагают отказаться от него. Во врачебной среде многие называют это гуманизмом: «Зачем мучиться женщине и ребенку? Лучше сразу избавиться». Но некоторые не обвиняют врачей – говорят, что это эмоциональное выгорание и такое бывает и у врачей, и у священников.

– Чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть на количество врачебных ошибок, неточных диагнозов и предположений. Это числительное достаточно убедительно говорит, что не все так, как нам иногда преподносят.

Это так называемые прогнозы – например, каждый день мы встречаемся с прогнозом погоды на следующий день или на неделю вперед. Мы понимаем, что все прогнозы очень относительны и зависят от массы всяких обстоятельств, но все равно почему-то начинаем им доверять. (Может, это происходит еще и потому, что мы хотим чуть комфортнее сделать собственную жизнь, просто нам иногда так выгодно.)

Так что, когда слышишь подобного рода предложения, нужно задаться самым важным и самым главным вопросом: а в чем здесь гуманизм? Например, тот самый гуманизм был у фашистской Германии (мы говорили об этом), так называемого, избранного народа, особенной расы. А как далеко подобный гуманизм может зайти? Сегодня речь о том, что возможны какие-то нарушения в деятельности сердца будущего ребенка, а завтра не понравится цвет его глаз, или цвет волос, или пол?

Мы сегодня с этим уже сталкиваемся, когда есть возможность благодаря современным медицинским технологиям менять в человеке физическое естество, при этом подвергая страшной инвалидности душу не только ребенка, но и тех, кто видит это, знает об этом.

Какой грех совершают вынуждающие женщину идти на аборт?

– Мне трудно ответить однозначно, но им с этим очень тяжело жить, поверьте. Уж простите, опять обращусь к практике: то, о чем мы говорим, это реальные истории из нашей жизни – говорим, что называется, о земном. Я общался с врачом-гинекологом, которая пришла ко мне на Исповедь. Она говорила, что как врач она совершала, в том числе подталкивала, молодых мам к совершению подобного рода операций по разным причинам или легко на это соглашалась. Сейчас, как она говорит, жить с этим невозможно, очень тяжело: это колоссальная ответственность!..

Поверьте, иногда на врачей возлагается непростое бремя, и иначе как через собственную веру, собственную надежду это не пережить. Нередко врачам приходится принимать решение прямо во время совершения оперативного вмешательства, в том числе при родовспоможении. Кстати говоря, Церковь в поддержку врачей устами «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» говорит, что если в момент родов происходят необратимые процессы и врачу нужно принять решение, чью жизнь спасать, то врач спасает жизнь матери. Пожалуй, это самый важный взгляд на тот непростой выбор, который делают врачи.

Еще один вопрос – факты узнала только во время подготовки программы, и они меня очень поразили: аборты – не просто моральный выбор, сегодня это еще и крупный страшный бизнес. Абортивные материалы используются в медицине, в фармакологии и даже сельском хозяйстве – в открытых источниках спокойно можно найти информацию о том, что в 1960-х годах прививки от кори, краснухи, бешенства и ветрянки были основаны на диплоидных клетках эмбрионов после аборта (это не значит, что сейчас они есть в каждой вакцине, но начиналось все именно так). Как быть с этим знанием?

– Мы уже как-то говорили, что нужно очень серьезно относиться к подобного рода всем рекомендуемым медицинским манипуляциям и благодаря сегодняшней информированности серьезно изучать историю вопроса. Если становится очевидным, что в основе какого-то препарата, например, для молодости или для использования в сельском хозяйстве, есть подобные биоматериалы, то, конечно, надо сказать «нет»: вольно или невольно, применяя это ты соглашаешься на существование подобного рода технологий.

Ведь, как известно, спрос рождает предложение – особенно сейчас, в нашем капиталистически развивающемся мире, чем больше спроса, тем больше будет предложений. А вот предложения как раз и будут являться мотивацией настоятельно рекомендовать избавиться от нерожденного ребенка по разным причинам. И это в дальнейшем может стать финансовым источником.

Все абсолютно понятно с препаратами для омоложения. Ну а что делать с вакцинами? Та же краснуха, например: ее делают, чтобы во время беременности исключить риски для будущего ребенка; получается, зло приносит добро. Какой должен быть вывод?

– Мне кажется, здесь есть некоторая недосказанность, и, может быть, даже недоинформированность: если взять опыт развития человеческого общества, эти заболевания не впервые появились, и есть определенный опыт их лечения, профилактика и реакция на них. Но применять технологии, которые основаны на подобного рода манипуляциях, на мой взгляд, крайне опасно.

Владыка, большое спасибо за беседу. Конечно, вопросы еще остались, а пока – время Вашего заключительного слова.

– Благодарю за непростой, но очень нужный и своевременный разговор. Дорогие братья и сестры! Мы часто слышим, а иногда и произносим слова: «Как ты не вовремя!». Нельзя такое обращать к человеку: потом это распространяется на все – «как ты не вовремя позвонил, пришел, захотел родиться, появился в нашей семье»... Вовремя! Жизнь – дар Божий, и она происходит именно тогда, когда этот дар мне так нужен. Нужно только поверить в это. Тогда и я всегда буду вовремя и перед Лицом Божиим, и перед взором своих родных и близких.

Дорожите жизнью! И пусть Господь хранит всех нас.

Записала:
Нина Кирсанова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс