Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №29 (1070) → Митрополит Томский и Асиновский Ростислав: Наука и религия

Митрополит Томский и Асиновский Ростислав: Наука и религия

№29 (1070) / 1 августа ‘20

Архипастырь

Владыка, часто науку и религию противопоставляют. На Ваш взгляд, с точки зрения православного учения, наука и религия – антиподы или что-то единое?

– У Церкви какого-то специального учения или взгляда о науке нет. Наука и религия присутствуют в нашей жизни, между ними неизбежны какие-то взаимоотношения, и исторически мы видим, что эти взаимоотношения в оценке людей бывают разными. Некоторые видят в религии и науке союзников, идущих нога в ногу, другие видят двух антиподов, враждебность.

Мне думается, как и огромному количеству представителей научного сообщества, что на самом деле между наукой и религией никакого противоречия нет. Антагонизм навязывался сознанию человечества в нашей стране тогда, когда атеистическая система была государственной идеологической системой, и когда атеизм проповедовался именно как научный, как единственное научное мировоззрение, и места Богу в идеологической системе не было. Причем основоположниками так называемого «научного» (в кавычках) атеизма была далеко не советская научная общественность и даже не ученые, а были философы (наверное, их тоже можно назвать учеными) – те, кто обобщает, складывает в единую систему знания науки, которые получены на тот момент.

В основном в XVII–XVIII веках многие ученые в Западной Европе стали рассматривать науку как нечто противоположное Церкви, развили эти идеи в своих трудах Карл Маркс, Фридрих Энгельс, а через них такие воззрения пришли и в нашу страну, и с созданием Советского Союза такая идеологическая система стала основной. Но сами ученые, как западные, так и наши отечественные, в большинстве своем, не боюсь это сказать, не были атеистами – они были религиозными людьми в разной степени: кто-то был человеком церковным, кто-то малоцерковным, кто-то вообще не церковным, кто-то из этих ученых-верующих принадлежал к разным религиозным традициям, конфессиям, но большинство из них оценивали веру и науку не как две противоборствующие силы, а как нечто такое, что обречено на неизбежное сотрудничество.

Вспомним хотя бы нашего отечественного ученого, основоположника нашей отечественной науки, Михаила Васильевича Ломоносова, который говорил: «Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал Свое величество, в другой – Свою волю. Первая – видимый сей мир, Им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал Божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга – Священное Писание. В ней показано Создателево благоволение к нашему спасению». Получается, что любые научные исследования, направленные на изучения реалий этого мира, одновременно направлены и к познанию Бога.

Аналогичных мыслей можно много у ученых найти, но я нашел высказывание Макса Планка, он был основоположником квантовой теории: «Куда бы мы не обращали наши взоры, каким бы не был предмет нашего наблюдения, мы нигде не находим противоречие между наукой и религией. Как наука, так и религия, в конечном результате ищут истину и в этом поиске приходят к исповеданию Бога». Это действительно так.

Различие между наукой и религией с точки зрения того же Макса Планка заключается в том, что религиозные мыслители в начале своих исследований ставят веру в Бога как некую отправную точку. У естествоис-пытателей путь обратный – они начинают исследовать мир, в котором мы живем, но познание мира приводит к поражению тем, что этот мир разумен, что он настолько премудро устроен, что не мог бы быть случайным совпадением.

Владыка, мне довелось читать версию, что Дарвин, когда высказал свою теорию, что человек произошел от обезьяны, остаток своей жизни потратил на то, чтобы ее опровергнуть. Не знаю, насколько это правда.

– Такое мнение существует, но однозначно записывать Дарвина, как и некоторых других ученых, которых традиционно записываем в стан врагов религии, таких, как Николай Коперник и другие, совершенно неоправданно: тот же Чарльз Дарвин все свои труды заканчивал обращением своих мыслей к Богу. Например, он говорил так: «Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и между тем как наша планета продолжает вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм». Это слова не богослова – это как раз слова Чарльза Дарвина.

Что касается Николая Коперника, однажды один из князей, польских панов, спросил у него: «Вы занимаетесь научными исследованиями и, казалось бы, Вы в Ваших исследованиях вступаете в конфронтацию с Церковью и с Богом». И он произнес следующую фразу: «Вседержитель! Мы не постигаем Его. Он велик силою, судом и полнотою правосудия, но мне казалось, что я иду по следам Бога... Я спорил с людьми за правду, но с Богом – никогда, спокойно ожидая конца отмеренного мне времени».

Исследования всегда приводят к познанию гармоничности, целесообразности, разумности этого мира, а, значит, к признанию какого-то разумного начала в этом мире. Об этом писал в своих трудах Альберт Эйнштейн: «Каждый серьезный естествоиспытатель должен быть каким-то образом человеком религиозным. Иначе он не способен себе представить, что те невероятно тонкие взаимозависимости, которые он наблюдает, выдуманы не им. В бесконечном универсуме обнаруживается деятельность бесконечно совершенного Разума». Под «Разумом» он как раз понимал некое Божественное начало. «Обычное представление обо мне, как об атеисте – большое заблуждение, – писал он, – если это представление почерпнуто из моих научных работ, то могу сказать, что мои работы просто не поняты».

Альберт Эйнштейн признавал, что в этом мире присутствует отпечаток высшего Разума, который он называл просто высшим или всесовершенным Разумом, другие прямо и открыто называют это своим именем – Бог.

Казалось бы, самыми глубокими атеистами должны бы быть люди, которые занимаются изучением человека, физиологией человека (например врачи), но и здесь совершенно не так. Казалось бы, кому, как не медикам, должна была быть известна материальная основа нашего бренного тела – врачи разложили человека буквально по молекулам. Но, тем не менее, среди великих ученых физиологов, врачей, огромное количество верующих людей, начиная с основоположников многих направлений современной медицины, физиологии (например, академики Павлов, Филатов, святой хирург, великий ученый архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), который совместил в себе образ не только верующего человека и великого крупного ученого, но и священнослужителя).

Иногда говорят: «Наука доказала, что Бога нет». Какая именно наука? И может ли наука в принципе это доказать? Есть науки химия, физика, астрономия… Как может физика доказать, что Бога нет? Или химия, или биология? Это невозможно. Поэтому, когда ученые занимаются какой-то определенной проблемой даже в рамках одной науки, они изучают лишь маленькую проблему. Когда же все научные открытия во всех областях складываются в единую картину, тогда и пред взором ученых предстает особый богозданный мир, который приводит неизбежно человека к познанию Бога.

Можно на эту же тему процитировать бывшего президента Российской академии наук академика Юрия Сергеевича Осипова, который говорил так: «Создание любой стройной научной системы неизбежно приводит к мысли существования абсолютного бытия или Бога. И мы ни в коем случае не должны относиться презрительно к богоискательству ученых, как того требовала атеистическая идеология». Мы видим: и ученые древности, и ученые Средневековья, и Исаак Ньютон, который всегда, когда упоминал имя Бога, считал своим долгом встать, если он до того сидел, и снять головной убор, так и ученые современности не видят противоречия между религиозным мировоззрением и верой в Бога – один из таких ученых-основоположников микробиологии Луи Пастер говорил, что чем больше он занимается исследованиями, тем в большей степени становится религиозным человеком; он говорил: «Сейчас я исследовал очень много, и поэтому моя вера – как вера бретонского крестьянина, но если я буду еще больше заниматься наукой, то тогда моя вера станет, как вера бретонской крестьянки (то есть еще более глубокая, как известно, крестьяне в то время были особенно религиозным слоем общества)». Таким образом, можно с уверенностью сказать, что наука не удаляет человека от Бога, а приближает к Нему.

Владыка, наука – что это прежде всего? Это знания. Однажды слышал лично на одном из видеохостингов фразу старца современности Николая Гурьянова, что «над глупыми есть умные, над умными – мудрые, над мудрыми – премудрые, а над премудрыми – святая простота». Как Вы относитесь к такой фразе?

– Оно действительно так. По сути дела, это те же самые слова, которые произносили и ученые, что чем более глубока и широка жизнь человека, тем больше открывается взору человека таинственного и Божественного. Вспоминается по этому поводу один из древнегреческих мыслителей – Анаксагор. Однажды его ученики удивлены были, когда он сказал об ограниченности познаний о мире, в котором мы живем. И ученики удивлялись: как, ну ладно мы, ученики, но ты – такой великий учитель, самый известный в то время в Греции философ, говоришь, что твои знания ничтожны? Он свои беседы с учениками проводил на берегу моря и на песке нарисовал два круга – один маленький, другой большой. И говорит: «Действительно, вы мои ученики, вы пока знаете очень мало, и поэтому ваши знания – это маленький кружок, мои знания больше ваших – больший кружок. Все, что за пределами этого круга, – это море неизвестности. Посмотрите, сколько точек соприкосновения с неизвестностью у вас, и сколько у меня».

То есть чем больше человек познает мир, тем больше он удивляется бездне той безмерной премудрости, по которой Божественный мир устроен. Чем более человек развивается в интеллектуальном отношении, тем более в духовном, тем более его взору предстают такие глубины, о которых он иногда не подозревает в исходной точке своего духовного или интеллектуального развития.

Владыка, есть ли наука, которая напрочь отрицает Церковь, и, наоборот, какие-то научные направления, которых Церковь не признает?

– Церковь не может не признавать науку, если это наука. Другое дело, что в одежды науки рядятся многие, казалось бы, логичные, псевдонаучные системы, которые чаще всего отвергаются и самими учеными. Иногда как о науке говорят, например, об астрологии. Такой науки нет, поэтому подлинная наука не может записываться в разряд каких-то антиподов или противников Церкви: она, в конечном итоге, исследует богозданный мир. А псевдонауки, оккультизм, который иногда себя выдает за нечто наукообразное, Церковь категорически отрицает.

Для меня в свое время было удивительно узнать, что Вы умудрились даже книги по научному атеизму обратить в религиозные лично для себя, для духовного обогащения. Это действительно так?

– Это так, и это не единственно мой уникальный опыт: я от многих моих современников слышал, как они изучали религию по атеистическим брошюркам.

Мы жили в 60-е, 70-е годы XX века, когда религиозной литературы практически не выпускалось, а та, что выпускалась, цензурировалась и были такие тиражи, что обычный человеку практически не мог достать молитвослов нельзя было купить или Евангелие, не говоря уже о каких-то богословских трудах. Все богословские труды хранились в библиотеках в особом разделе, наверное, нынешняя молодежь об этом и не подозревает: был спецхран, доступ туда был только по спецразрешениям, если какой-то человек занимался исследованием в области религии – для опровержения религиозных взглядов. На кафедрах научного атеизма они получали доступ к таким работам, поэтому только в атеистических изданиях советского времени можно было найти цитаты богословов, выдающихся ученых-мыслителей, в том числе и западноевропейских, которых в этих книгах критиковали. Но сквозь атеистическую завесу можно было узнать очень многое о том, чем живет наука за пределами Советского Союза, и так ли однозначно следует вывод, что наука доказала, что Бога нет – оказывается, это совершенно не так.

Спасибо, Владыка. У нас еще остались блиц-вопросы, на которые прошу ответить чуть лаконичней. Как Вы относитесь к русским народным сказкам, рекомендуете ли читать их детям?

– «Сказка ложь, – как говорили, – да в ней намек! Добрым молодцам урок». Действительно, в сказках (и не только в русских, но и западноевропейских) есть очень много полезного и назидательного. Конечно, сказка сказке рознь, здесь родители должны смотреть внимательно на содержание этих сказок, но большинство сказок несут в себе назидательное начало. Например, среди зарубежных сказочников хотел бы обратить внимание на такого сказочника, как Андерсен, ведь у него столько сказок, которые можно назвать христианскими. Правда, в советские времена, когда эти сказки издавались в Советском Союзе, везде, где упоминалось Евангелие или имя Бога, все это удалялось. В настоящее время некоторые издательства по оригиналам издают эти сказки. Мы знаем, например, что сказка «Снежная королева», завершается тем, что Кай и Герда читают псалом.

Или известная сказка «Огниво», где солдат ходит по помещениям подземного царства и находит там сундуки сначала с медью, с серебром, потом с золотом, и когда он вынужден свой ранец освобождать от меди, чтобы набрать серебро, а потом расстается с серебром, чтобы набрать золото, в этом мы видим назидание, что если наша жизнь заполнена чем-то мелочным, дешевым, то в ней не остается места для духовного золота – для Бога: если мы хотим, чтобы Божественное начало у нас было, чтобы Господь в нас пребывал, в нашей жизни, нужно освободиться от всякой мелочности. Конечно же, сказки многие очень назидательны и духовны.

Церковь говорит, что секс – грех. Но в Библии создатели говорят, что в том числе и к Ною после потопа, Создатель обратился: «Плодитесь и размножайтесь!» – и Он говорит это не один раз. Иначе как через секс плодиться и размножаться нельзя, почему тогда секс – это плохо?

– Что такое «секс», я не знаю, это какое-то новомодное слово, которое непонятно что обозначает. Чаще всего в сознании современного человека это беспорядочное сожительство между полами, между мужчиной и женщиной, иногда между одними и теми же полами.

На самом деле, супружество, которое предполагает и плотское общение между мужчиной и женщиной, никогда не считалось и не считается грехом. Более того, святое супружество освящается Церковью – таинством Венчания, и при совершении этого таинства на голову (почему и называется – «Венчание») молодых возлагаются венцы, подобные царским коронам. И молодым супругам, прошедшим через Венчание, священник дает назидание, читает соответствующую молитву и говорит, что первая задача супружества – это как раз рождение и доброе воспитание детей.

Церковь не считает грехом физическое общение между супругами, а все, что находится за рамками такого общения (беспорядочная плотская жизнь, прелюбодеяние, то есть когда человек изменяет своему супругу, утрачивает верность, либо блуд) действительно считается грехом и разрушает духовную жизнь, семейную жизнь человека.

Почему так много трагедий в семейной жизни мы наблюдаем в настоящее время? Современное человечество утрачивает понятие святости брака. Я как-то говорил: есть принципиальное отличие между тем, жрет человек или вкушает – можно по-разному употреблять пищу. Те же принципиальные отличия – и между супружеским общением, когда супруги разделяют свое супружеское ложе, и блудом, или прелюбодеянием, что чаще всего вкладывается в смысл слова «секс».

Спасибо большое, Владыка. Я нашим телезрителям напомню, что на адрес Православие70@mail.ru можно прислать вопрос на нашу программу, либо предложить тему для нашей следующей передачи.

– Спасибо. Всем нашим телезрителям желаю Божия благословения.

Записала:
Елена Чурина

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 
Первосвятитель

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Господь – Царь истории, Он – Творец жизни, Его Промыслом управляется мир

– Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Мы сегодня в несколько необычной обстановке. В течение жизни каждого из нас, нашего поколения, такой обстановки в день преподобного Сергия, в летнее празднование его памяти, никогда не было, – как и за всю обозримую историю рода человеческого никогда не было того, что сегодня происходит. История знает страшные эпидемии, которые поражали не только отдельные народы или государства, но и целые континенты. Известна чумная эпидемия в Европе, другие эпидемии, которые поражали жителей той или иной страны и даже всего континента, но никогда за всю человеческую историю не было болезни, которую можно по-настоящему назвать пандемией, то есть тем, что распространяется на весь мир.

 
Беседы с батюшкой

Протоиерей Александр Рябков: Что мешает нашему спасению?

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс