Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №13 (1054) → Архимандрит Мелхиседек (Артюхин). Самое важное – не отчаиваться в надежде: нет такого греха, который не был бы покрыт милосердием Божиим

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин). Самое важное – не отчаиваться в надежде: нет такого греха, который не был бы покрыт милосердием Божиим

№13 (1054) / 1 апреля ‘20

Беседы с батюшкой

Недавно Церковь совершала память святителя Григория Паламы. Новички пока еще на пути к знаниям нашего богослужебного устава. Что это за святой?

– Мы переживаем Великий пост – слово «пережили» немного с такой окраской, как будто он – свалившееся вдруг несчастье. Но всегда, когда пост заканчивается, наоборот, мы жалеем, что не будет уже такого времени особо внимательной жизни, особого напряжения и духовного подъема, настроя. А это десятина для Бога, которой освящается целый год.

Интересно (я тоже задумался), почему проходят две недели – и всем православным вдруг дается памятование… Почему именно этот святой (и именно в воскресный день)? Почему именно его память? И какая главная цель Церкви, которая дает нам эту духовную задачу?

Основное учение Григория Паламы о чем? Он говорил, что самое главное в жизни – соединение с Богом через молитву, что Бог, непостижимый в Своей сущности, постижим через Свои нетварные энергии, с которыми мы можем соединяться и познавать Бога посредством благодати, что дается в таинствах, в молитве: мы выходим на связь с Господом посредством этого, и это главное в жизни.

«Союз» и «Спас» существуют, чтобы мы были христианами не только в теории, но и на практике.

Мы празднуем память Иоанна Лествичника – величайшего угодника Божия, монаха. И он говорил о молитве: первый признак помрачения ума – леность к службе и к молитве. Молитва – дыхание души (если ее нет, мы духовные дистрофики, уже пора в реанимацию), а внимание – душа молитвы: нет внимания – нет молитвы. Святитель Феофан говорил, что молитвословие – начало молитвы, но не сама молитва, если совершается без внимания. И дает нам практический совет: он говорил, что важно разумевать читаемое (то есть понимай то, что читаешь), а сердце пусть этому сочувствует. Говоришь: «Прости, Господи» – наполни эти слова покаянным содержанием. Говоришь: «Благодарю, Господи» – наполни эти слова содержанием, пусть сердце откликается... И вера, и молитва должны быть осознанными.

Для этого святитель Феофан советует разобрать хотя бы утренние и вечерние молитвы – не во время молитвы, а просто сесть в свободное время и по слогам пройтись: ты смысл понимаешь? Что-то непонятно, возьми перевод, прочитай толкование, потому что мы всё должны делать осознанно.

Вопрос телезрителя из Москвы: «Как я могу получить от Бога ответ на мою молитву?».

– Преподобный Варсонофий Оптинский говорил, что волю Божию мы узнаем через обстоятельства жизни. И в Евангелии для нас все открыто. Также мы все решаем и делаем с совета, и через совет можем узнать волю Божию. Есть вопрос, недоумение – «Господи, вразуми».

Мы начинаем читать наше ежедневное Евангелие и апостольские послания и, если в голове держим проблему, через чтение обязательно сможем волю Божию услышать, увидеть. И, конечно же, есть совет. Святые отцы говорят: кто сам себе советчик, тот сам себе враг – лучше называться учеником ученика, чем собирать бессмысленные плоды своеумия.

Дело в том, что есть такой алгоритм: сначала своеволие, потом своеумие, а потом безу-мие. И о людях, которые ни с кем не советуются, старец Амвросий говорил: «У них обычай бычий, а ум телячий» – «что реку человеку-чудаку или что возглаголю творящему свою волю?». «Своя воля и учит, и мучит: сначала помучит, потом чему-нибудь научит».

Английский язык, игру на скрипке, вождение машины осваивают самостоятельно? Конечно, нет. И ищущий волю Божию обязательно ее найдет, но она ищется через обстоятельства жизни, только это надо не пропустить.

Мы сами творцы своей судьбы – не лезь, куда тебя не просят… Вот с коронавирусом сегодня: если ты с температурой, так и не лезь – это обстоятельства жизни. Если простой грипп, и то дома надо сидеть. Если ты певчий или алтарник, без тебя не обойдется – в простое время это одно, но когда эпидемия, это не подвиг твоей веры: ты делаешь это против любви к другим людям, подвергаешь риску других. Разные обстоятельства жизни бывают. Сейчас это не просто грипп, ОРВИ, не просто твое недомогание. Иногда мы через недомогание что-то делаем в обычной обстановке, но сейчас другая ситуация.

На самом деле это очень важно: центр церковной жизни – общественное богослужение, когда мы все собираемся в храме.

– Но надо соблюдать трезвомыслие. И оптинские старцы говорили: края – бесовские, то есть крайности – бесовские. Вообще, оптинские старцы придерживались такого направления в жизни, которое для нас в сегодняшней ситуации тоже некий ответ и некий алгоритм: делай, что должно, и будь что будет, а будет то, что Бог даст. Но если ты не делаешь того, что должно, когда тебя предупреждают Синод и медики... Надо прислушиваться и придерживаться этого, а уж дальше – что будет.

А что должно? Это мы должны узнать каждый на своем месте. Если ты простой прихожанин, поступай, как простой прихожанин. Если ты настоятель, руководитель того или иного подразделения в церкви, относись к этому, как человек, который отвечает за целую группу людей, находящихся рядом с тобой. И, конечно, это забота о близких: недомогание, температура – нужно сидеть дома.

Это, наверное, можно применить не только к коронавирусу, а вообще всегда должно быть так?

– Абсолютно верно. Особенно в том, что касается службы. Например, у человека бронхит, он стоит на службе, бурно кашляет. Поет хор, читают Евангелие – ну стань ты в конце храма. Или человек пришел с обыкновенным насморком, но с этим насморком без конца нужен платок. Или грудной ребенок… Он голодный или мокрый, а мать стоит с ним впереди всех. Ну отойди ты в заднюю часть храма, переодень, покорми, дай воды – нет, они впереди, богослужение идет – крик, вой стоит… Должно быть исключительное отношение к богослужению.

В консерваторию ты не пойдешь с грудным ребенком, с бронхитом, кашлем, с внешними выражениями болезни? Когда абсолютная тишина, муха не пролетит – и вдруг кто-то начинает кашлять. Люди даже хлопать не спешат, ждут мгновение, чтобы насладиться этой тишиной. А почему мы к храму относимся совершенно по-другому? Разговоры, хождение...

Это становится проблемой?

– Это проблема больших приходов. Нет страха Божия: если бы был страх Божий, человек пришел бы в храм за 5 минут до начала, купил свечу, приложился к иконам, встал и замер – ни разговоров, ни хождения, ни приветствий; все это потом, после богослужения. Кстати, после богослужения, как говорил апостол Павел, благотворения же и общения не забывайте: таковыми бо жертвами благоугождается Бог. Потом поговори, пригласи в кафе, пообщаетесь – это тоже дело христианской любви!

Никто друг друга не пригласит, а вот в храме вовсю будут разговаривать: столько интересного, столько новостей – распирает именно во время богослужения, начинают мешать самому богослужению…

Мы должны быть предельно внимательными к тому, где находимся. Тем более что литургия длится полтора часа – можно же настроиться и не мешать другим (независимо от того, есть эпидемия или нет).

Мы вообще предельно внимательно, с благоговением, со страхом Божиим, с уважением должны относиться к людям, к хору, к священнику, проповеднику. Мало того, апостол Павел говорит: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня. А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду». Это о чем говорит? По-крупному он призывал христиан защищать свою веру, а в простом, бытовом отношении не будет зазорным все-таки остановиться, сделать замечание. Всем будет понятно, если сделать это с любовью, улыбкой.

Мы, находясь в своих храмах, должны сами за этим следить. Должна быть духовная самоорганизация и ответственность. Не надо дожидаться, когда алтарник сделает замечание или священник – мы же в алтаре за иконостасом многого не видим. Поэтому давайте будем предельно внимательны друг к другу, помогая создавать эту атмосферу молитвы, любви и созерцания. О созерцании Бога Григорий Палама и учил, о том, что внимание – душа молитвы. Если тебя все отвлекает, это и есть цель дьявола.

Вопрос телезрительницы из Курска: «Я бы хотела узнать, как правильно покаяться, чтобы не осуждать себя и в то же время сильно укорить?».

– В том-то все и дело, что покаяние и есть осуждение себя. Может быть, здесь в том смысле, чтобы не прийти в отчаяние, потому что покаяние покаянию рознь. Может быть такое покаяние, которое вообще прибило человека к земле, и дальше никакого движения нет: «Я последний грешник, мне нет места в церкви – и спасение невозможно» – такие могут быть мысли. Это, конечно, крайности. Как раз сейчас пост – время покаяния, особое время, чтобы вникнуть в себя. Другое благодатное время вряд ли будет.

Хотя для покаяния время никогда не будет ограничено, ибо ничего достойного покаяния и спасения мы в своей жизни не сделаем. Ведь мы спасаемся благодатью Божией – мы рабы неключимые, сделали то, что должны были сделать. А кто из нас может сказать: мы сделали то, что должны были сделать? Так что, конечно, надо вникать в себя, в свою жизнь. Стержнем жизни святых отцов было трезвение.

Кстати, об этом говорил и святитель Григорий Палама. Надо прежде всего хранить свои мысли в чистоте и святости, чтобы даже не было противозаконных мыслей, которые расходились бы с Евангелием, то есть ни о какой гадости думать не надо. Дьявол вкидывает одно, другое: паника, гордость, тщеславие, уныние, ложь, блудные помыслы, раздражительность – все это начинается с мыслей. Исаак Сирин так и сказал: «Праздный ум – седалище дьявола». Если ты не покоришь свой ум Богу, обязательно покоришь его сопротивному.

Никогда не надо терять наде-жду и на милосердие Божие. Об этом нам так и говорит Евангелие: радость бывает на небе об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не нуждающихся в покаянии. Иоанн Златоуст говорил однажды: «Вы знаете, наши грехи – это горсть песка, брошенная в море. Песок – это наши грехи, а море – это милосердие Божие. Нет, я ошибся, и море имеет границы, а милосердию Божию предела нет». И какие бы мы ни были грешники (я не думаю, что многие из нас грехами превзошли покаявшегося разбойника или Марию Египетскую), отчаяние не должно иметь место в нашей жизни. Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив.

Но есть у врага одна хитрость. Лествичник говорит: «До совершения греха дьявол рисует в нашем уме Бога человеколюбивым и милосердным». Это серьезно, а это ничего, это не стоит делать, а это – можно. И Марк Подвижник говорит: «Дьявол малые наши грехи умаляет в нашем уме, делает их еще меньше, чтобы довести до больших. А после грехопадения он внушает мысль, что Бог жесток и неумолим». То есть крайности – бесовские. «Бог простит». Когда человек грешит в надежде на покаяние, это хула на Святого Духа. А когда человек после согрешения говорит, что из-за чрезмерного погружения в покаяние впадает в отчаяние, это другая крайность.

Самое важное – не отчаиваться в надежде: нет такого греха, который не был бы покрыт милосердием Божиим. Мы должны помнить, что грех прощается человеку покаявшемуся, то есть исповедовавшемуся перед священником и оставившему свой грех. Рассказать о своем грехе – это одно, а оставить его – другое.

Нет покаяния без оставления греха. А если это еще не произошло, каяться все равно надо. Например, человек пьет. Сколько он будет еще пить – неизвестно, может быть, всю жизнь, но это вовсе не означает, что каяться в этом грехе не надо, и вовсе не означает, что после первого, второго или десятого покаяния человек взял и оставил этот грех. Все гораздо сложнее. Но и каяться надо, и на милосердие Божие надеяться и не отчаиваться. Мы же руки моем, с какой-то периодичностью моемся. Никто же не говорит: зачем мыться, все равно испачкаемся... Поэтому грешим – каемся, исправляемся и все отдаем в руки милосердия Божия. Виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя…Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит.

Очень интересный вопрос прислал нам телезритель: «В одном из псалмов есть слова: Ты еси иерей во век по чину Мелхиседекову. Кто такой Мелхиседек?».

– Мелхиседек – это я, а про ветхозаветного праведника читайте в Библии и в Послании к Евреям, толкование на Послание к Евреям святителя Феофана Затворника. Тема большая и грандиозная – это в следующий раз. Кстати, относительно Псалтири: она бездонна и безгранична. Я приехал сюда сразу после пассии, после акафиста Страстям Господним. И меня вновь поразили слова. Сегодня диакон торжественно, проникновенно, молитвенно произнес: «Взыщите Бога, и жива будет душа ваша» – это часть прокимна.

Великого прокимна. Хотел бы отметить (это очень важно), что сейчас, Великим постом, проходят в храмах службы, которые совершаются только раз в году и даже поются произведения, которые можно услышать только раз в году, это уникально.

– Поэтому я сегодня прихожанам на Литургии сказал: «Оставьте все дела, чтобы не пропустить вечернее богослужение». Иначе будет просто банально – проваляться на диване и пропустить то, что бывает раз в году...

«Взыщите Бога, и жива будет душа ваша»… У меня сразу возникает ассоциация с коронавирусом: переживания, опасения, боязнь… А выход какой? Взыщите Бога, и жива будет душа ваша – вот что важнее: душа! О теле-то сколько сразу переживаний, попечений… Это все должно быть, но если бы столько пеклись о своей душе, мы все давным-давно уже были бы святыми.

Кстати, живость телесная вовсе не означает живости духовной. У апостола Павла есть страшные слова: если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете. Как понять: «живы»? А разве мы не живы? Нет. Если у нас плоти больше, чем духа, тогда мы не живы.

Если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете. Дух всегда противится плоти, а плоть противится духу, они всегда борются друг с другом: пойти в храм или на диване полежать, взять в руки молитвослов или iPhone, позвонить маме, болящему другу или подруге? Без конца, каждую минуту два человека (ветхий и новый) в нас борются. Когда-то ты дух, когда-то плоть – и так до бесконечности.

Святитель Григорий Палама на этом и настаивал: дух – на первом месте. Кто-то из мудрых людей сказал: «Когда Бог на первом месте, тогда все остальное – на своем». Старец Силуан Афонский говорил: «Любить Бога никакие дела не мешают».

Нам некогда – мы люди ХХI века: работа, природа, пятое-десятое... Сейчас у многих из головы не выходит коронавирус.

Нам создали атмосферу: все новости – об этом. У нас из чего угодно можно сделать новость №1 – в этом есть какой-то интерес. Есть факт, но его «оболочка», преподнесение, раздутие запредельно зашкаливает. Например, у нас в автокатастрофах, от гипертонии, сахарного диабета ежедневно умирает больше, чем от коронавируса.

Мы про аборты еще не сказали…

– Совершенно верно. Если бы озвучивали все случаи, связанные со смертью человека, причины смертей, обращая внимание на одно, другое, третье…

Почему-то гипертрофированно сейчас говорится только об одном. У нас перед этим уже были свиной грипп, гусиный, птичий, атипичная пневмония. С некой периодичностью происходит раздувание каких-то проблем – за этим наверняка стоят чьи-то политические и экономические интересы.

Но мы не про это. Мы – про самое главное: Взыщите Бога, и жива будет душа ваша.

Кто-то из мудрых людей сказал, что Бог не обещал нам безбедного плавания, но всем обещал тихую пристань. Когда корабль плывет по воде, он не тонет. Когда вода попадает в корабль, он начинает тонуть. Когда дурацкие мысли заполняют твой ум, сознание, душу, твой корабль души, тогда ты начинаешь тонуть. Святитель Григорий Палама говорил, что нужно уметь фильтровать мысли: не допускать гнилые, нечистые, бесовские мысли в свою душу, в свой корабль.

Мир лежит во зле. Никто не сказал, что мы можем быть изъяты из этого мира – ничего подобного: мы внутри его и зло вокруг нас, оно касается нас. Оно не должно проникать в нас и тем более исходить от нас. Надо постоянно следить (с помощью молитвы и памятования о Боге) за тем, чтобы не допускать зла, входящего в нас и исходящего от нас.

Батюшка, огромное Вам спасибо, что сегодня были с нами.

– Святитель Григорий Палама пусть молится о нас, грешных. Аминь.

Записали:
Елена Кузоро
и Светлана Волкова

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс