Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №46 (1039) → Священник Владислав Береговой: Храмы строятся, чтобы в алтаре был престол, на престоле антиминс, на антиминсе – Чаша и дискос

Священник Владислав Береговой: Храмы строятся, чтобы в алтаре был престол, на престоле антиминс, на антиминсе – Чаша и дискос

№46 (1039) / 2 декабря ‘19

Беседы с батюшкой

Вопрос от телезрителя: «Почему раньше в храмах имена записывали старенькие монахини, а теперь молодые женщины с накрашенными губами? Как же так? Ведь Церковь – хранительница старых традиций».

– Кажется, мне теперь надо писать объявление: «Срочно ищу свечницу с ненакрашенными губами, желательно монахиню, после 70 лет»... Знаете, возрастной ценз – это проблема. Мне кажется, наш телезритель просто ходил в монастыри или храмы, которые были открыты в советское время в чрезвычайно малом количестве, когда тайные монахини (бабулечки), не боясь репрессий, сидели и бесстрашно продавали свечи. И, насколько это было возможно, миссионерствовали, говорили о Христе в условиях, когда священнику было запрещено о Нем говорить. В 1970–1980-х годах, если священник выходил на проповедь и призывал молодежь к частому Причащению, чтению Евангелия, уполномоченный по делам религий слушал это и записывал, а потом шла докладная записочка в КГБ – и храм могли закрыть; даже в проповеди священник был сдержан, а старенькие монахини ничего не боялись – они могли говорить о Христе, да и знали, с кем говорить нельзя. А сейчас я лично не видел свечниц с ярко накрашенными губами.

Наверное, это был единичный случай?

– Увидел на губах блеск и уже развил целую теорию… Даже если есть чуть-чуть помады, Церковь не запрещает чуть-чуть украсить свое личико. Женщинам запрещено наносить вульгарную раскраску. Когда все скромно и аккуратно – какие проблемы?..

Сколько поломанных душ наших бедных мальчиков и девочек, оказавшихся потом в протестантизме или просто в атеизме, которые были крепко обижены… Ведь в храм идут смягчить свою душевную боль, поплакать перед иконой, попросить о чем-то, а тут тебе сразу: то не так, это не так, не так стоишь, не так кланяешься, не в то время... Это пугает человека – ему и так тяжело, а тут еще давят на него. Хорошо, если не пойдет в этот храм во второй раз, пойдет в другой, – а то ведь может вообще не прийти.

У Антония Сурожского была такая ситуация. Он узнал, что кто-то из постоянных прихожан прогнал девушку с ребенком, которая пришла в джинсах или накрашенная. Он вышел на проповедь и сказал, что теперь тот, кто ее прогнал из храма, до конца дней должен за нее молиться, каяться в этом, ведь эта женщина, может быть, уже никогда вообще в храм не придет. Это большой грех! Надо думать о последствиях.

У нас никогда не получится принимать решения, выбирая между черным и белым. Не бывает такого. Мы чаще выбираем из оттенков серого, и главное – выбрать меньшее зло из существующего. Нехорошо, когда девушка зашла в брюках или без косынки – так не принято, это противоречит нашей русской традиции…

… но можно вежливо сказать об этом, все-таки найти слова.

– А можно вообще не обратить внимание.

Смотря какая ситуация, конечно: здесь должна быть золотая середина.

– Да, я знаю, что многие православные христиане на первых этапах своего воцерковления выкидывали свои коллекции музыки, телевизоры, разбивали или дарили свои компьютеры – «ух, все: музыка – грех, театр – грех, ничто не должно обладать мною, все мне позволительно, но не все полезно. Обладая всем этим, я не смогу себя сдержать!». Коллекции раздавали – мшелоимство: «Коллекционирование – это же грех!». Потом уже спокойнее относились ко всему внешнему, но на первых этапах воцерковления многие через это проходят.

Следующий вопрос: «Я заказываю сорокоуст о здравии на одном из сайтов монастыря. Можно ли так делать, не мошенники ли это?».

– Если это официальный сайт того или иного монастыря, конечно, так делать можно. Я знаю, практически на каждом сайте больших монастырей и малых подворий есть возможность подать записку, их безоговорочно читают и принимают пожертвования с большим удовольствием: это сейчас как новая возможность выживания монастырей, что находятся далеко, в них не приедешь, и это, собственно, некий вид виртуального паломничества – ты бы хотел приехать, купить свечечек, сувениров, пожертвовать в этот храм что-нибудь, а не можешь (далеко, муж не пускает или дети). А так можешь пожертвовать средства на восстановление разрушенной обители или просто на ее содержание со спокойной душой и чистой совестью и радоваться своей благотворительности (главное, чтобы она не была окрадена тщеславием).

Следующий вопрос: «Я не смогла отговорить свою подругу от аборта и по ее настоятельной просьбе сопровождала ее туда, не переставая отговаривать при этом. Не получилось образумить. Наверное, в том, что произошло, есть и моя вина».

– Я бы скорее рукоплескал такой подруге, которая до последнего идет – не просто: «Ладно, езжай, делай что хочешь». Довела подругу до женской консультации, надеясь на изменение ее решения. Собственно, и Господь нас ведет до последнего момента. Вспомним ситуацию с Иудой – Господь даже на Тайной Вечере несколько раз намекал, что знает, что Иуда совершит, отговаривал его тем самым от этого, но в итоге сказал: «Что делаешь, делай скорее».

Если подруга вас не послушала, то греха на вас нет. Если бы вы знали про ее намерение и никак не отреагировали, чтобы не утратить ее расположение, то грех был бы и на ней, и на вас, а так грех на ней, а на вас его нет, ведь вы сделали все возможное, чтобы предотвратить это тяжелое преступление, тяжесть которого ощущаешь только тогда, когда его совершил: убийство не остается без следа в душе человека, его совершившего.

Следующий вопрос: «Скажите, обязательно ли ходить на службу в храм? Сейчас есть возможность смотреть этот телеканал, где показывают богослужения, проповеди известных священников, можно на YouTube смотреть ролики с Евангелием... А служба в храме на церковнославянском мне непонятна – очень тяжело понять, что конкретно происходит и что именно читается».

– Этот телеканал и отдельные священники занимаются душепопечением, миссионерством. Мы говорим о Евангелии, Христе, о том, как жить во Христе – все то, что говорят и священники в храме. По сути, мы заменяем только проповедь, расширяя ее, используя те СМИ, которые дает нам XXI век. Если бы интернет, соцсети и телеканалы были в эпоху апостола Павла, то он был бы здесь, на моем месте.

Храм – не синагога: синагога – это место, где читают Священное Писание и учат жить. В храме есть нечто большее. Господь говорит: «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» – кто не будет вкушать Тела и Крови, не будет иметь силы жить. Поэтому пока вы не причащаетесь, вы черпаете силы для жизни только у самого себя, а они далеко не безграничны. И как вы будете жить со Христом по смерти тела, когда у вас нет залога вечной жизни? Залог вечной жизни, как об этом говорит Сам Спаситель, – Он и есть: если ты сейчас, здесь будешь со Христом, то будешь с Ним и по смерти тела. А тело потом воскреснет, ибо, по апостолу Павлу, Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела, и если Кровь Христова не бежала в жилах твоего тела, если Тело Его ты не принимал, то как будешь с Ним по смерти? Никак. Не заменить тысячами православных каналов Тела и Крови Господней.

Храмы строятся не для проповеди, а для алтаря: чтобы в алтаре был престол, на престоле антиминс, на антиминсе – Чаша и дискос. Причащаясь Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, мы становимся едины с Богом, а дома ты можешь приобщиться Божией благодати, читая молитвы, совершая благодеяния, постясь и выполняя прочие духовные дела, которые приносят благодать Духа Святого. Но Причастие ни с чем не сопоставить, и только в храме можно причаститься. И я надеюсь, что работа нашего телеканала и миссионерская проповедь священников приведут вас к пониманию, что в храме надо быть для Исповеди и Причащения, участия в других церковных таинствах.

Следующий вопрос: «Я ни разу в жизни не ходила на Исповедь, очень хочу это сделать, но подойти к священнику не могу, охватывают страх и паника, что я что-то не так скажу или сделаю. Подскажите, пожалуйста, как мне перестать бояться».

– Ответ очень простой. Когда боишься говорить (а в первый раз всегда боишься), просто открываешь книгу «Опыт построения Исповеди» архимандрита Иоанна (Крестьянкина) – хотя бы первую половину, где рассмотрены 10 ветхозаветных заповедей, берешь листок бумаги и выписываешь то, что подходит под твою греховную жизнь. Желательно немного – не всякий батюшка сможет уделить тебе достаточно времени на Литургии или на всенощном бдении, чтобы услышать все.

В конечном итоге человек и сам понимает, отчего у него плохо на душе, за что стыдно. Это тоже можно тезисно записать: священнику не надо знать все обстоятельства этой проблемы. Тщеславие – это тщеславие, гордость – это гордость. Поссорилась с мамой – это непослушание, гордость, эгоизм; поссорилась с мужем – может, из-за сребролюбия, раз он тебе купил не то, что ты хотела, или вообще ничего не купил; коррупция – это всегда ложь и сребролюбие. То есть надо подумать, что лежит в основе твоего поступка.

Всего так называемых страстей не так уж и много, их 8: гордость, тщеславие, печаль, уныние, гнев, блуд, чревоугодие, сребролюбие. В принципе, можете сразу 8 записать – в любом случае они есть в каждом из нас (в ком-то меньше, в ком-то больше). Поэтому пишите на листочек и с ним идите, по нему прочитаете. Есть совсем немного священников, которые этим возмущаются; надеюсь, вы к такому не попадете, и батюшка вас выслушает.

Главное, не идите в Пасхальную ночь (по собственному опыту знаю – множество людей идет исповедоваться первый раз на Пасху). В большие праздники не идите.

Если вы живете в Москве или крупном городе, где есть большой храм, уверяю, там есть дежурный священник, который может исповедовать вас во внебогослужебное время: таинство Исповеди не привязано к службе (и свечки можно ставить 24 часа в сутки, а не только тогда, когда служится Литургия). Исповедь может быть совершена в отрыве от Причастия, к ней не надо готовиться длительным постом и длительными молитвами – ты должен просто раскаяться, прийти в это состояние, записать грехи на бумаге, чтобы ничего не забыть, и прийти исповедоваться со спокойной душой. Не бойтесь священников – они все про вас и так прекрасно знают, ничего нового вы им не скажете.

Следующий вопрос: «Что происходит с человеком, если за него пишут записки об упокоении, а человек жив-здоров?».

– Ой, кто бы обо мне такую записку написал… Суета. Что такое «упокоение»? Покой. Мы знаем, что покой может быть только в Царствии Божием, где «нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная», легкое дуновение ветра и все то, чего нам так не хватает, особенно работающим на 3-х – 4-х работах… Тот, кто умышленно написал записку об упокоении за живого человека, конечно, совершил тяжелый грех, но самое главное – мотивация такого поступка: если он думает, что в Церкви что-то действует магически, то сильно заблуждается и никакого вреда он этим не принесет. Поэтому если вы узнали, что о вас такое написали, то будьте спокойны, скажите: «Ну, отдохну хоть немного» – раз вам сказали упокоиться, съездите в отпуск и успокойтесь на пляже.

Следующий вопрос: «Я много раз слышала, что если человек некрещеный, то нельзя читать молитвы, креститься, ходить в храм. Так ли это? Есть ли перед Богом разница, крещеный человек или нет?».

– Перед Богом разницы нет. Более того, наша Литургия делится на три части: проскомидия, Литургия оглашенных и Литургия верных. То есть одна третья часть Божественной литургии называется Литургией для некрещеных: оглашенные – это некрещеные, но желающие креститься. Оглашение проходило в древности до 3-х лет – и, в принципе, тогда правильно делали.

Поэтому мы считаем, что за некрещеных можно молиться. Когда ребенок родился и заболел, разве мама не имеет права молиться о нем? Вообще, молитва – это не чтение текстов, которые сами по себе святы и заставляют Бога поступить так, как хочешь ты, а не как хочет Он.

Молитва – разговор твоего ума и сердца с Богом. Даже когда ты просто просишь у Бога: «Господи, помоги!» – это уже молитва и, может быть, даже более сильная, чем акафист, который ты будешь читать над кроваткой своего ребенка, но не понимать, что там написано. Поэтому можно молиться, свечки ставить, ребенка приносить в храм. Самому стоять в храме, если ты взрослый и некрещеный, тоже можно – мы хоть и говорим: «Оглашенные, изыдите», но выходить, в принципе, необязательно, такой обязательной традиции нет. Нельзя причащаться, участвовать в таинствах, конечно, (кроме таинства Крещения), записки писать о некрещеных нельзя. Подойти поцеловать иконочки можно, свечку поставить можно, написать записку некрещеному о крещеных можно.

Господь принимает всех и каждого, тут проблем нет. И молиться дома можно за кого угодно (за человека любой веры) православными церковными молитвами, канонами и акафистами, читать Псалтирь: «келья устава не знает» – дома поминайте как хотите.

Следующий вопрос: «Почему Церковь учит презирать плоть? Например, молиться на коленях, что не очень удобно: больно, думаешь, как бы скорее подняться. Посты приводят к проблемам с пищеварением. Пока проблемы временные, но с возрастом они становятся все серьезнее. Батюшка говорит, что я себя люблю; наверное, я внимательнее отношусь к своему телу, чем иные люди. Почему нельзя заботиться о своем телесном благополучии?».

– Церковь против любых крайностей: если ты постишься, но при этом получаешь язву желудка, то ты постился неправильно – это грех, ты искушал Господа Бога твоего напрасно. «Буду сейчас есть одни сухие пайки…»

Церковь против крайностей. И когда мы говорим об умерщвлении плоти, мы говорим не о теле: плоть – это та низшая часть души, которая жаждет всего того, о чем апостол Иоанн писал: «Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего». Мы пытаемся наше тело (этого ослика, на котором едем в Царство Божие) кормить с умом: недокормишь – сдохнет, перекормишь – взбесится и тебя сбросит. То есть нужна рассудительность.

Молиться на коленях никто никого не обязывает. Я молюсь так, у меня спина не болит, мне удобно; если вы хотите молиться коленопреклоненно, тоже можете смягчить удар для коленей. Я прекрасно понимаю пожилых прихожан, у которых колени реально болят. Вообще, в чинопоследовании утренних и вечерних молитв нет таких мест, которые обязательно надо читать на коленях. Только Великим постом, если читаешь дома молитвы Ефрема Сирина, надо сделать 6 земных поклонов и 12 поясных. А так – зачем что-то читать на коленях? Устала – сидя почитай. Псалтирь вообще читается сидя по определению – «кафизма» на русский язык переводится как «сидение»; Евангелие можно сидя читать, вечернее правило тоже.

Кстати, богослужебный Устав предписывает, когда можно сидеть и когда стоять: придумывать ничего не нужно.

– Да, есть стасидии – специальные сидения по периметру храма, на которых коротаешь всенощное бдение. Действительно, лучше сидя думать о молитве, чем стоя – о ногах.

На Литургии мы стоим – как же не стоять? Хотя даже священнослужители во время чтения Апостола присаживаются. И нам на самом деле надо бы, но никто нам об этом не говорит и не скажет никогда.

Следующий вопрос: «Мой отец – мусульманин, я православная. В утренних молитвах мы молимся о родителях. Как правильно его поминать? Можно ли молиться о родственниках-мусульманах и как это делать?».

– Это в контексте предыдущего ответа. Как его зовут, так о нем и молитесь.

Даже если его зовут Магомет?

– Это самое распространенное имя в мире. В частности, в Англии: кажется, в 2017 году, согласно социологическому опросу, имя Мухаммед – самое распространенное то ли в Лондоне, то ли вообще во всей Англии. В личной молитве можно молиться о ком угодно.

Еще один вопрос: «Что значит обращение „помяни, Господи”в различных молитвах?».

– Что значит «помяни»? Это значит «вспомни». Бог вечен, и если Бог вспоминает, то вспоминает всегда – не временно, а бесконечно. Здесь есть некоторые параллели с заупокойной молитвой, когда мы поем: «Вечная память» – мы поем ее не чтобы улицы называли в честь усопшего или родственники его помнили, а чтобы Господь вечно помнил.

Представьте себе, если Президент Российской Федерации о вас помнит: значит, вы ему друг или близкий родственник. Здесь мы как бы говорим о своем ближайшем родстве к нашему Спасителю. В принципе, так и есть, если Его Кровь течет в наших жилах после причащения Его Тела и Крови. Поэтому, когда мы говорим Вечному Богу: «Помяни меня во Царствии Твоем», это значит, что мы надеемся на спасение – и это самая краткая, самая сильная и самая приятная молитва.

Записала:
Елена Кузоро

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс