Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №45 (894) → Протоиерей Павел Красноцветов: Будем надеяться, что Господь управит мир

Протоиерей Павел Красноцветов: Будем надеяться, что Господь управит мир

№45 (894) / 6 декабря ‘16

Беседы с батюшкой

Окончание. Начало в №42 (891) – №44 (893)

– Когда началась перестройка, в 1989–1990 годах мы открыли около семи храмов. Причем, открывали и помогали всем, чем могли. Со старостой Валентином Коковиным мы покупали по 7–8 семисвечников, чтобы раздать по открываемым храмам. В частности, открывали храм Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове, где до этого находился баскетбольный зал госпиталя Военно-медицинской академии. Князь-Владимирский собор полтора года посылал туда священника, там часто служил отец Виктор Иванов.

В Любани мы открывали храм, тогда он был без крыши, одни стены, а сейчас прекрасный храм – все построили железнодорожники. И рядом построили дом для Крещения, дом для священника. А когда служили мы, вместо крыши была натянута пленка, пошел дождь, и ведра два воды скопилось над головами. Я говорю: «Братцы, проткните и поставьте ведро», и вода стекла, не порвав пленки. Вот так служили.

Там мы открыли несколько храмов. Брали хор и служили там. Даже ездили за 300 километров в Хвалово. Там был председатель поселкового совета – хороший человек, его дед и бабка были похоронены на кладбище около храма. Храм большой, красивый, но разрушенный. Он приехал ко мне в Питер как к благочинному того района и попросил там организовать что-нибудь. «Давайте там послужим службу», – сказал я. Взяли хор, отцов, мы приехали и там на паперти отслужили. Потом этот человек нашел дом, в котором находилась швейная мастерская, это пятистенок, и в одном доме он поселил священника, а второй мы обустроили под службы: прямо на стене у окон сделали иконостас, поставили престол, Царских врат не было. Мы служили там раза два, а потом назначили туда священника.

Это были 1990–1992 года: голод, холод, у нас же ничего не было. Председатель дал нам гектар земли, и мы сажали картофель, машинами привозили в Князь-Владимирский собор и раздавали верующим по мешку. Потом у нас завязалась переписка с Евангелической Церковью Германии, и они привозили целые фуры продуктов – крупы, сахар, подсолнечное масло в бутылках. Мы освободили один из наших гаражей, сгружали туда продукты из фуры, ставили прилавок и всем выдавали по порции одного, другого и третьего. Две женщины, Елена и Ирина, которые занимались этим, сейчас ходят к нам в Казанский собор.

Потом начинается новый период. В 1995 году в Петербург приезжает Владыка Владимир, у него новая задача – вернуть Казанский собор из положения Музея религии и атеизма. Временно дают служить в одном приделе. В 1996 году Владыка назначает меня в Казанский собор с условием, что его нужно восстанавливать. Тогда был только один иконостас в приделе Рождества Пресвятой Богородицы – старинный, с серебряной облицовкой. Знаменитые художники нашей Академии художеств еще в 1830-х годах писали его иконы. А главный иконостас и иконостас левого придела в честь Антония и Феодосия были уничтожены. В главном иконостасе стоял престол и два аналоя, которые изображали собой Царские и боковые врата. Так мы и служили.

Еще одно интересное событие. Мы поставили временный иконостас в один ярус. А иконы – Божией Матери, Сергия Радонежского были печатные, но большие, во весь рост. Арку сделали, на которой тоже была икона Тайной Вечери. Владыка был доволен, мы служили, а освещение было только временное.

Пришло время делать настоящий иконостас. Мы разработали всю систему. Нам, конечно, помогали из Академии художеств, и профессор из Университета железнодорожного транспорта доктор технических наук Лялинов проектировал металлический каркас иконостаса. Мы облицевали каркас фанерными панелями и повесили на них временные иконы. Зашел Владыка Владимир, который еще не видел его, и говорит: «Отец Павел, чего ты тут нагородил? Такой был хороший иконостас, а ты...». – «Владыка, мы делали все по чертежам». – «А, ну давай, давай». Такая интересная реакция. А тот «хороший иконостас» был оклеен обычной бумагой, которая изображала мрамор – серенький такой с иконами. У нас есть его фотографии. Каркас изготовили на заводе, потом облицовка, а вся позолота делалась здесь, в нашем соборе.

В Князь-Владимирском соборе была такая практика, что вечером в субботу мы приносили мешок, в котором тысяча просфор, и вынимали частицы, чтобы в воскресенье быть свободным. В Казанском соборе я тоже говорю (а я еще оставался настоятелем в Князь-Владимирском соборе): «Отцы, вынимать просфоры». А священники (их тогда было трое) говорят: «Отец Павел, а что там вынимать – всего 30–40 штук». Это было тогда. Сейчас мы в воскресенье вынимаем примерно полторы тысячи просфор. А в праздник Казанской иконе Божией Матери – около пяти тысяч, и в течение недели они все расходятся. Так что этот период по восстановлению собора, наверное, самый трудный и сложный.

Мне бы хотелось сказать, что сейчас новое время, новое ведение и новые требования. И Святейший Патриарх своевременно выступает с посланием, самый главный вопрос которого – не только совершать богослужение, но принимать участие во всей жизни данного прихода, города и страны. И это, конечно, очень важно. Ведь многие из нашего старшего поколения привыкли действовать потихонечку, чтобы не раздражать власти. Нет, сейчас мы должны действовать открыто, прямо и призывать людей к вере, не стесняясь и не боясь, что кто-то нас осудит или пригрозит. Наверное, в наше время важна такая новая постановка вопроса. Письмо с постановлением Синода и Патриарха прислали в июле этого года.

Владыка Варсонофий очень своевременно акцентирует внимание на том, что у нас не так много храмов. Очень большие районы остаются без храма, а нынешняя тактика такова, чтобы храм был в шаговой доступности. Это надо обязательно делать, постоянно заниматься этим и трудиться. Наш Казанский собор постарается помочь храму Жен-Мироносиц на улице Народного Ополчения, где трудится отец Георгий Христич. Там большой район без храма. Рядом находится деревянный рынок, где есть часовенка, куда ходят 10 человек, только она и была. Иногда там служит священник, когда я проезжаю, то вижу, что вечером и утром бывают службы. Это важно, и я думаю, нам надо не покладая рук трудиться, молиться и молить Бога – пусть это избитые слова – чтобы не было войны.

Война ходит просто рядом. Сейчас я слушал передачу, где один человек рассказывал, что Черчилль требовал бросить бомбу на Кремль, потому что страна без руководства будет побеждена. И сейчас все это почти повторяется – движется эта нечистая сила, и очень опасно. Будем молиться, чтобы Господь вразумил, и все это закончилось, особенно на Украине. Ведь это православная страна, хотя там есть и католики, а бандеровцы вообще не верующие, но все-таки нам надо молиться, чтобы Господь умирил страну и дал возможность ее людям жить в мире.

Это, наверное, основные вехи, которые я бы хотел отметить. Но, как говорится, трудно объять необъятное. Много важного, наверное, я упустил, но, думаю, будет еще время и будем еще когда-нибудь беседовать на какие-то морально-нравственные темы, которые были бы интересны.

Да, батюшка, обязательно. Хотелось бы задать еще такой вопрос. Вы были много раз перемещаемы из одного места в другое, но Вы были не один, с Вами всегда была Ваша матушка и дети. Как Ваша супруга переносила все тяготы переездов, материальные лишения?

– Семья – это домашняя Церковь, в ней есть свой отец, и в домашней церкви все едины – и дети, и матушка. Естественно, матушка переносила все трудности с терпением и любовью. Какие бы ни были проблемы, куда бы нас ни посылали, она всегда воспринимала и переносила это должным образом.

Дети учились здесь нормально. Школа была в Красном Селе, там уже учились Гундяевы, так что знали, что это поповские дети. Относились так, что и не очень поощряли, но в то же время не было каких-то резких выпадов. Во всяком случае жизнь, прожитая в семье, с детьми – это все-таки домашняя Церковь.

Наверное, все-таки большая проблема и риск для нас, молодого духовенства, забыть то, о чем Вы рассказываете. Потому что мы привыкли ко времени благоденствия, когда мы свободно проповедуем, свободно ходим в храм, а то, о чем Вы говорите, кажется совершенно нереальным и невозможным.

– Жизнь была сложная. Жизнь была трудная. Но Церковь жила. Посмотрите, что же произошло. Потребовалось – и восстанавливают. А восстанавливают почему? У Сталина появилась идея – проникнуть на Ближний Восток. Для этого было нужно, чтобы наша Церковь ожила. Освобождают из тюрем наших епископов, чтобы провести избрание Патриарха Алексия. Первые поездки в Иерусалим и на Восток. Потом, когда Сталин понял, что там ничего не выйдет, он опять забыл – и Церковь опять стали притеснять. Это была интересная идея.

Но эта идея была не только у Сталина, но и у АлександраI – война за проливы, мы стремились туда. И освобождение Иерусалима тоже было идеей еще тех времен. Так что, думаю, вся прошедшая жизнь была сложной, трудной, но надо благодарить Бога за то, что Он дал возможность дожить до этих дней, когда мы можем свободно воспитывать детей в христианском духе и жить по вере в Бога. Это самое важное.

Вы уже сказали, что самое главное, чтобы не было войны. Какой еще совет Вы могли бы дать нам, чтобы не допустить каких-то страшных ошибок.

– Наверное, нужно все время молиться Богу и просить, чтобы Он вразумил нас на добрые дела и поступки, которые были бы полезны для нас, нашей семьи, нашего города и страны. Надеяться на то, что Господь управит, сохранит, не даст погибнуть Руси Православной.

Напоследок скажите, пожалуйста, пару слов о Ваших наставников.

– Первый пример для меня был Владыка Варфоломей (Городцов), благочестивый старец, который около 13 лет пробыл в лагерях и ссылках. У нас было несколько встреч, он приезжал к нам в Алейск и служил.

Хорошим примером был для меня Владыка Питирим, к которому я обращался. Владыка Антоний, с которым я был знаком с 1955 года и который относился ко мне, если можно сказать, по-дружески, а не как начальник.

И, наверное, Владыка Иоанн, который был знаком с моим сродником – отцом Игорем Мальцевым, замужем за которым была моя сестра Вера. Отец Игорь служил в Саратове, а Владыка Иоанн был инспектором в Саратовской семинарии. Когда мы встретились, он сказал, что знает отца Игоря.

Владыка Варсонофий интересен тем, что он очень активен. У него такие требования, чтобы везде был порядок, все было сделано, все вовремя, и в особенности строительство и восстановление храмов. Это главное. Нужно помнить, что нам нужно трудиться в восстановлении храмов. Не только службы в кафедральном соборе, но еще и помогать строить другие храмы. Это нужно и важно. Владыка Никодим – особая тема. Сначала я у него секретарь, потом он крестный. А здесь чисто деловое, служебное, нужное делание под их омофором.

Напоследок хотелось бы попросить Вас назвать те насущные проблемы, которые есть сейчас у Казанского собора в плане восстановления или каких-то перспектив.

– Наша проблема в том, что восстановление фасадов собора финансирует государство, поскольку это памятник федерального значения, и финансирование мы получаем через ГИОП. В этом году затянули процесс получения тендера, фирма определилась только сейчас, а ремонт делать нельзя. Поверхность стен нашего собора вместе с колоннадой 340 тысяч квадратных метров. И закрывать их и делать утепление – просто нереально. Поэтому главный архитектор запрещает. Теперь у нас послано письмо в ГИОП, в фирму, которая будет это делать, с просьбой перенести средства на весну 2015 года. Будем наде-яться, что они откликнутся на это. ГИОП уже сказал, что на будущий год мы вставлены в программу дофинансирования. Поэтому будем надеяться, что будет двойное финансирование.

А все внутреннее убранство делается за счет дохода прихода и пожертвований, которые приносят люди, стараясь помочь. Все иконостасы восстановлены за счет пожертвований наших верующих. Вся иконография написана и сделана верующими людьми, которые помогали нам восстанавливать внутреннее убранство.

Батюшка, я знаю, что у Казанского собора на данный момент нет ни одного церковного дома, а раньше они были?

– Да, это проблема. У нас было три дома на Казанской улице, теперь они заняты жильцами, и их не передают. Последние 5 лет мы регулярно обращались с просьбой передать нам два здания. Одно совершенно разрушенное – без крыши, потолков, без окон и дверей. Очень большое, и нам нужны просто миллиарды, чтобы отреставрировать. Но оно так и стоит разрушенное, и пока никаких перспектив, что нам его передадут.

У нас все находится в соборе. Внизу, в полуподвальном помещении, находятся храм Священномученика Гермогена, крестильная комната – большая купель для детей, тут же, под западным нефом, большой зал, почти на 100 человек, где мы проводим различные встречи, собеседования. Там проходит преподавание Закона Божия для взрослых. Около 10 комнат, сделанных в нишах, где находятся всякие службы: библиотека, редакторская, где готовится наша газета, и другие помещения. Священники имеют там комнаты, чтобы заниматься со взрослыми и детьми. И наверху есть несколько помещений, которые используются как официальные приемные залы. Один зал на 100 человек, другой – на 40. Есть своя кухня. У нас около 140 человек обслуживающего персонала, и они все получают зарплату и питаются у нас в соборе.

Собор живет полной жизнью – ежедневные службы, ежедневные требования. К Казанской иконе Божией матери каждый день идут люди, и, когда бы не пришли, до самого вечера их ручеек так и течет. Я всегда говорю: «К пустому колодцу за водой не ходят».

Божия Матерь восстанавливает Казанский собор. Внутреннее убранство мы восстановили, теперь по Ее молитвам, Бог даст, восстановим и иконостас. Два передних ряда колонн уже сделаны к 200-летию Казанского собора. А два ряда, которые ближе к самому собору, требуют реставрации, как и весь фасад с севера и юга. Будем надеяться, что на будущий год нам выдадут средства.

Дай Бог, батюшка! Спасибо Вам большое за Ваше участие в нашей программе. Мы очень рады приветствовать Вас и очень надеемся, что это не последняя наша встреча в студии. Прошу Вас благословить наших телезрителей на прощание.

– Бог благословит телезрителей и тех, кто трудится на «Союзе», который является очень примечательно организованным коллективом, занимающимся хорошим, благородным делом. Дай Бог здоровья и успехов в трудах.

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз»:
http://tv-soyuz.ru/peredachi/rasskaz-ottsa-pavla-o-svoey-dolgoy-i-neprostoy-zhizni-nerazryvno-svyazannoy-s-dramaticheskoy-i-slozhnoy-istoriey-tserkvi-v-sovetskoe-i-postsovetskoe-vremya;
http://tv-soyuz.ru/peredachi/rasskaz-ottsa-pavla-o-svoey-dolgoy-i-neprostoy-zhizni-nerazryvno-svyazannoy-s-dramaticheskoy-i-slozhnoy-istoriey-tserkvi-v-sovetskoe-i-postsovetskoe-vremya2

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс