Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №28 (877) → Протодиакон Иоанн Швецов: О святом пророке Илие

Протодиакон Иоанн Швецов: О святом пророке Илие

№28 (877) / 26 июля ‘16

Беседы с батюшкой

2 августа Святая Православная Церковь чтит память святого пророка Божия Илии. Он стал одним из первых угодников Божиих, кого начали почитать на Руси. Еще до князя Владимира в Киеве был воздвигнут соборный храм Пророка Илии. Батюшка, в народе существует множество поговорок о пророке Илии. К примеру, с Ильина дня «Ночь длинна, а вода холодна». Как Вы полагаете, можно ли искать связь между природными аномалиями и человеческой жизнью?

– Эту связь мы видим уже в житии пророка Илии. Та засуха, с описания которой, собственно, начинается рассказ о деятельности порока, была вызвана совершенно грехами людей. В то время израильское царство было расколото на две части – царство Иудейское и царство Израильское. Израиль начал свое бытие с большой склонности к идолопоклонству, и когда на престол взошел царь Ахав (женат он был на Иезавели), идолопоклонство приобрело масштаб государственный. Религия Ваала со всем ее нечестием становится официальной религией. Тогда как раз появляется пророк Илия, чтобы этой засухой вразумить людей.

Надо сказать, что не только природные аномалии и какие-то катаклизмы, но и очень многие события в жизни людей связаны с нравственным и духовным состоянием общества. Мне бы хотелось привести цитату из пророка Исаии, где он как раз показывает эту взаимосвязь. Считайте, что это не слова, сказанные тысячелетие назад, опустите слово «Израиль» и вы увидите, что с тех пор мало что изменилось: «Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня. Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает [Меня], народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ, обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева, – повернулись назад. Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места – язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем. Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем; поля ваши в ваших глазах съедают чужие; все опустело, как после разорения чужими. И осталась дщерь Сиона, как шатер в винограднике, как шалаш в огороде, как осажденный город. Если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре».

Разве не можем мы эти слова с сожалением применить к себе? Эта цитата из Исаии – наиболее яркое место в Ветхом Завете, обличающее народ израильский, хотя и другие пророки говорили о том же. Так что, безусловно, взаимосвязь есть.

Благодарю Вас, батюшка, за глубокий ответ. Следующий вопрос такой: если спросить любого прихожанина, когда совершается память пророков Моисея или Исаии, большинство даже приблизительно не знает, когда этот день, – а спроси про пророка Илию, и даже человек нецерковный, скорее всего, ответит. Что его отличает от иных пророков?

– Не только от иных пророков. Кого бы из ветхозаветных святых мы ни взяли, Илия будет более известен. Причем, что удивительно, если взглянуть чисто формально, то не так уж много оснований его выделять. Он пророк не первый и не последний, он совершает чудеса, но совершались чудеса не меньшие, если вспомнить, скажем, Моисея. Да, Илия первым воскрешает человека в Ветхом Завете, но ученик его Елисей дважды воскрешает при более драматичных обстоятельствах. Беседуя с Елисеем, пророк спрашивает: «Чего бы ты хотел от меня?». А ученик, не задумываясь, отвечает: «Хочу, чтобы дух, который на тебе, был вдвойне на мне». Конечно, тут видно святого, он знает, о чем просить. И по-славянски замечательно передана реакция Илии: «ожесточилъ еси просити: аще узриши мя вземлема от тебе, будетъ ти тако: аще ли не [узриши], и будетъ» («трудного ты просишь; если увидишь как я буду взят от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет»). И Елисей видел двойную благодать. Тем не менее, Елисей менее известен, чем Илия.

В чем здесь феномен? При том, что пророк Илия – это не святитель Николай, которого бабушки любят называть «угодничком». Пророк грозный, и чудеса его – засуха, огонь с Неба. Думается, что тут не только страх действует на человека и не только подход практический – кому молиться о прекращении засухи, например. Думается, что это только часть того, почему Илию так почитают. Наверное, то, что отличает Илию от всех прочих праведников, это его особенная ревность. «Ревнуя, возревновал о славе Господа», – так он отвечает Господу на вопрос, зачем оказался на горе Кармил. И здесь надо сказать, что Кармил и Синай – это единый горный массив. Моисею Господь является сначала в Неопалимой Купине, затем гора трясется, дымится. С Илией ситуация иная: не в ветре, сокрушающем горы, не в землетрясении, а в веянии хлада тонка. Даже Сам Творец умиряет пыл пророка.

Русский народ воспринял христианство всем сердцем, ревностно воспринял. И, конечно, не отметить такого святого было невозможно. Думается, что и это не все, потому что Илия – совершенно особенный человек. Начнем с того, что он не вкусил смерти, живым взят на Небо. Правда, и здесь он не первый – один из десяти допотопных патриархов Енох первым был взят живым на Небо. И когда говорят о двух апокалиптических свидетелях, которые будут мучить всю землю, будут убиты антихристом и в третий день воскреснут, то Илию практически все отмечают. Второй персонаж может быть Енох или Моисей, но Илия отмечается почти всеми.

И это, конечно, осознание того, что служение Илии не закончилось. Илия оказывается одним из тех, кто был на Фаворе: Моисей тоже был там, но он остается некоторым образом в тени. Илия своей ревностью о славе Божией стяжал себе особое положение. Это, наверное, те причины, по которым мы выделяем его из множества не только ветхозаветных, но и новозаветных святых.

А каково влияние пророка Илии на пророческое движение?

– Влияние, безусловно, очень значительное. Прежде всего, оно шло через его ученика и преемника пророка Елисея. Интересно, что Илия получает от Бога веление трех человек помазать – Елисея вместо себя пророком и еще двух царей, израильского и сирийского. Так вот, если Елисей помазан самим Илией, то два других поручения исполняет уже Елисей. Илия как бы передает ему по наследству свой дар. Но и Елисей признан лидером пророческого движения в царстве израильском. Сыны пророческие, их общины возглавлял пророк Елисей. Через него влияние было очень значительным. На то, что происходило в Иудее, влияние Илии тоже имело место, но, думается, более опосредовано.

Тем не менее, есть два интересных факта. Считается, что пророк Илия – не писатель, то есть не оставил нам книги, им написанной. Но во Второй Книге Паралипоменон говорится, что Илия написал письмо царю Иудейскому, где обличал его за идолопоклонство и предсказал ему грядущее бедствие и, в частности, нашествие иноплеменников – филистимлян, которое вскоре и свершилось. При этом идумеяне, народ живший рядом с иудеями, злорадствовали, когда Иерусалим был взят. И это становится отправной точкой для проповеди первого пророка-писателя Авдия. Безусловно, здесь можно увидеть это влияние. Но влияние это есть и в следующем. Спустя несколько десятилетий, исторически временной промежуток незначительный, Иудею постигает нашествие саранчи и засуха (вспоминаем пророка Илию). И, начиная с этого бедствия, вступает на свое служение следующий писатель – Иоиль, который пророчит не только о грядущем, но и о будущем. Между прочим, его слова мы слышим с вами в году неоднократно. Их цитируют о сошествии Святого Духа – «изолью от Духа Моего на всякую плоть»: эти слова цитирует апостол Петр в своей проповеди в день Пятидесятницы. Так что Илия неявным образом оказывается родоначальником пророческой письменности. Причем его письмо не сохранилось в виде отдельной книги, содержание только передается во Второй Книге Паралипоменона.

Возможно, там не совсем те слова, которые сам Илия оставил. Ну, казалось бы, письмо – и пророческая Книга. Но вспомните: значительную часть Нового Завета составляют послания апостолов. А что такое послание, как не письма к отдельным Церквам или отдельным лицам, скажем, Послание апостола Павла к Филимону. Так что Илия такое влияние, безусловно, оказал. Ну, а если говорить о поздней пророческой традиции, пророк Малахия указывает, что Илия придет перед наступлением дня Господня, великого и страшного. Собственно, отсюда и ожидание Илии перед приходом Мессии. И вопрос понятен апостолам: где Илия? «Но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них», – отвечает Спаситель, подразумевая Предтечу. Так что пророк Илия влияние оказал весьма значительное. Его ревность стала примером для поколений и пророков, и вообще людей благочестивых.

Батюшка, скажите, пожалуйста, в житии пророка Илии его жизнь заканчивается тем, что Господь его в теле возносит на Небо. При этом мы знаем из Нового Завета, что первым в Царство Небесное попал разбойник. Здесь некое противоречие – поясните, пожалуйста.

– Здесь можно сказать следующее. Даже есть такая иконография, она относительно редкая, но все-таки встречается. В нашем храме есть икона «Воскресение Христово», где изображается очередь праведников из ада, где они находились на лоне Авраама, в рай. Впереди стоят разбойники, и там уже два человека. Дело в том, что эти два человека, Енох и Илия, оказываются там лишь до времени. Их служение прервано на промежуток времени, исторически значительный, но для Бога все это – немного. Тогда как разбойник входит туда уже навсегда. Вот здесь такая разница, безусловно, присутствует.

Вообще, когда мы говорим о Царстве Небесном, надо понимать, что многие наши понятия слабо приложимы или вообще не приложимы к этой реальности, к этому бытию. Очень хороший пример есть в Книге пророка Иезекииля. Он описывает видение, которое ему было, – подобие славы Господней. И, в частности Божественная колесница. Она состоит из четырех херувимов, у каждого из которых по четыре лица, а подле этих херувимов находятся колеса, причем были как бы колесо в колесе, и колеса шли на четыре стороны, не поворачиваясь.

Как это? В нашем плоском трехмерном мире это невозможно. Но Изекиилю открывается здесь мир духовный, гораздо более глубокий, и он изнемогает описать это. Он говорит – «как бы подобие», сознавая, что слов недостаточно, что он лишь только отдаленно передает бывшее видение. Ну, вспомним, апостол Павел, когда был вознесен до третьего неба, вообще отказывался описать, говоря, что нет слов для этого. Вот это надо всегда понимать...

И вот здесь эти числительные – «первый», «последний»… На самом деле, время гораздо сложнее, чем в школьном учебнике по физике! Мы с вами с этим сталкиваемся каждую службу, каждую Литургию: это не есть повторение Жертвы Христовой – это участие в той самой Жертве Христовой. И не случайно мы на Вербное воскресенье, вход Господень в Иерусалим, держим в руках эти самые вербы – это не детская игра, не попытка устроить некий театр, изобразить то, что происходило. Православие никогда не имело к этому никакого отношения. Но этим подчеркивается, что мы стоим в толпе и кричим «Осанна в вышних!». Только, к сожалению, в своей жизни мы вопием иное: «Возьми, распни его, за меня возьми, за мои грехи». Ну и, конечно, Страстная седмица показывает, что это совершенно особенное время. Это не просто какие-то дни в году. Мы участвуем в тех событиях в той мере, в которой мы готовы. Так что нельзя говорить, что мы не имеем такого опыта – мы его имеем, но, к сожалению, ограниченный.

Так что вот, здесь все строго по ранжиру поставить кто должен первым войти – Адам или Авраам, – наверное, не совсем правильная постановка вопроса. Изображение на иконе символично. Почему первым показывается разбойник? Это несправедливо? Но, кажется, Ефрем Сирин говорил: «Не говорите мне, что Бог справедлив. Если Бог справедлив, тогда почему вы еще живы?». Вместо справедливости мы, скорее всего, видим милость Божию. И она проявляется в том, что Христос распят вместо разбойника и за разбойника, и за всех людей. Вот в этом и есть сила любви Божией.

Есть в Ветхом Завете Книга, достаточно смутительная, особенно для молодых людей. Книга, где ни разу не говорится о Боге, где нет молитвы – есть некий возлюбленный и возлюбленная. И святые отцы настаивают на том, что эту книгу нельзя толковать буквально, ничего не изменив. Но если увидеть в возлюбленном Христа, а в возлюбленной или Церковь, или душу каждого человека и послушать, какие слова говорит возлюбленный об этой душе человеческой, вдруг становится понятным, что любовь Божия к нам – это не жидкая водичка, а крепкое вино. Бог любит не мечтательно, а вплоть до того, что отдает Себя на самую позорную смерть, претерпевает самые страшные страдания.

Пророки были образом страдания и лишь отчасти испили то, что должен был вкусить Христос на Кресте. Вплоть до того, что Бог испытывает адские страдания богооставленности. И Христос должен как человек победить грех, победить страдание. И, по слову апостола, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь. Вот любовь Божия, которая спасает и преображает весь мир. Лишь бы люди были готовы.

Пророки лишь отчасти видели Христа, но вот то, как они описывают страдания Христа и какие-то части Его подвига, позволяет современному человеку даже лучше понять происходящее, чем Евангельское описание. Скажем, Исаия не говорит о Кресте, не говорит, что пронзают Его именно копьем, но зато он показывает суть происходящего. Взгляд, как мы видим на иконах: икона для человека несведущего может быть почти неприемлема – «как вот на одной иконе две или три головы Иоанна Предтечи? Нужно, чтоб голова была одна а не одна на плечах, одна на плахе и одна на блюде». Но икона символична, она – никоим образом не фотография. Посмотрите на портрет Серафима Саровского – и посмотрите на икону; то же можно сказать и о святителе Тихоне, и о любом святом, чьи портреты и фотографии сохранились. Икона – совсем другое: она не заменит фотографию, но позволяет лучше увидеть за внешним подлинную суть. И пророческие писания тоже позволяют прикоснуться событиям, несколько иначе увидеть их смысл.

Батюшка, скажите, пожалуйста, в чем суть пророческого служения? Можно ли привести пример пророчества, исполняемого в наше время? Можно ли перенести пророков в XXI век?

– Я бы хотел начать ответ на этот вопрос с задач, которые стояли перед пророками.

Первая задача – религиозная. Она как бы из двух частей состоит. Во-первых, пророки должны были научать людей верить в единого истинного Бога. Монотеизм – это большая боль, большая забота пророческая. Как только забыли единого истинного Бога, впали в идолопоклонство – все прочие грехи тут как тут. Религиозная задача заключалась и в том, чтобы говорить о грядущем Мессии. Нынешняя жизнь полна страданий, горя, греха. Но это только часть бытия человека. Он предназначен не для этого. И придет Тот, Кто спасет его, лишь бы человек этого захотел.

Другая задача пророческого служения, задача нравственная – людей обличать в их грехах, воспитывать их, приучать их к тому, чтобы они могли воспринять проповедь Христову. Можно привести такой интересный пример. Закон не запрещает многоженства (но обговаривает определенные ситуации, скажем, нельзя брать замуж двух сестер, но тем не менее многоженство не запрещается). Даже в повелении о царе говорится, чтобы царь чрезмерно не умножал себе жен. Но и развод есть что-то, законом предписанное. А вот пророк Малахия начинает обвинять своих слушателей, что они разводятся с женами, в том, что подругу юности они бросают. Вот так идет воспитание: если мы с вами посмотрим на новозаветный текст, примеров многоженства мы не увидим – это не означает, что его совсем не было, но, наверное, это было что-то уже исключительное. Это как один из возможных примеров воспитания человека.

И если, скажем, религиозная задача – проповедь о Мессии, мы уже говорили, что она нам позволяет не ожидать Мессию, а увидеть лучше Его служение, то задача нравственная никогда не устареет, с течением времени она становится все более актуальной.

Мы уже смотрели цитату из пророка Исаии и видели, что нового сейчас происходит. Все возвращается на круги своя – говорят о чем-то новом, но это уже было в веках. Это ситуация мира, живущего без Бога, мира греховного. Грех повторяется. Грех Адама и Евы, грех Каина, грех Хама, но дальше все повторяется, и пророки об этом уже сказали. Нам нужно только услышать их. Не случайно тот отрывок из Исаии, что мы читали читается во время Великого поста. Вот такое обличение.

И здесь прежде всего ставится задача не историческая – рассказать, как плохо жили в Древнем Израиле, а показать, как мы сами-то живем. Мы должны стыдиться. Те-то люди были не крещеными, но не мы. Так что это служение пророческое как бы посмертно продолжается.

Надо бы сказать для полноты картины, что было у пророков еще одно особенное служение. Они должны были направлять царей – это очень хорошо видно в жизни пророка Самуила. Оставленный им царь должен был во всем быть у него в послушании, в подчинении. И вот это представление, что возглавляющий народ человек должен быть послушен воле Божией, пронизывает весь Ветхий Завет. Постановление о царе очень интересное. Царь не должен быть из иноплеменников, не должен возвращать народ назад в Египет (а само наименование Египет по-древнееврейски – «страна греха»); не должен чрезмерно умножать себе жен, богатства и должен иметь у себя книгу Закона, призван ее читать и не убиваться над братьями своими. Ну и что здесь остается от самовластного властелина? Да практически ничего. Здесь слуга Божий оказывается, и пророки развивают эту мысль. Они обличают царей или, наоборот, поощряют их.

Так что служение пророческое оказывается много шире, многограннее, чем это часто представляется людям. Для большинства пророк – это тот, кто предсказывает будущее. Но все мы с вами знаем, что есть пророк, который ничего не предсказывал, – Иоанн Предтеча. Даже его слова «Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира» – во-первых, это повторение Исаии, во-вторых, не пророчество о будущем, а констатация настоящего: вот Он пришел, этот Агнец, и я должен Его указать в моем служении.

Предсказание для чего нужно? Пророки, которые не предсказывали будущее, это, скорее, исключения. И вот Иезекиилю так Господь говорит: «И вот, ты для них – как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий; они слушают слова твои, но не исполняют их. Но когда сбудется, – вот, уже и сбывается, – тогда узнают, что среди них был пророк». Истинный пророк говорит словом Божиим. Будущее идет от Бога. Бог не есть какой-то местный божок с ограниченной властью и с ограниченной силой: Он стоит над всей землей, но Его задача – не уничтожить этот народ, а его привести в чувство, спасти. В этом и суть пророческого служения. Нам известны слова – побелевшие нивы готовы к жатве и апостолы – жнущие входят в радость сеющих. Кто же был сеющими? Пророки, которых не слушали, которых побивали камнями, мучили. Но они входят в радость апостолов в этой жатве.

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс