Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №9 (858) → Протоиерей Алексий Кульберг: Пост – время узнавания самого себя

Протоиерей Алексий Кульберг: Пост – время узнавания самого себя

№9 (858) / 1 марта ‘16

Беседы с батюшкой

Батюшка, мы с Вами встречаемся в первый день Великого поста. Прежде чем начать нашу беседу непосредственно о посте, хотелось бы вспомнить те дни, через которые мы уже прошли. Один из самых больших периодов – масленица. Что больше всего привлекает внимание людей в этой праздничной неделе?

– Люди разные, и интересы преследуют различные. Есть люди, которые только и знают, что в такие-то дни надо блинами заправиться. В какие-то дни, знают, у православных это неделя мытаря и фарисея, что чем больше съешь, тем лучше будет для души. То есть такое обывательское, нецерковное отношение к святым для нас дням. Для таких людей, что сказать, что в уста входит, то извергается и никакой пользы не приносят. Не приносят пользы ни блины, ни сметана, ни другие кулинарные изыски. Кто из нас помнит, что кушал неделю назад или две недели? Память этого не хранит. Но с каким вожделением люди относятся к тому, что мы приготовим и что сегодня будем кушать. Чисто человеческое, преходящее, никчемное, но очень сильно волнующее людей, живущих днем сегодняшним.

Для человека же церковного, конечно, это последняя неделя перед началом Великого поста. Лично я готовлюсь, переживаю. Если кто-то думал, что для священника как для профессионала (назовем так) все церковные установления уже просты, – ничего подобного. В ожидании Великого поста, знаете ли, страшновато; понимаю, что это будет время преодоления – и физических каких-то требований человеческих, и преодоление внутреннее: необходимость попросить прощения у того, у кого давно его не просил, необходимость внутренне примириться с теми людьми, с кем нет возможности пообщаться и к кому возникает какая-то неприязнь.

Все это приходится на неделю накануне поста, которая именуется масленицей, когда уже произошло заговение на мясо – мясо не вкушается, но в и среду и в пятницу все, что не мясное, в изобилии присутствует на столах. Я стараюсь использовать эти дни, ведь приглашают в гости, стараются: «а у нас блины с гречихой, а у нас блины с капустой» – с чем только их не делают, понимаю, что в последний день, Прощеное воскресенье, со всеми не получится примириться, проститься, попрощаться, отправляясь в далекий великопостный путь, разделить трапезу, оценить старание хозяек и, конечно, и самому настроиться и их настроить на пост. Так с любовью, с радостью, утешаясь за одним столом… Когда преподобного Кукшу Одесского спрашивали: «Батюшка, как поститься, когда у нас есть много чего покушать, как нам не потерять желание поста?», он говорил: «Во дни изобилия принимайте от Бога все с благодарностью, это Он вам подает, но когда Он вам не подаст, то не ропщите и принимайте из Его любящих рук и изобилие, и скудость как дар Божий».

Накануне Великого поста, в эту масляную неделю, есть возможность вспомнить эти слова, оценить, утешаясь: да, сегодня сметанка, блиночки, масло, масленица, люди, друзья. По возможности, пообщаться со всеми. А каждая минута каждый день приближает нас к тому моменту – и мы без всего, без стола, без каких-то праздных разговоров. Нужно, помня о том изобилии, той милости и богатстве щедрот, которые есть у Господа Бога, сейчас вспомнить слова преподобного Кукши Одесского и поучиться терпению, благодарению. Кто знает, сколько лет нам Господь даст такого изобилия, такого спокойствия, благоденствия, которое мы сейчас внешне испытываем. Может, наступит время, как было 30, 40, 50 лет назад, когда люди Пасху встречали, имея на столе стакан воды и сухарь черного хлеба, и это воспринимали как Дар Божий. Вот обо всем этом я стараюсь размышлять накануне Великого поста и в первые, самые непростые его дни. Думаю, что это душеполезные размышления, христианские.

Вернемся от таких глубоких размышлений, связанных с периодом постным, к масленичной неделе. Считается, что символ масленицы – блины, и некое чучело обязательно нужно сжечь, иначе не наступит весна. Эти символы далеки от церковной ограды, они так сильно перемешались, что создают новые культурные традиции; при этом духовный смысл этого периода уходит на второй план.

– Увы, кто что ищет, то и находит. Человек, живущий только земным, ищет земного, он ищет, чтобы все обычаи были притянуты к земным интересам: нужно повеселиться, наесться. Это чуждо духу христианства.

Что касается блинов, то мне приходится регулярно общаться с протестантами, баптистами, которые в этом упрекают: «Это у вас не христианство, а язычество. Вы поклоняетесь блинам накануне Великого поста», и какие-то иные внешние атрибуты православных традиций ставят в укор. Это примерно так, как человеку маленькая песчиночка, попавшая в глаз, не дает возможности видеть всю полноту окружающего мира.

Что касается сжигания куклы, проводов зимы и встречи весны, то на рубеже языческо-христианской эпохи жизни нашего народа произошло некое взаимное проникновение старых и новых традиций. Давно надо было бы уже повзрослеть и от него оторваться, его отделить от души и от жизни нашего народа, но неглубокие люди, ищущие своего земного, сохраняют и, увы, дают повод ищущим этого повода упрекнуть людей глубоко размышляющих о жизни, не гоняющихся за внешней атрибутикой.

Я понимаю, что, наверное, из сотен тысяч, десятков тысяч телезрителей канала «Союз», никто не участвовал, не сжигал ни вчера, ни позавчера никаких чучел, но был свидетелем того, как это происходит. Но в каждом городе администрация, отдел культуры администрации планируют культурные мероприятия. Сейчас стало модно в календарь таких памятных дат вводить в том числе и церковные мероприятия: вот тебе Пасха, вот тебе Крещение с изобильными купаниями порой в совершенно непотребном состоянии, вот тебе масленица – вместо того, чтобы раскрыть людям, за культуру которых отвечают, смысл происходящего, подготовить людей к вхождению в Великий пост. Только хватаются за внешнюю атрибутику, которая себя полностью изжила и для людей церковных, и для людей, которые живут в городах и весях нашей страны.

Все это воспринимается как фарс, как форма, не имеющая содержания. Я бы сказал, что эти сжигания чучела (не назвать их оргиями) – это надуманное веселье, атавизм, отсутствие нормальной культуры. Если бы не включалась масленица в план культурной жизни муниципальных образований, то, думаю, у нас бы не было предмета для разговора.

Человек взрослый и мыслящий не будет испытывать никакое отношение к этому, даже негативное. А вот для маленьких детей это самый настоящий праздник. И если детям не объяснять с юных лет смысл самих праздников, то этот праздник для них будет неким символом встречи весны. И здесь та самая подготовительная неделя превращается в нечто противоположное, когда говорить о некой подготовке, и уж тем более пытаться объяснить ребенку смысл православного мировоззрения просто не получится, то есть эта неделя получается явной противоположностью тому, чем она должна быть.

– Можно с благодарностью вспомнить Святейшего Патриарха Кирилла и то понимание, которое у него было достигнуто с руководством нашей страны по вопросу введения курса православной культуры и светской этики, потому что в рамках этого курса как раз и раскрывается содержание Пасхи, Воскресения Христова, ведется речь о посте и о правильном его понимании, традициях, которые с ним связаны. И я надеюсь, что наши школьники смогут на уроках со своими учителями, которые, кстати, тоже не очень владеют предметом, не очень ориентируются, где православная традиция, а где вот эти языческие наслоения. Я думаю, если разобраться, задать этот вопрос друг другу, и может быть с участием батюшек, которые активно включаются в процесс подготовки учителей по вопросам православной культуры. Вот они найдут ответ на вопрос, где правильная традиция, где традиция, которая имеет смысл, содержание, которая человека возвышает, делает богоподобным, а где лукавые попытки набросить какую-то цирковую ширму, клоунаду на то, что происходит в Церкви.

Вспоминая вопросы зрителей прошлого года многие вспоминали, что в Прощеное воскресенье не успели у всех попросить прощения и вот с такой тяжелой мыслью вошли в пост. Если нет возможности у всех попросить прощения, что делать?

– Много людей окружает нас, широкий круг общения и встретиться с каждым для того, чтобы это прощение попросить, это затруднительно. Но надо искать главного – возможности попросить прощения у того, кого ты действительно задел, кого ты реально обидел, по отношению к тому человеку, у которого тяжело просить прощения. Мне пришлось очень ярко пережить этот момент. В один из первых Великих постов, которые я сознательно проводил, под Новый год произошла ссора с одним из родственников, ссора, в которой оба считали себя правым, а другого не правым. Чем дальше время текло, тем непереносимей было общаться всей семье, какая-то стенка выстроилась, невозможно было нормально жить, прийти домой, поздороваться как-то. И понимание, что впереди Прощеное воскресение, тот рубикон, где все должно стать на свои места. И вот единственным доводом для того, чтобы сделать шаг навстречу, было именно понимание, что Прощеное воскресенье, Великий пост и нельзя вносить в него этот раздор, эту неприязнь. И вот эта встреча, и это «Прости меня, пожалуйста», искренняя, не с одетой маской «Прости – Бог простит» и все, и отстань от меня, а вот именно желание восстановления отношений было выражено. И какая радость, какое ответное движение со стороны оппонета, этого родственника! Видно, как он сам измучился тяготой вот этого непрощения, этой неприязни. И он тоже, человек не собирался поститься, но понял, что это искренне и все Христа ради делается. И все заросло, это был урок на всю жизнь. И всякий раз подходя к Великому посту, я стараюсь всякий раз вспомнить, найти из сотен людей двух-трех, к кому нужно подойти, поклониться в ноженьки, и попросить неформально. И посвятить этому не одну минуту, а может быть выйти на разговор. А вот, что касается остальных людей, с которыми, я уверен у наших зрителей добрые отношения – прихожан, родственников, детей, родителей. Коммуникации позволяют написать смску. Когда наступает время Рождества, либо Пасхи такая традиция какие-то стихотворения, порой одинаковые, найденные в медиапространстве, может свои опусы, их очень много, слова отправленные «Прости меня, пожалуйста, Христа ради» это будет правильно, хорошо и это разрешит недоумения тех, кто не может встретиться, всем поклониться. Чин прощения совершается сразу после Литургии либо вечером, придя на вечернюю великопостную практически есть возможность и у духовенства и у прихожан получить прощение. Как дорого слышать эти слова: «Бог простит и я тебя прощаю». Это радость. Недаром именно на этом чине прощения поется пасхальная стихира потому что и прощение нами друг друга и воскресение из мертвых – это составляющие одного и того же процесса – процесса жизни, возрастания от смертности, от лености к бессмертию человеческому с Богом.

Для того, чтобы человека простить нужно переступить гордость. Получается, что Великий пост мы начинаем со смирения.

– Да, Великий пост – это путь, лестница, мы говорим, когда вспоминается Иоанн Лествичник, нельзя перескакивать через пять ступенек и нельзя достичь каких-то благодатных состояний, нельзя узнать радость покаяния, если сначала ты не переступил через первую ступенечку смирения себя, своей самости. И вот это отсутствие желанной пищи во время Великого поста – это смирение нашего тела. Мы достойны того, чтобы быть насыщенными, как Анастас Микоян, советский министр пищевой промышленности, большой плакат у него как лозунг: «Каждый крупный руководитель решает вопросы огромной важности и поэтому должен хорошо питаться». Христианин решает дело большой важности – дело спасения своей собственной души и попытку все-таки развития в себе не животных естественных потребностей, а нахождения силы для возрастания в духе, из многих компонентов состоит это дело возрастания. И из смирения себя постом, как пророк Давид пишет и из духовных маленьких дел – прощения того, у кого мы должны попросить прощения, послушания тому, кому мы должны послушание оказывать, мудрости по отношению к тому, кем мы должны руководствовать, и все это должно проходить не по своему разумению, а в свете заповедей Евангельских и в течении церковном. Великий пост – это не диетическое установление. Это возможность каждого христианина, желающего идти путем Великого поста, взойти на корабль, на который до нас входили уже те святые, которым мы молимся во время Великого поста, которые на наших иконостасах изображены. Преподобный Зосима, собеседник Марии Египетской, он всходил на этот корабль, описывается, как живя в монастыре, они начинали Великий пост, как просили друг у друга прощения, ходили на богослужения, а потом уходили каждый на свои подвиги, они всходили на палубу этого духовного корабля, который привел их в конце концов к спасению. Какого святого мы ни возьмем, мы увидим, что это восхождение и великопостный путь или путь смирения, путь прощения они все им прошли. Мы вот – календарь пролистнулся и наступил чистый понедельник, мы должны понять, что мы должны взойти на эту палубу и поплыть. Кто-то говорит: я пощусь только первую и последнюю неделю. Значит, он зашел, побыл, выскочил, корабль уплыл. Как ты потом на него заберешься? На какой лачужке будешь до него доплывать? Вместе друг с другом, вместе со Христом этот путь, совершенствуясь, понимая, что мы соединяемся со всеми, кто до нас уже плыл на этом корабле и доплыл до обители спасения. Да, мы это переживаем, и прощение, и смирение, и учимся молитве, сколь сладка она, как о ней пророк Давид свидетельствовал, что как «елень желает на источники водные, так душа желает к Господу Богу». Ощутить это, променять радость чистоты, пребывания в Церкви, молитвы, преодоления себя, ее променять на то, чтобы включить телевизор и погрузится опять в эту суету, на то, чтобы зайти в магазин и набить свое чрево продуктами, которые кроме сонливости и разочарования ничего не принесут. Я думаю, каждый сможет сделать свой выбор и получить свой результат.

Есть мнение множества людей, которые подготовились и прямо с первого дня искушения прямо повалили. Нет поста – искушений меньше, а тут, как будто бы специально.

– Апостол Павел говорит «дадеся мне пакостник плоти да мне пакости делает». Действительно, все обостряется, все обнажается, прежде всего обнажаются собственные немощи. Кто-то считает, что все вокруг становятся другими. Но если человек посмотрел на себя и увидел, что он неопрятно выглядит, что он не мытый, что он не причесанный и он начинает мыться и причесываться, когда причесывается, – ой, расческа начинает что-то отрывать, – больно, неприятно, или когда моется нужно что-то отделить, оторвать, это доставляет неприятные ощущения. Человек может этого не делать, но у него еще больше будет язв и образований на теле. Когда Христа ради мы приносим в жертву свое я, как можно ожидать, что это будет с удовольствием? Что ты не будешь чувствовать раздражения по отношению к тем людям, которые у тебя на работе. Ты такой святой пришел на работу, сел за свой стол и в благодушном настроении начал выполнять свою работу. А рядом начались какие-то анекдоты скабрезные, а кто-то варит сосиски и посмеиваются над тобой. Надо быть к этому готовым и надо быть готовым относиться с любовью, которые все это делают, которые к тебе высказывает неприязнь, чтобы они увидели в тебе не фарисея, не того, кто кичится, гордится, что он не такой, как все окружающие. А чтобы увидели, как в Евангелие, которое читается накануне поста, умой лицо свое, помажь голову елеем и явись постящимся не перед людьми, но перед Отцом Небесным, который видя тайное, воздаст тебе явно. Надо явиться людям, окружающим тебя не унылопостящимся, не раздраженным. Люди должны видеть, что тебе это в радость, что ты Христа ради делаешь такое дело и ты не отталкиваешь от себя тех, кто этого не делает и не возносишься над ними. Этим ты принесешь пользу окружающим и самому себе. А то, что враг рода человеческого хитер, он будет искать возможности препятствовать, чтобы ты в храм не попал на службу, он будет искать возможности поссорить тебя с тем, с кем ты вчера помирился, он будет искать возможности в холодильнике заваляться какому-нибудь самому любимому твоему лакомству, это все будет. Но волков бояться – в лес не ходить, бояться умереть – это значит не жить. Мы должны быть готовы, и Бог это все видит. Вот смирились мы на работе, не выстрелили в ответ каким-то острым словцом в сторону тех, кто над нами смеется, кто нас как-то подкалывает, ты получишь в ответ от Бога утешение и благодать. Не сделал этого, в какой-то момент проиграл, потерял, осознал свою немощь, ну и осознав ее лишний повод… Мы приходим в храм не только радоваться, не только благодарить Бога за то, что дал возможность нам прийти в храм, но и вспоминать то, что было за время отсутствия в храме Божием и в кротости сердца, в скорби сердечной попросить у Бога прощения в своем, за свое. А за тех, кто над нами смеется, кто нас не понимает, за них помолиться как за благодетелей, исполняя заповедь Христову.

Говорят «постимся постом приятным», а тут оказывается борьба с искушениями. Так что приятного в этой борьбе?

– Приятно, что две недели не мывшись человек приходит в баню и смывает с себя все то, что накопилось. Пост – время узнавания самого себя. Кому-то неприятно узнать о себе, что ты раздражительный, что ты нервный, что ты немощный и вообще ничего не можешь. Неприятно бывает узнать о себе, что ты не можешь даже какую-то малую долю понести вот этих постных трудов, которые мы читаем в житиях святых, как монахи с собой брали в пустыню чуть-чуть пищи, чуть-чуть воды и уходили почти что ничего не ели. Как это? Когда мы сейчас видим подвижников, которые первую неделю Великого поста ничего не вкушают и в последнюю седмицу не принимают пищу, но при этом, такая существенная оговорка, их вид и их образ общения с окружающими людьми не носит агрессии, с этими людьми не страшно общаться, а от них исходит благожелательство, кростость, смирение. Они себя осознают последними грешниками и немощными людьми, а всякого рядом находящегося гораздо лучше, чем они. Вот о таких людях читаем и на себя смотрим, что происходит в первый, второй, третий день первой седмицы Великого поста. Это повод смирится, в зеркало посмотреть и в этом зеркале увидеть себя настоящего. Для человека, который в младенческом состоянии, это конечно неприятно. Я думал, что я хороший, хорошая, я думала, что всем покажу, какая я постница. А оказывается это так тяжело. Приятно бывает для человека трезвомыслящего увидеть себя таковым, каков я есть, увидеть, что оказывается мне нужен Спаситель, мне нужен помощник и покровитель, что без Бога не до порога. Вот реалии, с которыми сталкивается человек, который постится. Это радостно. Может это не приносит физических ощущений радости, знаете, когда дети радуются и хлопают в ладоши, не такая радость. Может, она приходит не сразу. На второй неделе Великого поста явилась ко мне радость. Не надо ее может быть ждать. Может, мы ее ощутим в Пасхальную ночь, когда быв изможден и уже не имея никаких своих человеческих сил и видя себя никчемнейшим ни в физическом ни в духовном плане, мы вдруг ощущаем Христа Воскресшего, мы видим, что Он близ и Он пускает меня, такого непутевого, войти в эту радость пасхальную. Даже ожидание этой радости само по себе является радостью и пост проводимый в такой радости является постом приятным.

Расшифровка:
Ирина Еремина

Полную версию беседы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс