Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №4 (1093) → Митрополит Томский и Асиновский Ростислав: О науке и религии

Митрополит Томский и Асиновский Ростислав: О науке и религии

№4 (1093) / 25 января ‘21

Архипастырь

Давайте сегодня поговорим о важной для нашего города теме – о науке. Томск называют наукоградом. Если Вы не против, выразите, пожалуйста, отношение Русской Православной Церкви к науке: в советское время говорили, что «наука» и «Церковь» – понятия в принципе несовместимые.

– Наука и Церковь не могут быть несовместимыми. Что такое наука? Это область человеческой деятельности, изучающая мир, сотворенный Богом. Стоит вспомнить слова великого Ломоносова, что «Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал свое величество, в другой – свою волю. Первая – видимый сей мир, им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга – священное писание». Так что всякий, кто изучает этот мир, изучает дело Божие – следовательно, приходит к познанию Творца этого мира, Бога.

Тезис о том, что наука и религия занимают противоположные позиции, опровергается наличием огромного множества верующих ученых, которые в своем мировоззрении сочетали глубокую религиозность с высокой образованностью, занятием наукой. Этим людям принадлежат многие и многие открытия. Кто-то из ученых говорил, что чем больше он занимается наукой, тем больше становится религиозным: изучая этот мир, настоящий ученый видит в процессах, открывающихся его взору, великую премудрость Божию.

Да, упрощенное представление о мире может создать у нас впечатление простоты и Божественного замысла об этом мире. Но чем больше мы этот мир познаем, чем больше понимаем, насколько он сложен, многообразен, тем больше удивляемся премудрости Сверхразума, Который мы и называем Богом, Который воззвал этот мир из небытия к бытию.

Среди верующих людей, в своих трудах многократно упоминающих имя Божие, – Исаак Ньютон. Он был не просто верующим, но и благочестивым – не мог себе позволить даже произнести слово «Бог», не сняв головной убор. Вспомним нашего русского ученого Павлова, который уже в советское время, когда с мирской точки зрения это было не только не престижно, но и опасно, был старостой одного из московских храмов.

И таких верующих ученых можно назвать много. Так что на самом деле никакого противоречия между наукой и религией нет. Есть противоречие между наукой современной и наукой вообще. Ведь что такое современная наука? Как бы она ни была продвинута, она не может обладать всей полнотой знания, ибо полнотой знания о сотворенном мире обладает только Творец этого мира – Бог.

Поэтому наука, например, X века, наука XV века, наука XX века и наука XXI века не тождественны. И понятно, что наука и сейчас, и тысячелетия назад пытается изучить этот мир, но в силу ограниченности возможностей человека представления о мире менялись.

И когда той же Римско-Католической Церкви ставят в укор противоречия между ней и Коперником, то это не противоречие между религией и наукой. Напомню, что Коперник был монахом, христианином. Это было противоречие между наукой того времени и Коперником, опередившем свое время: он познал этот мир несколько лучше, чем его современники.

И ничего удивительного, что даже в толкованиях Библии, которые основываются не на Божественном Откровении, не в Духе Святом, а используют для, условно говоря, доказательств библейских истин современные научные данные, эти самые доказательства оказываются шаткими, ведь то, что считалось несокрушимым фундаментом 100 или 200 лет назад, сегодня кажется немножко примитивным.

Например, 100 с небольшим лет назад вышла удивительная многотомная «Толковая Библия». Некто Александр Павлович Лопухин был ее издателем у нас на Руси. Там Библейский текст сопровождается не только святоотеческими комментариями, но и в том числе комментариями естественнонаучными – как с точки зрения науки того времени могло пониматься то или иное Библейское повествование.

Когда сейчас читаешь эти комментарии, некоторые из них кажутся очень упрощенными, а иногда уже и не соответствующими действительности: наука ушла далеко вперед. Поэтому сегодня предлагаются какие-то другие комментарии.

Например, мне помнится, когда ученые заговорили о феномене расширяющейся вселенной – астрономы наблюдали за далекими галактиками, и оказалось, что галактики разбегаются друг от друга, отдаляются от нас. Следовательно, если вселенная расширяется, то тысячу лет назад она была в более плотном состоянии, а миллион лет назад – в еще более плотном состоянии.

В конце концов, ученые сделали вывод о возможности первого взрыва, который из первоатома дал начало той вселенной, где мы живем. И вот тогда один из ученых сказал, что наука в настоящее время вновь обращается к теме сотворения мира. Казалось бы, это давным-давно стало исключительно прерогативой богословов, как феномен, относящийся не к вопросу науки, а к вопросу веры. А теперь снова ученые обсуждают: все-таки мир сотворен или не сотворен?

Наука развивается. Мы находим удивительные факты, вновь и вновь подтверждающие премудрость Того, Кто сотворил этот мир. Изучаем мы какой-то цветочек, который кажется не столь затейливым, иногда теряющимся в многообразном лугу подобных цветов, но когда мы его рассматриваем, то видим, что цветок – целый удивительный прекрасный мир. А если мы возьмем атом? Атом – это тоже целый мир. А если возьмем вселенную, то это некий макромир, он тоже заставляет нас удивляться… Я уж не говорю о той сфере научной деятельности, которая изучает человека с его особенностями, качествами. Человек – тоже удивительное отображение премудрости Творца в этом мире.

Владыка, а есть наука, которую Церковь не признает?

– Если это действительно наука, наука, изучающая этот мир как творение Божие, Церковь не может ее не признавать.

А, например, астрология?

– Есть наука, есть лженаука. Я не знаю такой науки, как астрология, не знаю ни одного серьезного университета, где изучалась бы астрология. Есть множество явлений в этом мире, они рядятся в благопристойные одежды, на самом деле не имея этой самой благопристойности. Есть лженаука или некое наукообразие, которое иногда придается каким-то ненаучным явлениям.

Есть тенденции, пытающиеся науку сделать служанкой тех или иных политических, мировоззренческих течений. Например, когда в 1961 году Гагарин полетел в космос, многие советские газеты того времени писали о том, что небо оказалось без Бога – человек в космос полетел и там Бога не увидел.

Хотя в то же время один из профессоров духовной академии, читая свою лекцию, сказал, что вряд ли тот, кто не может найти Бога на земле, сможет найти Его в космическом пространстве. На самом деле чтобы познать Бога, не нужно летать в космос. И среди космонавтов огромное количество верующих людей.

Включая Гагарина.

– Да. Нельзя сказать, что он был человеком глубоко религиозным в плане формальной принадлежности к приходу – все-таки он был комсомольцем, воспитанным при советской власти. Но все равно он воспитывался в простой русской семье, где были живы традиции, в том числе и религиозные. Поэтому он сохранял благоговейное отношение к вере в Бога, к Церкви всю свою жизнь – как до полета в космос, так и после.

Не случайно ведь на одном высоком форуме в нашей стране (не помню, что это было, но в интернете это выступление Гагарина есть) он заявил о важности восстановления Храма Христа Спасителя – а тогда на этом месте был бассейн «Москва». Это был некий идеологический взрыв: Гагарин – и вдруг говорит, что необходимо восстановить Храм Христа Спасителя в Москве.

В этом отношении он тоже опередил свое время – об этом стали говорить многие люди в нашей стране уже в 90-е годы ХХ века. В конце концов эта тенденция сподвигла Юрия Михайловича Лужкова взять на себя инициативу и мобилизовать все силы для восстановления Храма Христа Спасителя. Но еще в 1960-е годы Гагарин предложил восстановить Храм Христа Спасителя.

Поэтому «наука доказала, что Бога нет» – это антинаучное заявление, поскольку оно не основано ни на каких фактах. Оно основано на человеческой самоуверенности. Настоящая наука не может противоречить Божественной истине, так как она раскрывает перед нами многообразие мира, в котором мы живем.

Любопытный факт из Вашей биографии, о котором Вы сами как-то рассказывали: Вы черпали знания о религии из книг по научному атеизму…

– Как вы знаете, в советские времена религиозная печать была под запретом. Священное Писание, молитвословы издавались такими мизерными тиражами, что их иногда не могли приобрести даже священнослужители, не говоря уже о простых людях. Поэтому мы черпали знания либо из книг, изданных до революции, которые у некоторых бабушек все-таки хранились. Но доступ к этим книгам был ограниченный, их было немного.

Поэтому часто узнать хоть что-то о религии можно было только из атеистической или естественнонаучной литературы, особенно из атеистической. Атеизм тогда назывался научным, то есть создавалась видимость научности, поэтому там приводились какие-то данные. И если отбросить комментарии, которыми эти данные обрамлялись, вырисовывалась очень интересная картина. И она, по крайней мере, для меня, не опровергала идею бытия Бога, а, наоборот, все больше и больше в этом меня утверждала.

Помнится, когда я служил в армии, то в библиотеке брал такие книги. Начальство знало, что я верующий человек, поэтому как-то особенно меня подозревало – не затащу ли я на территорию части какую-нибудь подпольную религиозную литературу, и периодически устраивала досмотр моего имущества, в том числе тумбочки. И вот они периодически обретали там атеистическую литературу. Однажды замполит ее пролистал с целью узнать, что я там читаю. А я на полях иногда делал небольшие пометочки. Он их нашел и высказал: «Что-то Вы отмечаете в этих книгах не критику, а, наоборот, те места, которые подвергаются критике».

Действительно, из этих книг мы извлекали позитив – я не был единственным в этом плане. Многие люди, интересовавшиеся религией, духовной жизнью в те годы, как раз прошли через тщательное изучение в том числе атеистической литературы.

Томск часто называют наукоградом. Казалось бы, здесь умные просвещенные люди. Как Вы думаете, протестные настроения как-то с этим связаны?

– Такие настроения присущи не городу Томску. В принципе, где их только нет. Это связано с падшей, греховной природой человека. Я думаю, что данные протесты, во-первых, связаны с наследием тоталитаризма, который был привит менталитету нашего народа в советские годы.

Хотя те, кто вроде бы протестуют, относят себя к разряду демократов, людей современных, либеральных, на самом деле, это люди с самым что ни есть тоталитарным мышлением. Они не мирятся с тем, что, наряду с ними, безбожниками, есть еще люди, которым нужны храмы, нужно что-то большее, что дает пищу душе, что, как говорил Пушкин, определяет «самостоянье человека», придает твердость, основательность в его земном бытии. Я думаю, что здесь, с одной стороны, это нетерпение к другой позиции, к другой точке зрения и понимание, что есть люди, которые мыслят не так, как они.

Наличие храма Божия не предполагает, что все, кто живет в этом микрорайоне, обязаны ходить в этот храм. Не хочешь – не ходи, не для таковых этот храм строился. Но есть люди, которым это нужно. Тем более что строительство храмов финансируется не за счет федерального либо какого-то другого бюджета. Верующие люди сами их строят за пожертвования, которые собирают. Храм Божий строят для верующих людей, поэтому, если тебе этот храм не нужен, пройди мимо, если нужен – можешь зайти. Это во-первых.

Во-вторых, такая позиция определяется формой жизни, душевной или духовной, ее можно по-разному назвать в зависимости от ее степени. Если в человеке наличествует духовная жизнь, то она определяет поведение человека. А если жизнь не духовная, а душевная, тем более жизнь плотская, то и она определяет определенный тип поведения.

Если человек уходит дальше от Бога, а значит, и от духовной жизни, у него в этой жизни появляются другие ценности. Причем это не обусловлено ни наличием образованности либо необразованности (это, на самом деле, удаляет от Бога, а значит, создается иллюзия, что Бога нет), ни развитием интеллекта, а обусловлено определенным устроением духовной жизни.

Если человек живет так, если его нравственная, духовная жизнь такова, что в ней не остается места для Бога и все заполнено чем-то греховным, мелким, страстным, житейским, либо, по крайней мере, земным, тем, что не пересекает его с иным, запредельным бытием, то у человека создается иллюзия, что Бога нет. И поэтому атеизм – это не следствие повреждения ума, а следствие повреждения души человека.

Владыка, я продолжу свой вопрос. Скажите, у нас хоть при одном томском университете, которых очень много, существует домовая церковь или хотя бы часовенка? Ведется ли в этом направлении какая-то работа? Ведь есть много верующих студентов, я в этом больше чем уверен.

– Верующих много, и не только среди студентов, но и среди профессоров, преподавателей. Многие из них особенно активно заявляют о своей позиции в рамках традиционных Дней славянской письменности и культуры, когда у нас проводятся Кирилло-Мефодиевские чтения, учредителями которых является в том числе и Совет вузов города Томска.

Периодически возникает идея открыть, организовать приход, а, следовательно, и открыть храм при том или другом университете. Но здесь сразу пересекается столько интересов разных групп, разных людей, что многие не торопятся с реализацией этой идеи, желая, чтобы не нарушался какой-то определенный мир, какое-то спокойствие. И поэтому, если какая-то идея или инициатива не приводит к всеобщему согласию, многие считают, что лучше этому не следовать.

Например, если мы посмотрим на дореволюционные фотографии нашего классического императорского Томского государственного университета, конечно, фасад его раньше не мыслился без креста, который его венчал. Сейчас там торчит какой-то кол. Мы настолько к этому привыкли и даже считаем, что это красиво, эстетично, но на самом деле это некое упадническое, что ли, явление в нашем сознании.

Но человек привыкает ко всему, и поэтому за десятилетия, прошедшие с того времени, когда закрылась Казанская церковь при университете, мы привыкли, что университет именно такой. Так что будут и согласные, и несогласные с восстановлением храма.

Мне кажется, это было бы вполне естественным, полезным и для университета, и для города, и для воспитания молодежи, для формирования из них подлинных интеллигентов, а не просто образованных людей, которые кичатся своим разумом, но не являются элитой нашего общества. Это способствовало бы достижению этих целей, но когда Богу будет угодно реализовать эти планы, трудно сказать.

Есть другая идея – построить небольшую церковь в Университетской роще либо восстановить как небольшую домовую церковь ту часовню, что была на территории Томского государственного университета. Раньше она использовалась для отпевания усопших, поэтому при этой часовне когда-то был морг, где студенты, профессора медицинского факультета (раньше таковой был при университете) изучали анатомию человека, вскрывали трупы. Там же, в часовне, совершалось отпевание людей по христианским традициям.

Сейчас часовня в полуразрушенном состоянии, к ней пристроены какие-то гаражи. Помнится, несколько лет назад на Ученом совете рассматривался вопрос, чтобы гаражи оттуда убрать, руины передать епархии и восстановить там часовню, которая будет университетским храмом, часовней. Но пока этот вопрос тоже в подвешенном состоянии.

Записали:
Игорь Лунёв
и Людмила Белицкая

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс