Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №34 (643) → Священник Алексий Дарашевич: Человек должен вбирать в себя Господа умом, сердцем, душой

Священник Алексий Дарашевич: Человек должен вбирать в себя Господа умом, сердцем, душой

№34 (643) / 5 сентября ‘11

Гость

Екатеринбург, 5 сентября, «Информационное агентство Екатеринбургской епархии».

Беседа с настоятелем храма Святой Живоначальной Троицы в Поленове священником Алексием Дарашевичем в эфире телеканала «Союз»

В эфире православного телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой», в студии Александр Сергиенко. У нас в гостях – настоятель храма Святой Живоначальной Троицы в Поленове священник Алексий Дарашевич.

– Сегодня мы поговорим о миссионерстве среди людей, крещенных в Православную веру, но не воцерковленных. Как ведется эта работа?

Православным о православии

– Слава Богу, наш Святейший Патриарх Кирилл  об этом и говорит: на сегодня, после 10-15 лет второго, как он сказал, Крещения Руси, перед нами стоит задача воцерковления тех людей, которые уже крещены, то есть тех, кто уже знает о Церкви, осталась почти малость – надо, чтобы они стали членами Русской Православной Церкви.

– Батюшка, разные приходы делают это по-разному, или есть какие-то стандарты?

– Вот ведь какой парадокс: у нас все централизовано и все стандартно – и ничего не централизовано и ничего не стандартно. Казалось бы, есть благословение Святейшего Патриарха, есть его обращения, решения Церкви, Церковь даже приняла документ о воцерковлении нашего народа православного. А все равно это делается в каждом приходе по-особенному. Но проблемы одни и те же. Главное – это часто полное незнание людьми, которые называют себя православными,  того, что такое духовная жизнь в Православной Церкви.

Бедные наши братья-протестанты ездят в Африку, куда-то в пустыни Австралии, чтобы найти аборигена, который ничего не знает о Христе, и что-то сказать ему. А у нас-то и ходить никуда не надо, просто спроси  соседа: «А ты, брат, знаешь, что такое Православие и чем Православие отличается от евангелизма или баптизма?» – он ведь не скажет. Вот беда-то в чем. Это и есть наша пустыня, это и есть наши дебри,  куда мы должны идти и говорить православным людям о Православии. Это и есть наша работа, которая насколько трудна, настолько и благодатна. Радостно, что люди вернулись к Матери Церкви, крестились, но печально, что это оказалось слишком формально.

А у Господа нет ничего формального, для Него самое, может быть, страшное, – это именно форма, в которой нет  настоящего содержания. Такие люди  уже были, против них и говорил Господь страшные вещи. Он говорил, что «эти люди чтут Меня устами», но нет в них Бога, – Он говорил это о фарисеях. И вот то же, вернее, во много раз, гораздо хуже – история с людьми, которые крестились, надели когда-то на себя крестик, но большинство из них носили его от силы час или два после Крещения, а потом сняли, а потом забыли надеть.

Дело не в том священном символе, по сути – святыне, которая находится у тебя на груди, а в том, что у тебя в груди, есть ли вера в тебе? Если спросить у человека: «А есть ли в тебе вера?», он ответит: «Есть. Все в порядке». – «А скажи, пожалуйста, какова твоя вера, и какова цена твоей веры?». – «Да как, очень хорошая вера, Бог у меня в душе». А ты спроси дальше: «А что ты знаешь о Боге своем, Который у тебя в душе, что Он тебе говорил, что ты запомнил, какие слова Его остались у тебя в сердце?». А человек-то не знает. Какая же это вера, веры-то, оказывается, нет, – вернее, она есть, но  слабая,  как тонкая пленочка, дунет ветерок, и нет ее.

А жить нам нужно верой, и для этого нужно учиться.

Человек жив духом

– Батюшка, когда человек учится в школе, ему  внушают, что обязательно надо учиться: если не научишься писать и читать, никуда уже дальше не пойдешь. Если он учится дальше, ему объясняют: чтобы найти работу, нужно закончить образование, – и вот так всегда появляются объективные причины, почему то или иное действие нужно совершить. А допустимо ли оперировать объективными причинами, чтобы приучить людей жить православно?

– Наше положение более трудное. Ребенку-то даже ничего не объясняют, одевают на него ранец и за руку ведут в школу. А здесь, когда приходишь к человеку и говоришь ему, что  нужно креститься, он спрашивает: «А зачем? Мне и так хорошо». И здесь надо объяснить, что вообще он представляет собой как человек, что у него есть не только плоть, которой хорошо. У него еще  есть душа, и эта душа – Божия, она  живет не колбасой, не пивом, а чем-то другим. Чем? Духовным миром, духовной благодатью. Откуда эта благодать духовная? От Господа. А Господь есть.  «Есть?». Точно есть. «Да нет, не  может быть, – говорит человек, – я не верю». И здесь придется свидетельствовать и доказать ему, что Бог действительно есть.

Посмотрите, какие трудные здесь стоят задачи, а если их не решить, то человек не поймет, он скажет: «А зачем мне креститься?». И  даже если он согласится  пойти с вами креститься, как пошли миллионы, десятки миллионов за эти последние 10-20 лет, это не решение проблемы: возникает вопрос, что нужно в церковь ходить. А он, уже крещеный, говорит: «Да зачем? Не надо мне в церковь ходить, я уже все, что нужно, сделал, я записался». И  здесь надо будет очень серьезно объяснять, что такое Церковь и почему без Церкви человек не может  жить полноценно во всех своих проявлениях  духовных. И здесь опять придется доказывать, что есть Бог, что в тебе есть душа. Вы можете даже сами провести такой тест. Даже у крещеного человека спросите: «А в тебе есть душа?». 90% людей задумываются.  А это значит, что они  этого четко не понимают. И среди тех, которые задумываются, далеко не все скажут: «Да, есть». Большинство скажут: «Не знаю, вроде бы есть». А это что значит? Это значит, что жить-то он жил, а душой своей не пользовался, жил, естественно, с душой, но неосознанно. Это как человек дышит воздухом и  не понимает, что это воздух, что должно быть в этом воздухе, он дышит, потому что дышится, а вот где найти чистый воздух, как определить чистоту его, человек не понимает. Так и здесь: человек не понимает, зачем нужна Церковь, потому что вообще не понимает, что такое  душа.

А душа-то где?

– Батюшка, звонок из Вологды, послушаем вопрос.

– Мои знакомые – глубоко верующие люди, благочестивые, подающие своей жизнью хороший  пример, крестятся двуперстно и очень ревностно отстаивают это. Скажите, пожалуйста, когда перешли на троеперстие, почему, и где истина?

– Когда перешли, в каком году, в каком месяце – это абсолютно неважно. Важно только то, что Церковь так исповедует и Церковь благословляет именно такое перстосложение. А чтобы вы поняли, что никакого различия между двуперстием и троеперстием нет, объясню так. В троеперстии три пальца сложены в одну точку. Три пальца – Отец, Сын и Дух Святой, символ Троицы Святой. И это не три отдельных пальца, они едины. А два пальца  согнуты, это обозначает два естества Господа нашего Иисуса Христа: Он истинный Бог и истинный Человек. И Он – это одно, и  все склонилось, согнуто – это опять же символ: Господь сошел к нам, осуществился акт кенозиса, умаления, то есть Господь умалился до нас,  вочеловечился, Он Бог и Человек. Вот что такое наше перстосложение.

А теперь о перстосложении, которого придерживаются старообрядцы. Тоже три пальца, которые обозначают то же самое, Троицу Святую. Два пальца здесь – это два естества Господа нашего Иисуса Христа, и тоже согнуты. Скажите, пожалуйста, в чем разница? Разницы  совершенно нет. Почему, кстати, Православная Церковь и принимает двуперстие так же, как и троеперстие – как равночестное перстосложение. А почему Церковь рекомендует и благословляет именно троеперстие? Потому, что Троица Святая и учение о Святой Троицы – это высшее, что содержит учение Церкви, а все остальное – ради Бога, зачем нам разделяться из-за этого? Мы, православные, не разделяемся и призываем людей, которые называют себя старообрядцами, соединиться с нами в одной вере, которую и они, и мы исповедуем абсолютно одинаково.

– Батюшка, если человек говорит, что у него не хватает времени, он много работает, и  именно поэтому не может изучать Священное Писание,  можно ли назвать это нежеланием или ленью?

– Это если ласково говорить, но можно сказать, что это свинство, и это тоже будет правдой. Но мы как-то стараемся ласково говорить: «что ж ты такой ленивый?». Это все равно, как если человек говорит: «Вот я все работаю, работаю, а покушать нет у меня времени». Помните, как в советское время иногда подшучивали: «Нам солнца не надо – нам партия светит, нам хлеба не надо – работу давай». Сейчас у нас нет коммунизма, ушел советский строй, однако народ все равно говорит: работать надо, когда тут в церковь ходить да молиться, чего-то учить. Можно подумать, что именно в работе, в добывании  хлеба, не насущного, а именно повседневного, в добывании денег и есть смысл жизни. И если человек так считает, то ему не нужны ни вера, ни Церковь, ни знания. И те люди, которые говорят, что им некогда, им работать надо, по сути, говорят о своем исповедовании веры, о своем кредо, то есть «надо жить для тела»: он работает, чтобы получить деньги, а деньги нужны, чтобы прокормить себя, тело свое сохранять, лечить его, на курорты отправлять, в машину помещать.

А то, что есть душа, что ее нужно дать Господу Богу твоему, хотя бы раз в неделю один день посвятить душе, это неважно для него. Этим человек  говорит, что у него нет души, потому что если бы он знал или хотя бы подозревал о душе, он бы знал, что ей нужно что-то дать – ведь всю жизнь он работает на тело (которое все равно, кстати, сгниет. Как бы он его ни холил, ни нежил, ни берег, оно стареет, и все равно потом его  черви съедят). А душа-то твоя где, с которой ты пойдешь, и она пойдет с тобой, эта душа, и встанет перед Господом, и Господь спросит: «а кто ты такая?», – а она даже сказать ничего не сможет, потому что она  не представляет, что можно говорить с Богом.

И когда ты говоришь, что тебе некогда учиться, некогда узнавать о Боге,  ты  отрекаешься от Бога. А человек, не знающий Бога, – это человек еще нерожденный. Телесно родился, а духовно нет. Он  не человек даже, а какое-то одноклеточное существо, которое не развилось совсем. Ему надо развиваться, а он не развивается, он говорит только о том,  что ему надо обеспечить свое такое одноклеточное существование, а у него есть еще одноклеточная жена, а еще одноклеточные дети, и им тоже надо обеспечить безбедное существование.

Конечно, на такие слова человек может обидеться, – а в чем-то надо и обидеть человека, чтобы он, наконец, осознал, что это его жизнь. Человек, который о Боге сказал, что ему некогда узнать о Нем, Источнике своей жизни, не считает, что это Источник жизни. Он считает, что жизнь – это деньги, которые  нужно заработать. И наша задача ему все объяснить так, чтобы он это понял.

О Боге надо рассказывать!

– Следующий звонок, Орел на связи.

– В нашем городе при больницах есть часовни, в одной из них я служу. Моя миссия – объяснять больным про таинство Причащения и приглашать их. В определенные дни в больницу приезжают батюшки, которые проводят Исповедь, и потом идет святое Причастие. И когда заходишь в палату к людям, пытаешься им это объяснить, они совершенно никак не реагируют – я даже растерялась. Как мне с ними вести себя?

– Ради Бога, не теряйтесь. У вас удивительнейшее служение,  у вас апостольское, можно сказать, служение. Если Святейший Патриарх наш говорит, что у нас идет второе Крещение Руси, а первое Крещение  совершал равноапостольный Великий князь Владимир с теми, кто ему помогал, то и вы сейчас в вашей маленькой часовне  являетесь ни много ни мало как равноапостольной, ведь вы несете веру, несете весть благую. Благую весть о том, что есть Господь.

Я бы вам посоветовал не просто ходить и говорить: «вы знаете, вам надо бы причаститься», а ходить и говорить: «вы знаете, Бог есть». И рассказывать о Боге, чтобы люди о Нем вспомнили. Может быть, даже и не вспомнили, а чтобы они узнали, что Он действительно есть. Нужно говорить не о том, почему надо причащаться, как к этому подготовиться, а нужно говорить, что нельзя без Бога жить, надо Бога знать, с Ним разговаривать, плакать перед Ним,  делиться с Ним радостью и благодарить Его за жизнь, которую Он дал мне, за день, который я встретил сегодня, что я оказался на больничной койке, а не в могиле, что меня лечат, обо мне заботятся, что я живу – Господь дал мне эту жизнь, и какой смысл моей жизни? Нужно обо всем об этом рассказывать, рассказывать о  мире, который освящается Церковью – какой прекрасной Церковью, и что происходит в Церкви Божией. И еще нужно сказать, что эта Церковь, которую мы видим,  только часть той удивительной Церкви, которая за гранью жизни  и смерти. Рассказывать о том, что есть этот свет и тот свет, и тот свет вообще открывается как нечто вообразимое, как прекрасное, как блаженство. Но только не как блаженство сытости, а как блаженство счастья. Но оно только тогда возможно, когда человек знает Бога.

И пусть будет ваш рассказ не о том, что «я здесь работаю, извините, если я помешала». Нет, начинайте так: «я пришла  сказать вам, братья и сестры, что Христос Воскрес». Это можно говорить не только на Пасху, это можно говорит всегда, потому что это новость для них. Расскажите, что Его действительно распяли, убили и жестоко растерзали на глазах у людей,  а Он Воскрес, и Он с нами и сейчас: «Почему ты без Бога? Тебе же трудно? Ну, поговори с Ним, Он же вразумит тебя. Трудно тебе с Ним поговорить? Приходи в церковь, там служба. А что такое наша служба? А это разговор с Богом» – вот что такое служба, а не то, что я выстаиваю и жду, когда же будет Причастие. Когда мы не по одному, а вместе собираемся и говорим: «Господи, вот мы, убогие, калеки, неразумные, хотим говорить с тобой. Господи, прекрасна та жизнь, которую Ты дал нам, удивительны те люди, которых я встречаю. А еще как тяжко мне приходится, но я знаю, что не просто так эта тяжесть навалилась на меня, и болезнь пришла не просто так, я же знаю, как я прожил жизнь, это по моим грехам, Господи. Господи, прости, очисти мою душу от этих грехов».

И если вы будете говорить не просто о Причастии в этой часовенке вашей, а о Боге, о великой милости Божией, об этих прекрасных силах Божиих, о свете Божием, который здесь, рядом с нами, к которому мы все можем быть причастны – вот тогда, может быть, будет что-то  другое. А так, даже если вы кого-то уговорите, и человек придет на Причастие, но если он это все формально сделает, не понимая,  как Господь войдет в его тело, так и пропадет. И ничего не изменится. Потому что человек должен сам  вбирать в себя  Господа умом, сердцем, душой. А нам кажется, что мы можем только постоять на службе или сказать «Господи, помилуй!» и этого будет достаточно.

Нет, – причаститься, значит стать частью Господа, раствориться в Боге.

А для этого нужно знать Бога. Об этом надо говорить. Вот это и есть миссионерство. О чем мы сейчас и говорим, – как нам нашим условно, к сожалению,  верующим крещеным людям помочь стать подлинно верующими. Именно этим и занимайтесь, и благословение вам Божие.

– Батюшка, еще один звонок,  послушаем вопрос из Нефтеюганска.

– Я уже много лет хожу в церковь, как узнать, воцерковился ты или нет? И второй вопрос: когда внучка была маленькой, она погрызла немножечко крестик, что с ним сейчас делать?

– Ну, погрызла она крестик, пускай носит, видимо, такова еще ее вера была. Но чтобы восстановить веру, не нужно менять крестик, а нужно узнавать Господа. Я  буду надеяться, что вы станете заботиться так не только о крестике, но и о том, насколько ваша девочка узнает Бога. По-детски, но она знает Его, она с Ним говорит, с Матерью Божией говорит,  со святой своей, и они ее слышат. Вот об этом нужно заботиться. Вот  вы спрашиваете: а воцерковлена ли я? и при этом говорите: я много лет хожу в церковь.Тогда  я вам  так скажу, что, конечно же, вы воцерковлены. Но насколько? Это нужно спросить у вашего духовного отца. Он лучше вас это знает, и скажет, насколько вы воцерковлены. Но критерий я вам скажу,  и очень простой: «насколько я хожу пред Богом, насколько знаю, чувствую, что Господь меня видит – не только слышит слова мои, видит мои поступки, Он знает мои мысли. И вот я в Церкви, это я в Теле Христовом». Вот что такое воцерковление. Если я пощусь, то пощусь не только потому, что так положено, а потому что знаю, что такое пост, знаю, что Господь Сам постился, я знаю, что дает пост. Воцерковление – это не просто выполнение правил, по которым живет Церковь: вот в этот день есть это, в этот – другое, одеваться нужно так, а креститься так, а свечку нужно подавать вот этой рукой… Есть правила церковные, их, конечно, нужно знать. Но надо сделать так, чтобы они жили у тебя в душе, чтобы было ясное понимание места этих правил, что они отражают, какую веру, какую таинственную жизнь Божию, и понимать, что через эти правила я вхожу в  жизнь таинственную, Божию жизнь. И если это совершится, вы действительно станете воцерковленным человеком в  благодатном смысле, а не в формальном.

– Батюшка, следующий звонок – из Белгородской области.

– Отец Алексий,  Вы сейчас говорили, что в храмах надо не только вести службу, а разговаривать с людьми, проповедь читать, чтобы люди стояли на службе и не о ногах думали, а о Боге...

– А вы думаете, я в храме что-то другое говорю? Я служу в храме Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке в Москве и  всегда разговариваю с людьми. Кому-то покажется, что я говорю много, потому что  говорю с народом и до начала службы, рассказываю о том, что такое служба. Идет служба, начинается Литургия священная, и приходит время читать Апостол. Я читаю его сам, – как показывает практика, почему-то когда священник читает, это лучше до людей доходит. А после того, как я прочитал Священное Писание, я о нем говорю – рассказываю,  рассуждаю, слова апостола, которые были написаны две тысячи лет назад, вместе с народом стараемся обсудить и понять, что обозначают эти слова. И оказывается, что они не устарели, как будто только что сказаны. А потом подходит время читать Евангелие, я тоже сам его читаю, а потом мы говорим о том, что только что прочитали. И, конечно, когда завершается наша служба, когда священник выходит с крестом и прощается, и благословляет народ, опять мы говорим о том, что  получили сегодня на службе, о чем была служба. Что сегодня Господь говорил, что апостол вразумлял, чтобы нам все это сохранить и идти домой не пустыми, не уставшими, а наученными тем благодатным светом, который мы получили. Я знаю, что и многие другие священники так же делают.

© При использовании информации ссылка на СМИ
«Информационное агентство Екатеринбургской епархии»

(свидетельство о регистрации ИА №11-1492 от 29.05.2003) ОБЯЗАТЕЛЬНА.


Смотрите программу «Беседы с батюшкой» на православном телеканале «Союз»: воскресенье, понедельник, вторник, среда – 22.00 (прямой эфир), вторник, среда, четверг, пятница – 10.00 (повтор вечерней программы). Время Екатеринбурга (+ 2 часа к московскому). Телефон прямого эфира: (495) 781-49-54

 
Беседы с батюшкой

Игумен Дамиан (Залетов): Когда есть вера, нет места суеверию

Екатеринбург, 5 сентября, «Информационное агентство Екатеринбургской епархии». Беседа с кандидатом богословия, клириком храма Святой Живоначальной Троицы в Конькове игуменом Дамианом (Залетовым) в эфире  телеканала «Союз»

 
Епархия

Вологодская и Великоустюжская епархия

Екатеринбург, 5 сентября, «Информационное агентство Екатеринбургской епархии». Архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан Дата рождения: 9 ноября 1950 г.Дата хиротонии: 10 апреля 1993 г.Дата пострига: 26 декабря 1984 г.День ангела: 4 ноября. Родился в семье архитектора в г. Фрунзе, Киргизия. В 1966 г. поступил в Калининградский (Московская обл., ныне г. Королев) механический техникум.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс