Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №22 (439) → Русский язык как национальное богатство

Русский язык как национальное богатство

№22 (439) / 8 июня ‘07

Искусство и культура

Начну с самого главного: русский язык – это наше национальное богатство. Об этом твердили лучшие сыны и дочери России, с этим соглашаются и все культурные люди мира.

2007 год во всем мире объявлен Годом русского языка. На XV Рождественских образовательных чтениях, прошедших в этом году в Москве, мэр Москвы Юрий Лужков так высказался о значении данной акции: «Текущий год объявлен в столице Годом ребенка, а во всем мире – Годом русского языка. Знаковое совпадение! Язык, слово, мысль – основа культуры и знания. Это один из самых совершенных инструментов утверждения духовности и добра».

Однако язык в неблагонамеренных руках может послужить и средством подчинения огромных человеческих масс. Итальянский диктатор Муссолини говорил: «Слова имеют огромную колдовскую силу». Нам необходимо помнить об этом и стремиться сохранять способность понимать смысл высказываний, то есть подвизаться хранить трезвение ума, чтобы не поддаться магии лукавых слов.

Любой язык состоит из слов, несущих определенные понятия, смыслы. Грамматический строй также выражает способ мышления, т. е. имеет особый смысл. Язык – знаковая система, так в двух словах может вам объяснить суть науки каждый филолог. Слово – это звук или буква, но в то же время и действие. В русской грамматике словом «глагол» называется часть речи, которая обозначает действие предмета, а в церковно-славянском языке слово «глагол» обозначало также любое слово. Например, Евангелие от Луки говорит: «Был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне. И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов» (Лк. 3, 2–3). Иначе говоря, святой Иоанн Предтеча услышал слово Божие, и оно подвигло его выйти на проповедь.

Обратимся теперь к истории русского языка. Наш язык принадлежит группе славянских языков. Источником русской письменности послужила церковно-славянская азбука, составленная для славян святыми равноапостольными Кириллом (в миру Константин) и Мефодием.

Вот что пишет протоиерей Лев Лебедев по этому поводу: «Дивным чудом Божиим, вдохновением Духа Святого явилось в особенности создание Кириллом и Мефодием славянской письменности. Она составила основу особого языка, названного потом церковно-славянским. Название верное. Этот язык с самого начала явился языком Христовой Церкви для славян. Церковно-славянский язык содержит в себе то, что можно определить как «помазанность», освященность Духом Святым. Черноризец Храбр в своем кратком сочинении «О письменах», написанном вскоре после кончины святого Мефодия (†885) замечает: «И потому еще славянские письмена более святы, ибо создал их святой муж…» Действительно, церковно-славянский язык поражает своей духовностью, удивительной приспособленностью к передаче глубочайших Божественных истин. Этот язык представляет собой единую систему языковых символов (образов), которые позволяют передавать не только содержание текстов Священного Писания и богослужебных книг, но и глубинное духовно-таинственное (мистическое) их значение. Последнее почти полностью исчезает при передаче тех же текстов на «обыденном» (например, современном русском) языке. Иными словами, церковно-славянский язык так же символичен, как и древняя каноническая икона. Икона, в отличие от мирской картины на аналогичную тему, возводит сознание человека с помощью художественно-символических средств к восприятию догматической, или духовно-таинственной глубины, сокрытой в ее внешних образах. То же следует сказать и о церковно-славянском языке. Он является прямым порождением и продолжением иконографической традиции Церкви. Церковно-славянский язык никогда не был разговорным, он создан только для общения с Богом, служения Ему, поэтому он очищен, освящен и напоен Духом Святым».

В советское время церковно-славянский язык стали называть старославянским, но все-таки невозможно было скрыть тот факт, что русский язык ведет свое начало от церковно-славянского. Важно отметить еще и то, что, как пишут авторы учебника «Старославянский язык» В.Ф. Кривчак и Н.С. Можейко, «до возникновения общеславянского литературного языка в Европе известны были только греческий и латинский литературные языки. Остальные письменные европейские языки оформились позже». Появление письменности явилось большим культурным достижением для славянских народов, поэтому значение подвига святых Кирилла и Мефодия для нас огромно. Спустя годы забвения, мы вновь празднуем Дни славянской письменности и культуры ежегодно 24 мая (11 по ст.ст.), как раз в день церковного поминовения апостолов славян.

Авторы одного исследования по проблеме манипуляции словом отмечают следующее: «Русский язык – это, возможно, самый христианский из мировых языков (более половины всех его элементов прямо или косвенно восходят к церковно-славянскому языку, созданному специально для богослужений). В самом деле, обычная благодарность «спасибо» – это «спаси Бог», название седьмого дня недели «воскресение» – напоминание центрального события мировой истории Воскресения Христова, «судьба» – «суд Божий». Именно такой язык, в котором, в отличие от западных языков, нет четкого определения места глаголов и порядка других слов в предложении, оказывается пригодным для описания трудновыразимых духовных состояний. Кроме того, «русский стиль мышления», особенностью которого было сочетание рационализма с мистикой, был всегда очень устойчив к манипуляции». О напоенности русского языка религиозным чувством говорит и такое свидетельство иностранца: «С англичанами разговор кончается беседой о спорте, с французом – беседой о женщине, с русским интеллигентом – беседой о России, а с крестьянином – беседой о Боге и религии».

В связи с этим в тот период, когда пытались уничтожить русскую нацию, творцы безбожной идеологии первые удары направили именно против русского языка. Цитированные выше авторы так представляют ход и подоплеку событий: «Язык – чуткий показатель нравственного состояния народа, его основных ценностей. Поэтому общественные перемены прежде всего потрясают язык. До событий 1917 года русский язык уже претерпевал крупное над собою насилие во время петровских реформ, когда голова России (т.е. аристократическая знать, дворянство) заговорила меж собою по-французски». Или вспомним горестные слова Чацкого: «Чтоб умный, добрый наш народ хотя б по языку нас не считал за немцев», – ведь позднее было и бездумное увлечение знати немецким языком. Кстати, сейчас мы наблюдаем повальное увлечение английским языком, англицизмы и американизмы весьма и весьма засоряют наш родной язык.

О гибельной сути реформ русского языка в советское время размышляют те же авторы: «После 1918 года произошла, пожалуй, самая трагическая ломка языка. Уничтожение и замена всего нескольких буквиц русского языка привела к хаосу в народном сознании. Существовал мiр окружающий, т.е. материальный, земной, и мир горний, означавший совершенное согласие и тишину, и присущий только Богу. Когда буквоеды сняли последнюю точку над i, тогда и смешалось небо с землею. Истинный мир не от мiра сего. «Освобождение» слова означало прежде всего устранение из него святости. Слово, имя перестало тайно выражать заключенную в вещи первопричину. И принялись люди до бесконечности строить рай на земле». А что построили? Настоящий ад! Сейчас и людей-то вроде бы вокруг много, а обострились проблемы с общением: без специальных курсов и тренингов мы, русские люди, не можем понять друг друга. Причина – результат реформы языка 90-летней давности: мы, третье-четвертое поколение, пожинаем плоды.

Исключение из русской азбуки буквы ђ («ять», читалась [е]) также повлекло огромные потери смысла. Эта буква входила в состав таких слов, как «грђхъ, гнђвъ, бђсъ», и их негативный смысл нейтрализовался при помощи Креста Господня. Слово «свђтъ», благодаря своей форме, указывало на божественную природу этого явления, а редуцирование формы привело к тому, что понятие о Боге как Источнике просвещения было утрачено. Мы скорее воспринимаем свет как физическое явление (электрический, солнечный), чем духовное, а ведь апостол Иоанн об Иисусе Христе говорит: «Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1, 9). Церковно-славянское написание слова «хлђб» также в своей форме имело указание на связь с Богом, с божественным телом Иисуса Христа, принесенным Им добровольно в жертву за грехи всех людей. Он Сам говорил: «Я есмь хлеб жизни» (Ин. 6, 48), «хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6, 51).

Реформа русского языка 1918 года была проведена насильственно, без естественной необходимости, с единственной целью изменить мышление русского народа. Еще об одном приеме манипулирования сознанием людей говорят упоминаемые выше авторы: «В добавление к привычной приставке без- ввели приставку бес-, запрятав беса за двойную стену без-памятства. Так путем обновления и обрезания и расплодилось у нас племя бес-подобных (т.е. подобных бесу?), бес-словесных, бес-страстных… Забывая о духе злобы, народ утрачивал способность различать духов. Один из оптинских старцев сказал, что «бесы никогда не будут так сильны, как в те времена, когда убедят всех, что они не существуют». Вот мы и дожили до тех времен: сейчас большого труда стоит убедить людей, что падшие духи существуют и по отношению к людям они настроены враждебно. И непонятно, почему это апостол Петр предупреждал последователей Христа: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, диавол, ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою» (1 Петр. 5, 8–9). Однако в Священном Писании нет ни одного напрасного слова, поэтому нам необходимо вернуться к осознанию существования невидимого мира духов и попытаться научиться у наших боголюбивых предков различать их.

Ведь когда-то, в течение нескольких столетий, любимой молитвой всего русского народа была молитва преподобного Ефрема Сирина, которая читается во всех православных храмах Великим постом: «Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему». Знали же наши предки, о чем они просили у Бога. Наш национальный гений Александр Сергеевич Пушкин написал стихотворение-размышление об этой великопостной молитве:

Отцы-пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлететь во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольных бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв.
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Все чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыка дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

(1836 г.)

Слышите – великий поэт не отделял себя в своих чаяниях от народа. Другой русский писатель Иван Сергеевич Тургенев, обращаясь к потомкам, писал: «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык!… Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий ты один мне поддержка и опора». Академик Российской академии наук Н.И. Толстой обращает наше внимание на слова Михаила Васильевича Ломоносова, который еще в 1757 году писал, что «старательным и осторожным употреблением сродного нам коренного словенского языка купно с российским отвратятся дикие и странные слова-нелепости, входящии к нам из чужих языков… Оные неприличности ныне небрежением чтения книг церковных вкрадываются к нам нечувствительно, искажают собственную красоту нашего языка, подвергают его всегдашней перемене и к упадку преклоняют. Сие все показанным способом пресечется, и российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго церковь российская славословием Божиим на славянском языке украшаться будет». Как злободневно звучат эти слова!

О русском языке и русской литературе всегда с глубоким уважением и почтением высказывались иностранцы. Например, некто Бабович говорил: «Честный зарубежный русист должен трудиться на своей почве, не рассчитывая на поощрения. Сам предмет труда – высшая для него награда. Я был очарован всемирностью духа русского народа, «святой русской литературой», как ее называл Томас Манн. Какое поразительное богатство подарил русский гений мировой культуре!».

Джером Горсей, английский дворянин, исполнявший дипломатические поручения английского правительства в XVII веке, свидетельствует следующее: «(Королева Виктория) просила лорда Эссекса выучить этот известный и самый богатый в мире язык; он, занимаясь этим, получил много удовольствия и восхищался им, уделяя этим занятиям больше времени и труда, чем он предполагал им уделять».

Дагестанский писатель Эффенди Капиев (1909–1944) восторженно восклицает: «О великий русский язык! Стою перед тобою на коленях. Усынови и благослови меня, но не как приблудшего, а как найденного сына. Верен ли я твоим заветам? Точен ли я в своих чувствах и порывах без примеси лжи? Принадлежа к самому маленькому, затерянному в горах племени, я обрел тебя, и ныне я не сирота. О, как могуча, как светла и задушевна твоя стихия! Без тебя нет и не было будущего, с тобою мы воистину всесильны!».

Вот выдержка из «Литературной газеты» № 29, 1988 г.: «Генрих Христ выехал из СССР воссоединиться с родиной предков и сейчас живет в Ганновере. Но Христ понял, что родина все-таки там, на востоке. И вот во второй раз отправился навестить ее. Рассказывал, что немцы, выходцы из СССР, там, в ФРГ, держатся друг друга, создали землячества. Собираются в своих клубах и там общаются только по-русски и песни русские поют. «А дети ваши говорят по-русски?» – спрашиваю. «А как же! – отвечают. – И внуки будут говорить. Мы же русские немцы»».

Таким образом, и иностранцы свидетельствуют о величии и всемирной ценности русского языка, тем более мы, носители этого языка, должны сохранять и приумножать славу нашего национального достояния – родного русского языка, языка Державина, Гоголя, Пушкина, Достоевского.

В настоящее время наш великий русский язык подвергается новой мощной смысловой атаке, что происходит также и с западными языками. Исследователи проблемы манипулирования словом предупреждают о следующем: «Язык в народе – как душа в теле… В новом обществе Запада естественный язык стал заменяться искусственным. В чем разница? «Туземный» язык рождается из личного общения людей, поэтому он напрямую связан со здравым смыслом, а «правильный» – это язык диктора, зачитывающего текст, данный ему редактором, который доработал материал публициста в соответствии с замечаниями совета директоров. Этот язык, отрываясь от здравого смысла, становится легким объектом манипуляции. Когда русский человек слышит слова «ребенок» или «детоубийство», они поднимают в его сознании целые пласты смыслов, он опирается на эти слова в своем отношении к обозначаемым ими явлениям. Но если сказать ему «продукт беременности», «эмбрион» или «репродуктивная свобода», он воспримет лишь очень скудный, лишенный чувства и не пробуждающий ассоциации смысл. Методичная и тщательная замена слов русского языка чуждыми нам наукообразными словами – необходимая часть манипуляции сознанием. Слова теряют святость и ценность (приобретая взамен цену)». Трудно не согласиться с подобными предупреждениями, если у нас осталось еще хоть немного этого самого здравого смысла.

Дорогие мои, будьте бдительны! Наш родной язык – предмет всеобщего восхищения и преклонения – в опасности! Идя на поводу у Запада в политической, экономической и других сферах, мы позволили слишком многим заимствованиям проникнуть в наш родной язык, усвоили чуждые нашему народу стереотипы мышления. Если бы было возможно нам встретиться с современниками Пушкина или даже Достоевского, мы с трудом бы могли понять русских людей, живших тогда, а они не признали бы нас за своих потомков. Есть ли выход? Какие видятся пути спасения русского языка?

Во-первых, необходимо осознать, что язык народа начал повреждаться с тех пор, как народный дух заразился ложными учениями, то есть, отверг истинное христианское, православное учение, и признал справедливым равноправное присутствие в обществе антихристианских убеждений. Во-вторых, необходимо сознательно отказаться от исповедания ложных убеждений, принести церковное покаяние в грехе богоотступничества. В-третьих, ясно понимая взаимозависимость чистоты языка и нравственного здоровья нации, постараемся все мы очистить свои души от грехов, а более всего – от празднословия, сквернословия, богохульства, лживости и лукавства. Обратимся, по совету Ломоносова, к чистому источнику – церковно-славянскому языку – и будем черпать из него мудрость и святость, чтобы продолжал жить в веках носитель русского языка, наш великий русский народ!

Родная речь – Отечеству основа.
Не замути Божественный родник,
Храни себя: душа рождает слово –
Великий святорусский наш язык!

(Иеромонах Роман, 2001 г.)

Марина Тиунова,
аспирантка УрГУ

 

В других номерах:

Искусство и культура

«Любовь святая». Так называется диск русской духовной музыки, записанный в исполнении Большого Архиерейского хора Храма-на-Крови

29 мая состоялась презентация диска «Любовь святая» русской духовной музыки XVII-XX вв. в исполнении Большого архиерейского хора Храма-на-Крови в честь Всех Святых, в Земле Российской Просиявших, города Екатеринбурга.

 
История

Жизненный путь христианки

 18 июля – дата, русским людям хорошо известная. В этот день в 1918 году в Екатеринбурге большевистской властью было совершено одно из величайших злодеяний – убийство православного Царя и его Семьи.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс