Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №26 (1115) → Епископ Ейский и Тимашевский Павел: Жизнь христианина – это шествие к цели, то есть к спасению во Христе

Епископ Ейский и Тимашевский Павел: Жизнь христианина – это шествие к цели, то есть к спасению во Христе

№26 (1115) / 5 июля ‘21

Архипастырь

Смирение – основа и сущность христианства, говорит Макарий Египетский. То же говорят все святые. Отсутствие этой добродетели сводит на нет все другие. Хотя нам это все известно и об этом написаны сотни книг, возникает много вопросов, как поступить в той или иной ситуации, чтобы смирение приобрести. Почему нам так трудно понять то, о чем уже так много сказано? Почему, как только доходит до практического делания, мы забываем все, о чем читали и слышали?

– Духовную жизнь святые отцы сравнивают с путешествием, когда надо добраться до пункта назначения. Если не иметь карты, можно много трудов положить, но пойти не тем путем, заблудиться и не дойти до цели. Если есть карта и путешественник все время на нее смотрит, но не начинает движения, то он тоже не достигнет цели. Теория духовной жизни, книги, Священное Писание, писания святых отцов – это карта. А жизнь христианина – это шествие к цели, то есть к спасению во Христе. Поэтому надо и духовные книги читать, и продвигаться.

Более того, мы прочитали духовные книги, нам все интересно, нравится – до первого случая, когда возникает ситуация, в которой нужно проявить смирение: как правило, мы не исполняем то, что читали, поступаем зачастую неправильно, – но затем, вспоминая, может быть, уже перед Исповедью услышанное и прочитанное, делаем выводы, приносим правильно покаяние и таким образом приобретаем опыт. И эти книги, как говорят святые, читаются жизнью. Тогда будет успех.

Вопрос: если человек ставит себе мирскую цель (выучить язык или научиться какому-то ремеслу), то на определенных этапах он может отследить, получается у него это или нет, – а как быть с духовным деланием: как понять, правильно ли идешь и достиг ли чего-нибудь на пути к своей цели?

– Ну, говорят, что смиренные люди не могут сказать о себе, что они смиренные.

Есть такая картиночка юмористическая, когда от лица Винни-Пуха говорится: «Смирение – очень странный предмет: только подумаешь, что оно есть, его сразу нет». И действительно, очень сложно определить, правильным ли путем мы идем. Ориентируясь на свое ощущение, можно заблудиться.

Чтобы понять, где мы идем, нужно иметь духовника (который со стороны видит наши поступки, нас исповедует, которому мы каемся, в чем согрешили: он видит, какие у нас есть страсти) и сверять свои действия с Евангелием и писаниями святых отцов. А задумываться, чего мы еще не достигли и какого святого уже обошли (или выше уровнем стали), наверное, не совсем правильно будет.

Вопрос о духовных отцах: «Я обратилась к батюшке с личным вопросом и чувствую, что он меня не понимает, отвечает общими фразами. И вроде бы правильно, можно согласиться, но сомнения не оставляют. Как быть? Несет ли ответственность священник за человека, который к нему обращается за советом?»

– Есть великий святой, преподобный Иоанн Лествичник. В своей книге «Лествица», в последней главе, он дает наставления самим наставникам, каким должен быть игумен. Говорится об ответственности за слова, за жизнь свою перед теми, кого он наставляет, но сказано, что он несет ответственность за свои советы в той мере, в какой их исполняет человек: если наставник говорит, как нужно жить, а человек живет не так, то за его жизнь наставник уже ответственности не несет.

А кого можно считать наставником?

– Действительно, вопрос нелегкий, но, как пишет тот же Лествичник, мы нуждаемся в некоем Моисее при выходе из Египта.

Должен быть наставник. Важно не приобрести неумелого наставника. А то подумаешь, что он кормчий, а он всего лишь такой же, как и ты: только веслом умеет управлять, а не всем кораблем.

Чтобы слепой не вел слепого, Лествичник говорит, некий искус должен быть со стороны даже ученика: он должен как-то испытать наставника – должен посмотреть на его советы с точки зрения Евангелия, аккуратно проверять, но, конечно, не гордыми мыслями, а очень кротко посмотреть, как тот советует.

Если он советует в русле Евангелия и святоотеческого предания, то это хороший наставник. Более того, важен такой критерий – у самого духовника должен быть тоже духовник. А если человек считает себя духовным человеком, не нуждается ни в чьей помощи, сам собою руководит и другими пытается, это неправильно.

Пример для нас – Оптинские старцы. Старцы Лев и Макарий – родоначальники оптинского старчества. Они исповедовались друг у друга, давали друг другу советы очень кротко. Как говорят, в двух телах одна душа была – очень хорошее взаимопонимание у них было, но каждый из них доверял не себе, а больше – своему духовному другу. Поэтому наставник тоже должен иметь духовника.

Как правило, наставник – человек более опытный, может быть в возрасте, но в возрасте правильном – есть старенькие вроде бы, но нет духовной мудрости.

Об этом говорится в «Отечнике»: один молодой монах жил в монастыре, подвизался, но случилась сильная плотская брань, он не выдерживал, – и пошел посоветоваться к одному старенькому монаху (как он считал, старцу). Тот стал его укорять всякими обидными словами, довел до отчаяния. «Не могу вынести монашеский подвиг, уйду. Женюсь». И навстречу ему по дороге попался уже богомудрый старец, один из великих отцов. Он, обладая даром прозорливости, по внешнему виду определил, что у монаха искушение, и спросил: «Брат, куда идешь?» Тот сначала ответил так, чтобы не сообщать ничего, но потихонечку старец все выведал у него и сказал: «Успокойся, брат, я вот старенький, а мне тоже эти помыслы докучают». Помолился за него, и у того утихла брань. И еще старец помолился: «Господи, пусть эта брань, которая была у молодого монаха, перейдет на того, старого, чтобы он поучился смирению и тому, как нужно относиться к молодым людям». И пошел дальше уже к этому старенькому монаху и увидел, что тот уже тоже бежит в деревню, и спрашивает: «Куда идешь, старец?» – «Да вот тут по делам иду». – «Нет, что-то ты недоговариваешь». И тоже мудрыми вопросами выяснил, что им обладает плотская страсть, и стал его укорять: «Ты до старости дожил, но тебе еще не было попущено этой брани, поскольку ты очень слабенький, а враг, видя, что тот молодой монах будет успешным, стал на него ополчаться. А ты вместо того, чтобы утешить брата, довел его до отчаяния. Вот за это Господь и попустил тебе это искушение». Тот старец уже осознал свою ошибку, покаялся и тоже, по молитве великого старца, был избавлен от этого…

Бывают священники в возрасте. Может, поздно сан приняли, у них нет ни образования, ни преемственности, то есть их никто не воспитывал. Таким сложнее давать правильные советы, так скажем. Поэтому при выборе духовника нужно Богу молиться, может, с кем-то советоваться. Можно несколько раз у разных священников исповедоваться и посмотреть, кто внимательнее к твоей душе. Духовник не должен быть слишком строгим, но и расслаблять не должен.

Цель должна быть смиренная (не так, что к известному священнику прийти, чтобы потом кичиться: я у того-то исповедуюсь), и тогда Господь пошлет хорошего духовника. Это вопрос ключевой.

Вот еще вопрос. «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, сказал Господь, но увидев менял в храме, взял кнут и прогнал их. Или, например, сказал: Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. Как понимать такие противоречия и как обрести смирение в повседневной жизни? В чем оно должно проявляться?»

– Несколько вопросов в одном. Действительно, образец всех добродетелей, в частности кротости и смирения, для нас Бог – Он очень смиренный. И даже ангелы, которые ближе к Нему (есть ангельская иерархия), – наиболее смиренны. А самая смиренная из всех созданных существ – Божия Матерь, поэтому Она ближе к Богу. В то же время мы видим, что Господь изгонял продающих.

У нас есть такое качество души, как гнев. В падшем состоянии он перерастает в страсть. Но гнев на страсти и на дьявола должен быть: это как бы иммунная система, чтобы защищаться от всякого зла.

Господь, когда продающих изгнал, применив силу, проявил заботу о храме, превращенному в базарную площадь. Самым ценным на тот момент на земле был Храм (в то время – царя Соломона, который его построил) – это было святилище. Нужно было в таком великом благоговении предстоять пред Богом, а люди пришли торговать и устроили даже пункт обмена. И Господь по любви к людям, к этим же торгующим – Он их вразумлял – так поступил, что буквально кнутом изгнал их. Для чего? Чтобы они вернулись в храм, но уже с другим намерением.

Вторая часть вопроса – что Господь принес меч на землю. Действительно, Господь принес на землю меч, чтобы отделить добро от зла.

Разделить чад с родителями в том случае, если одни боголюбивые, а другие мир любят.

И, как говорится, нужно любить сначала Бога, потом уже – родителей и всех людей: не только ближних и дальних, но даже врагов. Как можно всех любить? Как говорит апостол, так же, как Христос: у нас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе. Поэтому любить всех нужно во Христе, с точки зрения вечности: что для этой души я могу сделать в данный момент, чтобы она обрела Христа и потом наследовала вечное спасение?

Человек, пришедший к Богу, тем более желающий в монастырь поступить, сталкивается с враждой мира, которая проявляется иногда через действия даже близких. Тут нужно очень мудро поступать.

Если кто-то будет враждовать с ближним, с мамой, с папой – это неправильно. Нужно отстаивать соблюдение заповедей, свою свободу, а к маме и папе нужно относиться с почтением, вежливо, молиться за них, добрые дела по отношению к ним делать. А если они препятствуют богоугождению, то поступать все-таки по Евангелию, а с ними общаться очень мудро (опять же, с любовью). Мы не можем их во всем слушаться, если они говорят не молиться или в храм не ходить: надо аккуратно с ними, – но заповеди соблюдать.

Разделение есть. В самом Евангелии мы видим, сначала было одно общество иудейское – да, были небольшие ответвления, расколы, но в государственном плане, можно сказать, оно было монолитное. А Христос – это как камень преткновения: когда Он пришел, сразу люди разделились на боголюбивых и любящих мир. Вот это и есть духовная вещь, которую Господь принес.

Всегда ли смирение выглядит так, как мы себе представляем?

– Святые говорят так: если просишь у Бога смирения, то просишь, чтобы Господь послал тебе человека, который тебя оскорбит.

В общем-то, это и есть тот момент, когда можно смиряться.

Узнав об этом, еще в студенческие годы, когда только-только к вере приходил, я какое-то время с осторожностью просил себе смирения: жили мы в 1990-е годы в городе Челябинске, в общежитии, обстановка была довольно непростая.

Мы просим смирения, примирения с Богом – и, бывает, Господь посылает те случаи, тех людей, которые нам помогают обрести смирение.

Святые говорят, что нужно исполнять заповеди Божии, и стяжаешь смирение. Но только начинает получаться исполнять заповеди, сразу приходит полное удовлетворение собой – и до смирения далеко. Как же его стяжать?

– Тут можно случай рассказать интересный. По-моему, написано в книге «Божьи люди» митрополита Вениамина. Сам митрополит в то время был студентом академии, окормлялся у великого старца (может быть, Алексия Зосимовского или одного из святых, которые около Троице-Сергиевой лавры жили). И как-то старец ему говорит: Заповедь Господня светла, просвещает очи. Но он не придал этому значения… Да, он верующий человек был: исповедовался, причащался, окормлялся у духовного человека, учился молитве.

Однажды старец дал ему послушание. Говорит: «У меня есть раб Божий, инвалид, у него что-то с рукой. У тебя есть какое-то состояние – помоги ему и его семье». Несколько раз они с этим инвалидом приезжали к старцу (приходилось ездить, по-моему, на поезде). И такой скверный характер был у этого человека – студент академии (будущий митрополит) много терпел от него досаждений, неприятностей и стал замечать в себе и раздражительность, и злость, и что у него нет терпения, нет любви к этому человеку. Он стал говорить старцу: «Зачем Вы мне дали такого человека? Он меня только раздражает». И старец напомнил ему ту фразу.

Когда пытаешься исполнять заповеди, тогда твои очи просвещаются: ты начинаешь в себе видеть много того, что потом помешает пройти мытарства и с чем невозможно жить с Богом в раю. Поэтому хорошо, когда происходят такие случаи – тогда мы можем в себе замечать что-то и исповедоваться, и Исповедь получается более полной. А некоторые стараются игнорировать такие случаи – поставить забор между собой и людьми и заповеди по отношению к ближним не исполнять. Такие люди себя не видят и, конечно, не могут смиряться.

Вы сказали: когда заповеди исполняешь, приходит удовлетворение от своих поступков, добродетелей… Если мы искренне будем стараться исполнять заповеди, то увидим только свою испорченность – и будем смиряться по необходимости.

Человеку просто кажется, что у него получается исполнять заповеди?

– Совершенно верно. Это, скажем так, состояние прелести (может быть, не последняя стадия).

Святые говорят: тот, кто несмиренный, – в прелести. То есть мы все в какой-то мере находимся в прелести. Ее можно определить как неправильное мнение разумного существа (людей или бывших ангелов) о самом себе, – то есть это заблуждение. От прелести избавляет как раз попытка исполнять заповеди – тогда человек о себе очень многое узнает и может поменяться.

Вопрос: «Если мы, желая добра, пытаемся перевоспитать уже взрослого человека, не нарушаем ли мы тем его свободу? Как нам нужно относиться к недостаткам других людей? И чем являются наши попытки переделать друг друга?»

– В христианстве принято все показывать своим примером: вот, к примеру, преподобный Сергий Радонежский много не поучал, но был живой делатель заповедей – на него люди смотрели и исправлялись. Про многих старцев говорят, что можно понаблюдать за их жестами, поступками, словами – и уже получаешь поучение.

Конечно, всем нам кажется, что мы чего-то достигли, и когда мы видим недостатки других людей, хочется их исправить. Казалось бы, хорошее побуждение – помочь. Но зачастую глубинный мотив не очень хороший: подчинить человека себе, показать, проявить себя, удовлетворить свои страсти тщеславия, гордыни, превозношения, превосходства.

Такое очень нередко встречается среди прихожанок, которые начинают исправлять своих невоцерковленных мужей. Вспомню один такой случай. Одна наша прихожанка очень плохо отзывалась (на Исповеди или в процессе общения) о своем муже, говорила, что он не пускает ее в храм, что он нехороший. И я ей однажды предложил: пусть он приедет, мы познакомимся, пообщаемся. Они приехали на машине (это был УАЗик). Я стал с ним общаться по поводу машины – у меня тоже такая была, а жена говорит: «Вот это наш драндулет». Я потом ей сделал замечание: она и с мужем разговаривала командным голосом, и неприлично отозвалась о том, что ему дорого (ведь он ухаживает за машиной, часто ее ремонтирует)… Сразу видно стало, что к чему.

Другая женщина однажды сказала о своем муже: «У меня муж – рупор сатаны». Я спрашиваю: «Это как?» Она объяснила, что он говорит: «В храм не ходи – что толку в храм ходить, если ты не меняешься к лучшему? Ты стала еще хуже». Я ей говорю: «Получается, муж имеет в виду, что ты можешь в храм ходить, только меняйся. Должны же быть изменения в лучшую сторону». – «Так, выходит, он не рупор сатаны?» – «Нет, конечно. Это нормальные слова обычного хорошего человека».

Попытка исправлять других зачастую исходит от тех, кто сам недавно воцерковился. Особенно прихожанки любят исправлять своих мужей, но зачастую делают это неправильно.

Правильное исправление, как я думаю, – это изменение своей жизни, молитва, просьба духовника, чтобы он молился. Можно батюшку попросить особо, чтобы тот позаботился о воцерковлении супруга. Я в основном делаю это посредством каких-то дел, говорю прихожанкам: соберите мужей, скажите, что нужна такая-то помощь. Мужчины приезжают, мы с ними трудимся: мужчине важно почувствовать свободу, что он никому ничего не должен, и на священника посмотреть со стороны. Когда мы вместе работаем, например, таскаем носилки, что-то грузим и так далее, в процессе общаемся, знакомимся – и они потихонечку воцерковляются. И это очень радует.

Когда нам хочется кого-то исправить, нужно искренне помолиться, понять, что мы сами немощные, не можем никого исправить, и попросить молитв, совета духовника – и действовать так, как благословит духовник. (Окончание в следующем номере)

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 
Первосвятитель

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Благодать действует на каждого, кто с верой желает принять этот Божественный дар

– Всех вас сердечно поздравляю с великим двунадесятым праздником Святой Пятидесятницы – днем Схождения Святого Духа. Господь пришел в мир, чтобы спасти род человеческий. Пришествие в мир Сына Божия – это поворотный момент в человеческой истории. Но после Вознесения, покинув видимым образом землю, род человеческий, Господь не прекратил Свое присутствие среди людей, и в 50-й день по Воскресении Он, согласно Своему обещанию, посылает Святого Духа на собранных учеников. Видимым образом это сошествие было представлено как нисхождение огненных языков, каждый из которых почил на апостолах и даровал силу, мудрость и, главное, Божественную благодать, чтобы проповедовать и распространять веру Христову.

 
Беседы с батюшкой

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин): Включайте добрый помысел

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс