Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №28 (205) → Туча. Рассказ

Туча. Рассказ

№28 (205) / 22 июля ‘02

Литературная страница

Уже многие тысячелетия прекрасная голубая планета Земля была блокирована со всех сторон мрачными, тяжелыми тучами Зла. Зло возникло очень давно, при отпадении человека от Источника Жизни — от Бога, и история человечества была историей его постоянного умножения.

А умножали его поступки, слова, мысли каждого из живших и живущих в этом мире людей. Вырвавшись на волю, оно черными стрелами уносилось к тучам, вливалось в них, и тучи все темнели, тяжелели и все ниже спускались к Земле.

Эти тучи были не атмосферными, а духовными явлениями, поэтому для человеческих глаз невидимыми, но, как и все духовные явления, совершенно реальными.

Из века в век Зло порождало войны, землетрясения, наводнения, болезни, эпидемии, катастрофы. Планета и все живущее на ней страдало от Человека.

Одни люди осознавали происходящее, другие — не осознавали, но тень туч Зла падала на всех — на осознающих и не осознающих, на младенцев и стариков, на богатых и бедных, на здоровых и больных.

Две тысячи лет назад Бог дал каждому человеку возможность уничтожить, превратить в ничто, собственное, а значит, и коллективное Зло. Но пользовались этой возможностью немногие.

…Надежда в очередной раз лежала в больнице. Заболевание ее было врожденным, неизлечимым, прогрессирующим и причиняло все большие страдания. Однако лечение пока еще давало облегчение на несколько месяцев. Надежда не могла, конечно, полностью постигнуть смысл Божьего попущения ее недуга, но понимала, что смысл этот — благой, таинственный, спасительный — обязательно имеется, как имеется он во всем, происходящем в мире.

Ее утешала мысль архиепископа Сан-Францисского Иоанна (Шаховского), сравнивающего Вселенную с живым деревом, у которого в трудностях его роста, непогод, ветров, неизбежно ломаются ветви и побеги. Мир, как и дерево, живет, развивается, стремится вверх и вперед — и больные люди ценой своих страданий оплачивают движение человечества.

Она старалась быть сознательным и терпеливым участником этого океана человеческих страданий. Но как ей это удавалось, и удавалось ли — судить она не могла.

Как и обычно, с ней в больничной палате находились еще три человека. На этот раз это были две взрослые женщины и молоденькая девушка Оля — тоже неизлечимо больная, хотя недуг ее был иным, чем у Надежды. В разговоре выяснилось, что Оля крещена, но нательный крестик носить не считает нужным, небрежно заметив, что он “где-то дома”. Больничную скуку она частенько скрашивала гаданием на картах — себе самой и всем желающим.

И Надежда понимала, что сейчас, на данном этапе духовного развития Ольги к ней не пробиться со словами увещевания — она их отторгнет. Единственное, что она могла для Оли сделать — это молча за нее молиться.

К девушке постоянно приходила ее мама — еще молодая, худенькая, бойкая женщина.

В субботу, как водится, людей в стационаре сильно поубавилось — все, кто имел возможность уйти домой, ушли. В палате осталась одна Надежда. В отделении прохудился многие годы стоявший бачок для кипяченой воды, и нечем было запить лекарство. Немного поразмыслив, Надежда взяла из Ольгиной тумбочки кипятильник. Однако вскипятить воду не удалось — кипятильник не включился.

В понедельник Надежда в присутствии всех соседок повинилась перед Ольгой в том, что брала ее кипятильник и предположила, что из-за неисправности розетки он не включился. Одна из соседок заметила: “Не в розетке дело. Кипятильник-то китайский, копеечный, одноразовый”. Ольга промолчала.

На следующий день ее выписывали. За девушкой пришла мама. Они о чем-то пошептались, и Ольгина мама вдруг визгливо заголосила, нависнув над лежащей под капельницей Надеждой: “Сожгла наш новый кипятильник, я его совсем недавно за 25 рублей купила. Быстро плати деньги, пока я тебя из койки не вытряхнула!”. И, не давая Надежде опомниться, продолжала громко, в лучших трамвайных традициях, бушевать.

Наконец Надежде удалось вставить слово.

— Прекратите кричать. Я виновата в том, что в отсутствие вашей дочери взяла ее кипятильник, и поэтому отдам деньги. Возьмите в кармане куртки. Но знайте — я его не сжигала.

Взяв деньги, Ольга с матерью, торжествуя, ушли.

— Какая агрессивная женщина! — посочувствовала соседка. — А кипятильник этот стоит не 25, а 15 рублей, я вчера видела. И она должна была его тебе отдать, а не отдала. Он, может, исправный. Она на тебе хорошо нажилась.

Надежда разговор не поддержала, только вслух вздохнула: “Спаси ее, Господи!”.

Но она знала: и вздох ее, и молитва, и молчание были фальшивыми. В душе ее бушевали буря, ураган, смерч самых темных страстей и помыслов.

— Понятно теперь, отчего девчонка так больна! От грехов матери! Похоже, та фруктами-овощами торгует, да весы пальцами придавливает. Видно птичку по полету! Напрасно, ох, напрасно я смолчала! Ведь как в Библии сказано: “Строящий дом свой на чужие деньги подобен тому, кто таскает камни на свою могилу”. Надо было сказать: “Бери камень на свою могилу”, — и пусть тогда берет! Ага! Посмотрела бы я на ее физиономию! — темное, злобное, страшное поднималось из сердца Надежды и кричало в нем.

Но одновременно в душе звучал тоненький колокольчик: “Да что же это я! Да как я смею так думать! Господи, останови это! Оленька еще и жизни не видела, а больна с рождения, грустна и задумчива не по годам. Мама ее измучена. Отца, похоже, нет. И два года назад я лечилась в одно время с Олей, так и тогда ее мама носила все тоже неизменное платье. Они ведь бедные, несчастные! Господи, прости ее, не ведает, что творит. Но я-то — ведаю! С меня и спрос больше. Прости и меня. Накатило”.

На какое-то время темное, злое затаилось, но вскоре зазмеилось снова:

— Погодите, мы еще не раз в больнице встретимся, и я еще возьму реванш. Да чтоб новый кипятильник у них сразу перегорел! Да пусть ее Господь так вразумит, чтоб она сразу поняла, что к чему!

— Да ты что, — звенел колокольчик, — Господу диктуешь, как с кем поступить?! И почему ты решила, что Ольга больна из-за грехов матери? Разве ты состоишь в советниках у Бога?! Ты не знаешь о причинах своей болезни, а у других — сильна в духовной диагностике! Ольга и ее мама гораздо честнее тебя. Они христианами не притворяются, живут в младенческой простоте своей. А ты лжешь Богу, людям и себе. В христианке не может быть столько злобы!

Постепенно темный голос полностью замолчал, и никакой злости у Надежды не осталось.

Осталось другое — рана себе от своего собственного зла. От своей обидчивости. От своего невеликодушия. От своей нетерпеливости. От своей некротости. В общем — от своей нелюбви.

Да если б только себе! Эта молекулярная, уже прошедшая обидчивость все же влилась в черную грозовую тучу мирового Зла.

Туча колыхнулась, набухла, потемнела, готовая разразиться новым грозовым разрядом.

Надежда не знала об этом, но ее уже мучило, томило ощущение греха. И она знала — облегчение не наступит, пока она не покается перед Господом в Таинстве Исповеди.

Еще не выписавшись из больницы, она поспешила в храм. Несколько глубоко выстраданных покаянных слов, разрешительная молитва…

И что-то неуловимое для людей свершилось во Вселенной. Тучу насквозь пробил тонкий солнечный лучик! Она съежилась, сжалась, из свинцово-черной стала темно-серой. Мировое Зло уменьшилось!

…У терпящего бедствие самолета неожиданно для отчаявшихся пассажиров, экипажа, диспетчеров заработали отказавшие двигатели. Самолет набрал высоту, а затем плавно пошел на посадку.

В числе 180 пассажиров был молодой человек, которому в недалеком будущем предстояло стать преданным, любящим мужем Ольги. Пока что он об этом не знал.

Светлана ТРИШИНА,
член Общества православных литераторов
Екатеринбург

 

В других номерах:

№20 (389) / 22 мая ‘06

Литературная страница

Рассказ «Сердце в подарок»

№15 (384) / 15 апреля ‘06

Литературная страница

Рассказ «Знамение»

 
Мир сект

Родители — иеговисты забили до смерти 12 — летнюю дочь

Чета «свидетелей Иеговы», проживающая в Чикаго, была арестована по обвинению в убийстве собственной дочери. Констанс Слак, работающая медицинской сестрой в детской больнице, помогала своему мужу — Лэрри Слаку, сотруднику чикагской городской транспортной конторы — в избиении их дочери полутораметровым куском электрического кабеля дюймового (2, 5 см) диаметра.

 

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс