Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №24 (297) → Пешком в Иерусалим

Пешком в Иерусалим

№24 (297) / 22 июня ‘04

Паломничество

 – Что у вас на сердце – главное? – спросили человека.
 – Иерусалим, – ответил тот, глядя куда-то вдаль.


 Это была правда. Человек надеялся когда-нибудь, хотя бы пешком, дойти до Палестины, до земного отечества Христа. Но еще больше он надеялся оказаться в святом Иерусалиме, сходящем от Бога с неба.

 Иерусалим – мечта тысяч людей, живущих сегодня в России. В течение последних десяти с небольшим лет сотни россиян побывали в Израиле. Но вряд ли кто знает о первом послереволюционном паломничестве, которое стало возможным в 1990 году. В день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, 18 июля, из ворот Троице-Сергиевой Лавры по направлению к Калуге вышла журналистка Наталия Сухинина. Ей предстоял пеший путь, обычный для паломника царской России. Через два с половиной месяца она была в Иерусалиме.
 – Отрадно, что возрождается путь русских паломников в Святую Землю. Хотелось бы надеяться, что, проложив его, вы не останетесь в одиночестве, – перекрестив, напутствовал первую русскую паломницу нового времени Патриарх Алексий II.
 Сегодня Наталия Евгеньевна – главный редактор московского издательства «Святая гора», которое выпускает духовную литературу. В редакции издательства мы и встретились. Беседовали, конечно же, о первом паломничестве в Иерусалим.
 – Ваше паломничество стало поистине событием историческим. Ведь вы не просто шли в Иерусалим, вы отсылали путевые очерки в газету, в которой работали. Их читала вся страна, люди писали письма…
 – Да. Тогда паломничество из России в Израиль для простого смертного не было возможным: когда я уходила, между Израилем и нашей страной еще не существовало дипломатических отношений, в Израиле даже не было посольства, только консульская группа, на разные случаи жизни. 70 лет «железного занавеса» – ни съездить, ни прочитать. Отсюда и трепетное отношение к моему пути, к рассказам.
 Но в том, что первой пошла именно я, моей заслуги нет. Так получилось, такова великая Божья милость. Сегодня говорить об этом стыдно, но я была человеком невоцерковленным. В путь меня влекло журналистское тщеславие, хотелось сделать в журналистике то, чего до тебя еще никто не делал. И я готовилась к предстоящему пути только как журналист. Много читала об Иерусалиме, о жизни Иисуса Христа.
 Я работала в «Рабочей трибуне», газете ЦК КПСС. Представьте себе, в партийном печатном органе появляется рубрика «Дорога к Храму». Спустя сутки с начала пути на первой полосе газеты крупным планом был опубликован снимок, где Патриарх благословляет меня в путь. Такой кульбит. Редактор был человек партийный, но он почувствовал конъюнктуру, предвидел успех очерков, читательский интерес. «Наша акция называется «Дорога к Храму». Наш храм – наше духовное возрождение, и дорога к нему многотрудна», – говорилось в одной из первых заметок.
 Уже в пути ко мне пришло осознание: в Иерусалим пошел человек недостойный. Достойные оставались и смотрели мне вслед. Батюшки и миряне, которым я и в подметки не годилась. Помню, один батюшка сказал, что ел бы только хлеб и пил бы только воду, лишь бы пойти по этому пути. А я шла – преуспевающая журналистка, которую везде встречали, готовили приемы в гостиницах, в каждом городе я давала интервью. Поэтому, когда меня называют подвижницей, мне становится стыдно. Я отвечаю, что путь мой в Иерусалим был усеян розами. Ни в лесах я не ночевала, ни посоха в руках не было. Было благословение от Патриарха, во все епархии были разосланы телефонограммы: идет паломница, просьба оказать содействие. И куда я ни приходила, везде меня без проблем встречали.
 – Вы говорите, что были человеком невоцерковленным. А я знаю людей, которым ваши очерки помогли прийти к вере. Как это возможно?
 – Дело в том, что в пути я столкнулась с непередаваемой высотой духа, с огромной любовью к Святой Земле. Потрясающие дорожные встречи дали понять, что такое Иерусалим для русского человека. И тогда наступил момент, когда мне захотелось, чтобы именно об этом узнал весь мир.
 Помню, была у меня юбка, вылинявшая от дороги. Так люди просили подержаться за эту юбку, за косынку, за рюкзак. Говорили: «Не сердись, дочка, ведь эти вещи в Святой Земле будут». Представляете?
 Люди в пути просили молитв. Давали записки, которых было так много, что в иерусалимском храме я поминала всех несколько часов кряду. Свечей за дорогу нагрузили целый рюкзак, его было тяжело нести, но я не могла отказать. Просили помолиться в Иерусалиме за больных, за убогих, за пьющего мужа, за умирающую дочку. Помню, как уже по возвращении десятки незнакомых людей говорили мне по телефону: «Вы шли, а мы все время молились за вас».
 И потом – личные переживания. Никогда не забуду, как впервые прикладывалась к Вифлеемской звезде. Оставалось сделать до нее три шага, а у меня такое чувство, что не могу, не достойна. Это было искренне: я – московская журналистка, которая под патриаршее благословение без платка подходила, а вот тут – место, где Христос родился. Со мной была матушка из Горненского женского монастыря. Она тогда такие слова сказала простые: «Что же ты не прикладываешься? Как это не достойна? Значит, мы и дышать недостойны? Господь – это же воздух наш». Только тогда я сделала три шага и приложилась.
 Про свой опыт, про таинство тоже хотелось рассказать. Очерки я писала, освобождаясь от груза впечатлений, делясь сокровенным. Сначала с дороги, а о самом Иерусалиме —возвратившись, все осмыслив.
 Этот поход в корне изменил мою жизнь. После Иерусалима я написала заявление на выход из партии. Тогда еще просто так не отпускали. Собрались все коммунисты редакции, говорили на собрании всякую чепуху: «Почему ты уходишь из партии? В партии тоже должны быть хорошие люди…» Но для меня тогда путь уже был определен. По крайней мере, я знала, в какую сторону надо идти. И помогли мне в этом мои собственные очерки. Когда я их писала, то снова все переживала, имела возможность сравнивать.
 – Возвращались назад вы тоже пешком?
 – Самолетом. И почти сразу была встреча с Патриархом, накануне его официального паломничества в Иерусалим. Референт предупредил, что у меня будет только десять минут, а беседовали мы не меньше часа. Ему было очень интересно: я рассказывала о людях, которые даже в глубинке живут ожиданием дороги к иерусалимскому храму Воскресения Христова.
 – Вскоре вы стали писать на духовные темы в газету «Семья»…
 – Не сразу. После путешествия в Иерусалим вся моя жизнь завертелась вокруг Троице-Сергиевой Лавры. Спустя время после паломничества я пришла туда экскурсоводом. Проработала три года.
 Когда я была в пути, мой сын, придя после армии, учился на филфаке, был совершенно невоцерковленным молодым человеком. Когда я вернулась, он сказал, что будет поступать в духовную семинарию. Закончил семинарию, потом академию, принял постриг и поступил на Афон. Такая история.

 Очерки Наталии Сухининой сохранились в библиотеке имени Белинского. На снимках – молодая женщина в джинсах и с рюкзаком за плечами. В текстах – много любви и сердечности.
 Рассказ о посещении со священником интерната для престарелых, колонии для несовершеннолетних. Праздник именинника в военной части. Все это – уроки добра для читателя. Дорога к Богу, или, как считает редакция, к храму.
 Среди помощников — Российское Палестинское общество: «Протянули руку именно те, кто исстари помогал русским паломникам, бредущим в Святую Землю: правопреемник основанного в 1882 году Императорского Православного Палестинского общества».

 Описание пути.
 «Шаг за шагом вновь шла шоссейкой к Козельску, месила грязь в Сухиничах, мокла под «нежелательным» дождем в Черниговской степи, пряталась от солнца у Кривого озера совсем близко от Одессы».
 «Чудотворным паролем были мои слова «иду в Иерусалим» в самых разных городах, поселках, деревнях, в хлипких российских домишках, украинских мазанках под вишнями, в монастырских кельях и вновь обретших себя церквах. И ровным счетом без разницы была им моя национальность и принадлежность к партии.
 – Ела ли? – вот о чем торопились спросить.
 И еще:
 – Погостишь подольше?
 А дольше было нельзя. И я уходила от доброты, сердечности».
 «В Оптиной пустыни — инок за прилавком.
 – Господи! Счастье-то какое. В Иерусалим, в Святую Землю. Мечтать только можно! Что же делать-то? – инок засуетился. – Что же делать? – снял с головы скуфью, – приложите к святым местам, когда-нибудь заглянете в Оптину, привезете».

 Измаильский порт, теплоход «Петя Шитиков». Остров Кипр, порт Лимасол.
 Ларнаки. И наконец – 9 дней в Иерусалиме.
 «Он над суетой, над временем – храм Воскресения Христа в Иерусалиме.
 Несколько шагов к маленькой кувуклии, белому мрамору Гроба Господня, отполированного миллионами прикосновений. Я была здесь несколько дней назад.
 Все, что читалось, слышалось, представлялось, ушло, растаяло. Осталось лишь это: я дошла до Святой Земли, до Гроба Господня. Вот он – касаюсь рукой, встаю на колени под тяжелые лампады, плачу светлыми слезами. Легко от этих слез и страшно.
 Сегодня я пришла сюда, успокоившись, с чувством ответственности, чтобы вспомнить, наконец, свой долг. «Долги» записывала в дневник, чтобы, упаси Господи, не забыть в дороге. Светлая минута. Достаю из сумки большую, слегка погнутую в дороге свечу, которую епископ Черниговский и Нежинский Антоний вручил мне с просьбой зажечь за весь православный черниговский народ…
 Рядом с черниговской маленькая свечечка инока Александра из Киево-Печерской Лавры, две — от прихожан из Белой Церкви Киевской области, свеча от Брянской епархии, от пожилого фронтовика из Сухиничей. Будто слышу в тишине Храма голоса людей, провожавших меня и дававших в дорогу свечу.
 – За народ наш Белоцерковский…
 – За дочку мою немощную поставь, сестра, свечу у Гроба.
 – За всех козельчан православных…

 Да разве можно было отказать?! Может, ради этой самой минуты и шла, чтобы Русь наша великая засветилась десятками огоньков в далекой Святой Земле, путь в которую столько лет был несбыточным счастьем тысяч православных…
 Ночь. Огоньки лампад в Храме Воскресения Христова. Перед Голгофой священник. Сейчас я подойду к нему с исповедью. Поведаю ему о своих грехах, чтобы с облегченной душой предстать перед святым Причастием. За дорогу их налипло к душе немало. Я испытывала не единожды страх пустой вечерней дороги, когда хотелось лечь в придорожный ров и долго-долго лежать, не двигаясь.
 Были жалкие минуты неуверенности в себе, слова знакомых: «Зачем тебе это надо?» – наполнялись вдруг неожиданно глубоким и нежелательным смыслом. И раздражение было, и злость на ухмылки сидящих в кабинетах людей, пустоту в их взорах, которую они пытались скрыть за показным интересом к моей дороге. О спасительной любви к врагам в те минуты не думалось. Она, эта любовь, до сих пор кажется мне понятием космическим.
 Но самое главное – страх перед собственным страданием. Я ограждала от него свое сердце, дабы не разболелось в дороге, пыталась наивно устроить себе жизнь по щадящему графику. Сколько раз, заходя в затхлые клоповники, именуемые интернатами для престарелых, в детские дома с бодренькими транспарантами над входом, в колонии для несовершеннолетних, отводила взгляд от безобразного инвалида, жалкого малыша, бритоголового «волчонка», познавшего «рецидив».
 Хотелось добра, но сил на него не оставалось. Мой единственный попутчик – дневник – хранит «и жизнь, и слезы, и любовь» первого после революции паломника. Он хранит и много того, что так не хочется перечитывать».
 Прямая телефонная линия с читателями.
 « – Во сколько обошлась ваша бессмысленная прогулка государству?…
 – Я как педагог хочу знать, как же вас, верующих, в газете держат?! Партийный орган, с ума все посходили…
 – Межгород. Ответьте Днепропетровску.
 – Я старик уже, но ничего себе, выносливый. Запишите меня в Иерусалим…»

 
Искусство и культура

Состоялась детская богословская конференция, приуроченная ко дню просветителей славянских Кирилла и Мефодия

Екатеринбург, 25 мая, «Информационное агентство Екатеринбургской епархии». Более 200 человек из городов и сел нашей области стали участниками детской богословской конференции, проходившей 23 мая по благословению Правящего Архиерея, архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия в конференц-зале Храма-на-Крови и приуроченной к празднику просветителей славянских Кирилла и Мефодия.

 
Паломничество

Приидите ко Мне… и Аз упокою вас

 Какая еще лесная дорога из тех, что появились в России за несколько последних лет, знает такое количество ходоков, как та, что ведет на Ганину яму, в монастырь святых Царственных Страстотерпцев? Дорог этой дороге всякий паломник-пассажир, прибывший откуда-нибудь на автомобиле или автобусе. Но гораздо более дорог пеший путник.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс