Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №25 (141) → Православные, любите Бога всем сердцем!

Православные, любите Бога всем сердцем!

№25 (141) / 8 декабря ‘00

31 декабря — прославление Святого Праведного Симеона Верхотурского

В этой теме:

31 декабря — прославление Святого Праведного Симеона Верхотурского
Чудесное исцеление по молитве к праведнику

Восточные склоны Северного Урала подарили православному миру одного из наиболее почитаемых святых чудотворцев. Наш рассказ — о жизни и чудесах святого праведного Симеона Верхотурского, чудотворца, о чествовании святых его мощей и о великой чудотворной их силе. Почитание святого Симеона Праведного, Верхотурского чудотворца, и поныне широко распространено в России.

Примечательная деталь: среди икон, сопровождавших семью последнего Русского Царя-великомученика — Николая Александровича Романова — в ее скитаниях-ссылке по Западной Сибири и Уралу, где Государь Император и его Августейшая семья, и приближенные в терпко-душную ночь с 16 на 17 июля 1918 года в граде Екатеринбурге примут от рук кровососных большевиков чудовищную, мученическую смерть (ритуальное убийство), были две с изображением святого праведного Симеона Верхотурского, чудотворца уральского и всея Руси.

Подлинное имя чудотворца неизвестно, оно ему было присвоено… через 50 лет после его кончины. В летописях устоялось мнение, что святой Симеон Праведный, Верхотурский чудотворец, — выходец из центральной России, из семьи дворян, о которых никто и ничего не знает. Родился Симеон в 1607 году, в пору Великой Смуты на Руси. Семья была очень религиозна, и отрок с детства получил хорошее образование Православного вероучения. Что его побудило уйти из теплого, уютного и милого родительского дома? Есть предположение, что юный Симеон ушел из дома из-за гибели семьи. На Российском престоле в то время уже сидел первый Государь из династии Романовых — Михаил Федорович. Россия только залечивала свои раны от последствий Великой Смуты и была предельно обессилена.

Симеон, преодолев огромные и тяжкие расстояния, испытывая ежечасно опасности от дикого зверя и шального человека, но укрепляя себя верой в Иисуса Христа, появляется в верховьях реки Туры, в селе охотников и хлебопашцев Меркушинское. Село это, основанное в 1620 году, находилось в 50 верстах от единственного тогда на всем Урале города Верхотурье, который в свою очередь был основан незадолго до того, в 1598 году, Артемием Бабиновым при Борисе Годунове. Путешественнику-богомольцу Симеону было примерно 22 года, когда он появился в Меркушинском, село уже разрослось — в центре храм во имя Архистратига Божия Михаила. Симеон никогда не христарадничал во время своих странствий-скитаний, пропитание себе отрок зарабатывал собственным трудом, надеясь только на свои силы и сноровку. Он был портным-скорняком. Учил детей уму-разуму, воспитывал в вере Христовой. Домом собственным он так и не обзавелся, портняжил всегда на дворе очередного работодателя. Там и жил, пока исполнял заказ.

Там же и питался. Иногда Симеон (бывали случаи!) спешил в другой крестьянский дом, так и не закончив до конца начатое дело. Нередко ему за уклонение от незавершенной работы приходилось сносить оскорбления и даже побои. Однако это не повлияло на поведение Симеона — характер у него был от Бога, и хлебопашцы-крестьяне, и служивые люди все же забывали недостатки и прегрешения работные кроткого и терпеливого пришлого человека. Впрочем, и «жития» свидетельствуют, что праведный Симеон «и оскорбления и побои сносил терпеливо, как вполне заслуженные».

Утешение Симеон находил в двух делах — он часто и усердно молился в храме и занимался рыбной ловлей. До начала XX столетия сохранялся камень на берегу реки Туры — большой, сложной конфигурации — как будто бы с него и удил рыбу праведный Симеон. Рядом росла огромная и разлапистая ель. Но ее погубили (ветви часто обрывали верующие и болящие люди после признания Симеона святым чудотворцем), она завяла, а в 1854 году ее сломило и вырвало с корнем ураганным ветром. Так и жил Симеон тихо и богопристойно, так и шли своим чередом годы на Руси. Умер святой праведный в возрасте очень молодом — в 35 лет. Похоронили меркушинцы своего земляка возле приходской Михайло-Архангельской церкви и вскоре забыли о нем. И имя его стерлось из их памяти…

Но в 1692 году, через пятьдесят лет, случилось в селе Меркушинском невиданное. Недалеко от обрыва, где течет полноводная река Тура, у приходской Михайло-Архангельской церкви вдруг разверзлась земля, и из могилы был исторгнут гроб. В щели гробовой крышки были видны мощи погребенного в нем человека. Плоть покойного не истлела, а мумифицировалась. Никто из меркушинцев не мог вспомнить, кто же это мог быть.

Весть о невиданном событии мгновенно разнеслась по всему Северному Уралу. И почти сразу же стали говорить — если больной человек потрет себя землей с чудесно явленного гроба, то он тут же исцелится. Так и летела молва из села в село.

В самом начале правления на Руси царя Петра Алексеевича проезжал из Москвы через град-форпост Верхотурье к месту службы керчинский воевода Антоний Савельев, и вдруг разболелся из его свиты стрелец Григорий — отнялись совсем ноги. И тогда отпросился стрелец Григорий у воеводы на посещение святого места. Воевода дал согласие. Понесли слуги воеводы больного Григория в село Меркушинское, а путь-то был долог. По прибытии в село больной Григорий заказал молебен, сослужил панихиду на могиле чудоявленной, усердно до седьмого пота молился. Потом взял больной с крышки гробовой немного целебной землицы, обтер ею свои ноги и руки и тотчас почувствовал себя здоровым. Встал Григорий на ноги и начал ходить, как будто никогда не страдал болезнью. Все его видели, и местные, и прихожие — и дивились этому чуду.

В том же 1692 году отмечено исцеление слуги сибирского воеводы Андрея Федоровича Нарышкина — Ильи Головачева. Тот страдал болезнью глаз. На них наросло какое-то «дикое мясо», глаза налились кровью. Головачев потерял зрение. Ни один лекарь не мог помочь. Головачев был знаком со стрельцом Григорием и усердно просил его побывать в селе Меркушинское, взять с чудо-могилы немного святой землицы. Тот исполнил великую просьбу больного. Пошел в село, заказал там панихиду чудотворцу и принес страдальцу в град Верхотурье немного этой землицы. Больной наложил на глаза повязку со святой землицей и уснул, а наутро… совершенно выздоровел чудесным образом, вновь обретя зрение.

Вскоре, твердит молва, так же вылечила болезнь глаз и сама дочь воеводы Нарышкина. А дальше все больше и больше становилось исцелений. По Уралу, да и по всей огромной Руси пошел слух о новом чудотворце из Верхотурского края. Заинтересовались этим явлением, наконец-то, и местные церковные власти. Обследовал в 1693 году могилу клирик Матвей и убедился — действительно, нетленные мощи в гробу, а рядом с могилой бьет новый хрустальный ключ, и сбегает водица в реку Туру. Поставили тогда над чудо-святой могилой небольшой сруб-часовенку. И больные все шли и шли к этому святому месту.

В 1695 году могила чудотворца сподобилась посещения Тобольского митрополита Игнатия. Тому в декабре предстояло освятить в граде Верхотурье соборный храм на территории застроенного и поставленного Николаевского мужского монастыря. По пути митрополита уговорили взглянуть на чудесную могилку. 18 декабря 1695 года митрополит отслужил литургию и повелел открыть гроб настежь. И увидел он чудо! В гробу был погребен по-христиански человек, одежда на котором оказалась чуть истлевшей, а плоть и кости остались совершенно целыми. Также совершенно целым остался гроб, выдолбленный из целого большого ствола лиственницы. И тогда преосвященный митрополит Тобольский, окинув взором окружавших его сельчан, сказал:

— Это точно некоторый новый святой, как Алексий или Иона, митрополиты русские, или чудотворец Великий Сергий Радонежский. Поскольку также, как и эти святые чудотворцы, сподобился от Бога нетления.

Митрополит Тобольский Игнатий повелел закрыть гроб и немного присыпать землей. После этого он обратился к собравшимся сельчанам:

— Кто знает имя погребенного здесь праведника? Житие его? Но все в толпе долго молчали. Наконец из толпы меркушинцев вышел очень старенький дед Афанасий и поведал митрополиту и о дворянстве погребенного, и о его портняжьем промысле, и о великой заботе его к больным людям и детям. Только вот имя погребенного христианина он запамятовал. Владыка Игнатий предложил тогда всем молить Господа, чтобы Он открыл имя нового праведника. Вскоре самому же владыке Игнатию и открылось имя этого святого из села Меркушинское. Отъехав уже несколько верст от села в сторону града Верхотурья, владыка прикорнул. И увидел во сне он снова множество народа и услышал гомон обсуждения имени праведника.

— Симеоном зовут его! Симеоном зови его! — раздалось вдруг как будто бы из толпы меркушинцев. С тем-то митрополит и проснулся. Конечно же, прибыв в Верхотурье, владыка поделился увиденным во сне с бывшими там высокими церковными иерархами. Обсудив рассказ митрополита, все дружно пришли к мнению, что имеет место откровение Божие, и Им открыто истинное имя нового Русского Чудотворца. На обратном пути из Верхотурья в Тобольск митрополит Игнатий снова пожелал заехать в село Меркушинское, чтобы поклониться столь чудесно опознанному чудотворцу. И оказалось — не одному владыке Игнатию было такое видение. За день, как прибыть ему в Меркушинское, приходил тамошний священник и тоже видел чудной сон. Будто служит он в церкви своей литию перед гробом праведника, а когда пришло время назвать его, священник споткнулся — как назвать. И услышал голос:

— Почто недоумеваешь? Поминай его Симеоном!

После этого случая отпали всякие сомнения в правильности обретенного имени. Слава святого праведного Симеона-чудотворца росла. К нему приходили за помощью в село Меркушинское уже со всей огромной Руси. Наконец, местные власти решили, что столь популярному святому не лестно лежать в удаленном селе. Стали подумывать о более достойном для него месте упокоения. Несколько богатых верхотурцев решили, что самым подходящим будет их град Верхотурье. Только вот отъезд Тобольского митрополита Игнатия по старости в Москву на покой в 1698 году задержал перенос мощей святого праведного Симеона Меркушинского — без благословения митрополита сделать это было нельзя, а нового долго не слали из столицы.

Наконец, в столицу Сибири, в город Тобольск, прибыл новый преосвященный митрополит Филофей. Вещи еще он толком не распаковал, а заждавшиеся его Верхотурский воевода Алексей Иванович Калетин и верхотурский таможенный голова Петр Худяков уже пробились в его покои с просьбой великой о скорейшем переносе мощей святого праведного Симеона в Верхотурский славный Николаевский мужской монастырь. Филофей тут же дал согласие. И с бешеной скоростью на ямщицких лошадях, преодолевая огромные расстояния через речки, болота и многочисленные преграды, поезд с владыкой помчался обратно на запад в город Верхотурье, сокращая путь почти в тысячу верст. В граде Верхотурье, наконец-то, приготовлен был новый из лиственницы гроб, внутри которого все было выложено новейшей кожей и лебяжьим пухом. Гроб с чудотворными мощами Симеона Верхотурского (уже теперь) был помещен в раку красивую (подгробие) из кедрового дерева. И 12 сентября 1704 года состоялось великое торжество в Православном мире — перенос святых мощей Симеона Верхотурского в Николаевский мужской монастырь, а старый гроб был оставлен в Меркушинской церкви Михайло-Архангельской. Данная церковь вскоре почему-то сгорела, а вместе с ней сгорел и первый гроб. Могила же святого Симеона Праведного еще долго сохранялась в селе Меркушинском, а над ней около 100 лет стояла деревянная часовенка. Но уже в 1808 году верхотурец Федор Курбатов выстроил на ее месте новую, каменную, под железной крышей. И все дивились чуду! Ручеек из-под могилы Симеона Праведного со временем все увеличивался и увеличивался, одаривая всех болящих и верующих чудо-водою. А вода-то была особенная! Находясь в запечатанном сосуде, она несколько лет совершенно не портилась. И еще очень долго на святую могилку праведника, на ее первое место, приходили паломники, брали воду, молились, пользовались местной землей.

216 лет достойно покоились мощи святого праведного Симеона Верхотурского, чудотворца уральского, в храмах Николаевского мужского монастыря, принося всемирную славу данному монастырю и граду Верхотурью. Со всех концов необъятной Руси шли паломники и богомольцы к величайшим мощам святого праведника, чтобы только поцеловать святой кружочек, отмеченный в области головы Симеона Праведного. Многие — с надеждой на избавление от какого-нибудь недуга и напасти. И что истинно, как гласит летопись, святые мощи очень помогали больным и калекам.

С ростом числа посетителей улучшились и условия, в которых хранились святые мощи. В 1736 году был отстроен в Николаевском мужском монастыре главный каменный Никольский храм, и мощи торжественно установлены были в нем. Поначалу гроб хранился, как уже сказано было, в деревянной раке, но в 1798 году деревянную раку поменяли на медную, замечатель но тонко выделанную на Троицком заводе дворянина А.Ф. Турчанинова и подаренную им с супругой Николаевскому мужскому монастырю. Но и та была через 47 лет заменена серебряною, (на нее ушло четыре с половиной пуда драгоценного металла), богато украшенной чеканкой, изображавшей житие святого праведного Симеона в селе Меркушинское.

В 1913 году на территории Николаевского мужского монастыря был торжественно освящен чудо-храм — семиглавый Крестовоздвиженский. Это было сооружение огромных размеров, вмещавшее до 10 тысяч молящихся (больше его на всей Руси есть только Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге). При проектировании Крестовоздвиженского собора Николаевского мужского монастыря был взят за образец Храм Христа Спасителя в граде Москве, который был потом уничтожен большевиками при социалистическом строительстве в 1930 году по приказу Лазаря Кагановича. Строительство семиглавого Крестовоздвиженского собора велось под руководством выдающегося русского архитектора — екатеринбуржца Александра Тургевича. Этот собор был так красив и великолепен, что многие знатоки архитектурного зодчества сравнивали его с величавыми строениями Индии, Италии и Франции. Крестовоздвиженский собор Николаевского мужского монастыря имел семь глав — такова была семья последнего Русского Государя (да этот же собор и открылся к 300-летию Дома Романовых). И вот в 1913 году, в августе месяце, при огромном стечении православного народа, в сопровождении пышной свиты, отслужив торжественные молебствия, мощи святого праведного Симеона Верхотурского были перенесены в алтарь Крестовоздвиженского собора. Событие это признавалось столь значительным в жизни Православной Церкви, что и царская семья Николая II посчитала для себя невозможным в нем не участвовать. Императрица Александра Федоровна 25 мая 1914 года подарила монастырю для украшения места упокоения святых мощей праведника Симеона Верхотурского роскошную пятипудовую сень (балдахин), расшитую золотом и серебром. Слава Николаевского мужского монастыря гремела тогда по всей необъятной Православной Руси.

А святые мощи праведного Симеона Верхотурского, уральского чудотворца, находящиеся перед главным алтарем самого большого храма — Крестовоздвиженского собора Николаевского мужского монастыря, приносили православному люду силу, уверенность и здоровье, лечили от всякой проказы и тяжелейших болезней. И никогда еще не было обмана от излечения с помощью благотворных святых мощей, в далеком прошлом когда-то вмещавших душу и сердце великого человека, который своей безропотной, благостной и богоугодной ежедневной работой приносил в мир пользу и разум Бога.

Сохранился рассказ очевидицы, рабы Божией Тамары, о том, как в Православной России отмечался святой день — День святого праведного Симеона Верхотурского, уральского чудотворца, 12 сентября 1916 года.

«1916 год. Мы живем на даче под городом Екатеринбургом у знакомых крестьян. Стоит теплое, ясное «бабье лето». Идут разговоры, что скоро будет отмечаться память святого праведного Симеона Верхотурского, уральского чудотворца. Рассказывают нам крестьяне на даче в селе Крутиха, что это был очень великий крестьянский святой. Симеон жизнь свою провел среди равных себе собратьев-крестьян, служивых людей, вогулов и охотников. Он помогал жить по заветам Иисуса Христа. Помогал всем по своим силам — учил детей грамоте, просвещал всех в вере Христовой, шил шубы и полушубки, удил рыбу и питался сам очень скромно. Святой Симеон так же и изображен на всех иконостасах, иконах и складнях. У нас в деревне Крутиха гостил мой дед, известный томский врач. В пожилом возрасте он стал очень религиозным, принял Православную веру, крестился. И вот он решил: едем на богомолье на север Пермской губернии, в Верхотурский уезд, Верхотурье. А тогда этот город был очень знаменит. В нем был богатый и славный Николаевский мужской монастырь, а также Покровский женский монастырь с большими прилегающими усадьбами. В город Верхотурье на реке Туре тогда уже была проложена железная дорога через Нижний Тагил. Мой дедушка очень быстро собрал свою семью на богомолье. Заказал у крутихинских крестьян тройку, посадил всю нашу семью в нее: мою маму, брата Бориса, меня — Тамару (тогда мне было ровно десять лет) — взял даже с собой несколько соседок-крестьянок из Крутихи, и мы быстро понеслись в город Екатеринбург на железнодорожный «Царский» вокзал. А ехать до города Екатеринбурга нужно было более 50 верст. Через три часа мы уже были в уездном городе Екатеринбурге на вокзале.

Теперь мы сели в поезд и по железной дороге двинулись в славный град Верхотурье. Вагоны пассажирские все переполнены, народ радостный, все улыбаются и часто крестятся. Слава Богу, наконец-то подъехали к станции Привокзальной города Верхотурья. Так мы преодолели 240 верст. Вижу на площади очень много экипажей, троек, пар. Очень много богомольцев. Публику просят из вагонов пока не выходить. И вдруг среди пассажиров разнесся слух, что с нашим поездом, оказывается, приехал в Верхотурье сам Григорий Ефимович Распутин-Новых, или «старец Григорий». Его тогда так называли. Смотрим — в экипажи садятся военные, генералы, полковники, штабс-капитаны, все с орденами, а вокруг их молодые дамы, большей частью в костюмах сестер милосердия с красными крестами на косынках и фартуках. Мы все догадались, что это Великие Княгини из Дома Романовых. А сам Распутин, видать, недавно побывал у себя на родине на реке Туре, в родном селе Покровском, и на пароходе добрался до города Тюмени, а из Тюмени уж прибыл по железке в Екатеринбург. Все шепотом в вагоне стали рассказывать друг другу, что Григорий Ефимович Распутин-Новых очень любил и обожал святого праведного Симеона Верхотурского, так как они еще были и земляками. Оба жили и трудились на одной и той же реке Туре, но только в очень разные годы. А село Покровское от города Верхотурье находится очень далеко.

Так вот, глядим — среди военных и великосветских дам сам Распутин. Тогда шла страшная первая мировая война, и великосветские дамы — княгини, графини, баронессы — все были сестрами милосердия и трудились на полях войны, в госпиталях, лазаретах. Трудиться они очень умели и никакой грязной и тяжелой работы не боялись. Ведь шла война, и Россия, не щадя живота своего, защищала себя и свое Отечество. И все люди в великой России очень любили свою родину.

Так вот. Все военные и великосветские сестры милосердия расселись в экипажи и быстро уехали, а с ними и старец Григорий, в Николаевский мужской монастырь. Потом уже всем нам, богомольцам и мещанам, подали экипажи, тройки и двуколки и повезли в город. Чуть отъехали, я сразу же увидела колокольни города Верхотурья. Город этот был очень красив, как из сказки. Обрывистые из скал гранитных берега спокойной и величавой реки Туры выступали, как сказочные богатыри, словно они собирались защищать красивейший Николаевский мужской монастырь и Покровский женский.

И чем ближе и ближе мы подъезжали к чудо-граду, тем еще краше и чудесней открывалась величавая панорама этого града с церквами, соборами, монастырями и старинными высокими купеческими, воеводскими и стрелецкими домами. Объехав на тройках величавый, с высоченной кремлевской зубчатой стеной огромный Николаевский мужской монастырь, мы въехали в главные ворота монастыря, и я увидела слева у реки чудо, как будто из сказки, резной двухэтажный, с высоким коньком, сложенный из огромных лиственниц дом. Рассказывают, что этот терем построили за две недели для молодого царевича Николая Александровича Романова, будущего нашего Государя, в 1891 году, когда он должен был заехать в город Верхотурье на богомолье, посетить святые места и поклониться святой иконе Николая-чудотворца и мощам святого праведного Симеона Верхотурскрго. А царевич-то ехал из кругосветного путешествия, из Японии, домой в Царское Село, а путь этот был тяжел и очень далек. Он был и шефом строящейся Великой железной дороги, и во Владивостоке, и на Амуре, и на Байкале, а вот сюда не смог заехать. Видать, не судьба! Не заехал в свой терем на берегу Туры. Вот вместо него здесь остановился на богомолье Распутин-Новых Григорий Ефимович. Я сама-то не видела, так мне дед говорил. Так вот. Мы во дворе Николаевского мужского монастыря. И нас повели к монастырской гостинице. В гостинице все необычно. Длинные высокие коридоры с жесткими диванами вдоль стен, в гостиничных номерах обязательно иконы в красном углу. Почти везде святой праведный Симеон Верхотурский изображен с удочкой на реке и с ведром, полным рыбой. Послушники-мальчики в черных рясах приглашают на ужин в общую гигантскую трапезную. Это огромная зала, длинные два стола друг против друга во всю длину трапезной, без скатертей, но начисто выскобленные.

Ужин уже подан, в деревянных глубоких мисках — каша и яичница. В кружки наливают из общих больших чайников чай и квас. Садимся все за длинные скамьи. Прислуживают молодые послушники-монахи. Во время ужина один монах за аналоем читает Евангелие, а потом историю жития святого праведного Симеона Верхотурского. После ужина все разошлись по своим номерам-кельям. Нужно всем спать. Я смотрю в большое окно на улицу. Над городом-монастырем огромная желтая луна, и купола церковные мерцают, и кажется, что это огромные кошачьи глаза. Небо синее, все в бриллиантовых звездах. Тишина. Сказка уральского «бабьего лета».

Утро. Город просыпается от малинового звона колоколов, и воздух насыщен хвоей и медом. Все встают, и умываются, и крестятся. Колокольный звон все усиливается и усиливается. К монастырским колоколам подключаются колокола церквей городских, и кажется, что это радостно гудят небо, вода и земля. Какой-то неземной концерт. Благолепие! Подходим к величавому Крестовоздвиженскому собору. Чудо архитектурного строения.

— Какая красота! Внучка, глянь! — тихо шепчет мой дед и радостно и глубоко вздыхает. — Лепота!

Собор так огромен, что кажется, что это не собор, а сказочные головы богатырей в шлемах. Перед входом в собор разостлан красный ковер, точно царскую семью встречают. Слышим людской гомон. Я оборачиваюсь и вижу самого Распутина, который шагает впереди всех, спеша на богослужение. Народ, толкая друг друга, быстро тронулся за ним. В храме множество народу, негде цветку упасть. Стоит духота. Публика вся нарядная и важная. В соборе все сияет, горят люстры, паникадила, свечи высоченные у икон красивых и у огромной серебряной раки Симеона Праведного. Над ракой малиновый, весь в золотых блестках балдахин изумительной красоты. Вокруг все иконы украшены цветами. Обедню служит архиерей. Он, все священники, диаконы и протодиаконы в парадных церковных блестящих и мерцающих золотыми отливами ризах.

«Старец Григорий» стоит на самом почетном месте во главе огромной свиты. Он в русской рубашке светло-желтой, опоясан кушаком с кистями, в бархатных шароварах и лаковых сапогах. Причесан как Иисус Христос на иконах — посередине пробор в каштановых волосах, которые подстрижены почти до плеч. Он молится истово, широким жестом. Лицо у Распутина благообразное, спокойное.

В конце обедни из алтаря выносят крест и кладут на аналой посередине церкви, чтобы каждый мог приложиться к нему. Первым подходит и целует крест сам Распутин, за ним высокосветские люди, а потом и все остальные. И вот тут началась давка. Все богомольцы толпой бросились к кресту, прежде всего затем, чтобы ближе разглядеть «старца Григория», прикоснуться к нему. И толпа сильным напором своим вдруг вытолкнула меня к самому Распутину, прямо под его сильную руку, и он, широко крестясь, нечаянно задел меня локтем по лбу. Удар был так силен, что я, десятилетняя девочка, взвыла на весь храм. Услышав резкий девичий визг, Распутин резво и испуганно повернулся на крик, и его огромные светлые, пронзительные глаза блуждали, ища опасность — откуда, мол, этот крик. Грудь его вздымалась, а на лбу появились капельки пота. И вот наши глаза нашли друг друга. Мне показалось, что я лечу куда-то в пропасть. Я заплакала и упала на пол от страха. Мой дедушка, смело растолкав толпу, подхватил меня и вынес.

Три дня провели мы в благолепном городе Верхотурье. И все это время здесь царил праздник, как и в первый день пребывания «старца Григория» в городе и монастыре. Весь город бурлил богомольцами. А 12 сентября дедушка в День праздника праведного Симеона Верхотурского, когда богомольны и больные схлынули из храма, подвел меня тихо к самой серебряной раке святого праведника и попросил у святого заступничества, Божьей помощи и здоровья мне. Дедушка попросил поцеловать меня святые мощи, и я решилась. Я поднялась по мраморным ступеням к самой раке и, приподнявшись на цыпочках, поцеловала коричневый кружочек, обрамленный шелковой белой тканью и про себя прочитала молитву, и попросила сама, чтобы меня всегда оберегал от всех напастей этот простой Симеон Праведный. И мне показалось, когда мы с дедушкой вышли из Крестовоздвиженского собора, что мне стало лучше и чище на душе.

Дальше я уже ничего не помню. Помню, что мы отъезжали из города. Привокзальная площадь станции Верхотурье, вокзал железнодорожный. В ожидании поезда дедушка, мама, я с братом Борисом гуляли по перрону. Моя мама была высокая, стройная и интересная, хорошо одетая женщина, обращавшая на себя внимание публики. Идем мимо группы людей. Ба! Да это сам Распутин со свитой. Распутин один сидит на поданном стуле, а спутники окружают его. Вдруг раздается голос:

— Мадам, кто вы такая? Где живете? Куда едете? Одет Распутин на этот раз в черное суконное пальто с черным бархатным воротником. На голове черная фетровая шляпа, так тогда одевались все священники.

Мама моя что-то стала Распутину отвечать, но в это время подошел наш дедушка и, взяв под руку мою маму, свою дочь, увел нас. В поезде дедушка подарил мне маленький складень-иконку с житием святого праведного Симеона Верхотурского, чудотворца уральского и всея Руси, и я была счастлива».

В. ЕРМОЛЬЕВ
Н. ВОРОБЬЕВА

 
Жизнь Екатеринбургской епархии

Архиепископ Викентий направил благодарственное письмо творческому коллективу «Телевизионного Агентства Урала»

Екатеринбург, 10 декабря. В прошедше воскресение на 10-м метровом канале областного телевидения вышла премьера телефильма «Первосвятитель.Патриарх-паломник». Фильм был снят журналистами «Телевизионного Агентства Урала»

 
31 декабря — прославление Святого Праведного Симеона Верхотурского

Чудесное исцеление по молитве к праведнику

Дорогие братья и сестры, здравствуйте! Пишу вам впервые, а не написать не могу, хочу поделиться своей радостью. Меня, грешницу, по молитвам святого праведника, нашего молитвенника Симеона Верхотурского, посетила Божия благодать.

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс