Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №35 (932) → Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий: Исповедь заставляет человека увидеть себя

Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий: Исповедь заставляет человека увидеть себя

№35 (932) / 19 сентября ‘17

Архипастырь

Окончание. Начало в №34 (931)

Может человек, отойдя от Чаши, почувствовать, что с его стороны это было «неправильное» Причастие?

– Если душа смущается, если она неспокойна и недовольна, значит, мы не совсем хорошо подготовились. Это если мы внимательны к себе. А если невнимательны, тогда причастился – пошел и забыл, что причащался. Когда человек более внимателен, то он причастился и думает: что-то не то, что-то я не совсем хорошо подготовился – может быть, скрыл какой-то грех или невнимательно прочитал правило ко Причастию. Такое бывает. Мы читаем все каноны для галочки, но думаем обо всем подряд – не о том, что читаем.

Очнулся, смотришь: уже молитва 10-я, Иоанна Златоуста.

– Конечно, после такой молитвы, еще вечером, когда только готовишься, душа уже неспокойна: может быть, еще раз почитать молитвы, ведь я же их просто прочитал, а думал совсем о другом. Уже есть смущение, совесть уже нас мучает и подсказывает. А если ты еще пошел и причастился, то укор еще больше.

Самый лучший судья – наша совесть, если, конечно, мы прислушиваемся к ней. А если нет, то мы уже ничего не чувствуем, и тогда можно без Исповеди, без ничего, просто пошел – и все. Бывает, я иногда спрашиваю: – А вы были на Исповеди? – Нет, не был. – А когда вы в последний раз причащались? – Ну, не знаю даже когда.

И человек при этом причащается. Понимаете? – А вы не боитесь? – Нет такого страха. Человек даже не знает, что надо приступать со страхом Божиим и с таким расположением своего сердца, чтобы это не было в суд или осуждение: «в суд или осуждение» – это не то что «осудили, ну и пускай осудят». Не так. Если Господь будет судить за то, что мы неправильно причащаемся, то это суд тяжелый и здесь, во временной жизни, и в будущей.

У некоторых святых отцов есть даже такие высказывания: здесь причащались, а в Царство не причастились. Здесь вы причастились, довольны, все хорошо, а там нет: Господь не принял ваше Причастие. Там суд и осуждение.

Эти послабления очень опасны для нашей церковной жизни. Мы должны всегда держать высокую планку и никогда ее не опускать, мы же не опускаем планку Божественных заповедей: они даны – и все. Что же, давайте изменим немножко эти заповеди? Они несовременные? То же самое Евангельское учение. У нас же очень большая высота духовной жизни, нравственности. Почему? Потому что до этой нравственности нужно подниматься. А когда этой планки не будет, чего тогда достигать? Мы все ниже и ниже опускаемся. Католики, например, уже достигли такой «высоты нравственности», что постов у них совсем нет.

Кажется, буквально несколько часов перед Причастием?

– Некоторые католические священники говорят: «Ну как же так, вы два часа не можете потерпеть, а как же православные 40 дней постятся?» Все это следствия послабления. Мы все время идем навстречу нашей немощи и опускаем планку ниже и ниже... Сейчас они с этим борются, но уже поздно.

Это будет нарастать как снежный ком? Сейчас, наверное, еще можно?

– Да. Я думаю, надо более серьезно относиться к Причастию. Не надо делать послаблений: к хорошему это не приведет.

Еще вопрос из тех, что Вам адресовали мои собеседники: о соотношении воли Божией и свободы человеческой. В Книге Деяний говорится: уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни. Кто-то заранее предопределен ко спасению, а кто-то уже просто обречен на гибель: что бы он ни делал, ничего хорошего в жизни вечной с ним не будет? Возможно ли войти в число предуставленных, если раньше ты в их списках не значился?

– В православном учении, в нашей догматике нет понятия о предопределении – что кого-то Господь предопределил ко спасению, а кого-то для погибели. Господь всем хочет спастись и в разум истины прийти, поэтому каждый человек должен себя настраивать, чтобы идти к Богу: Господь каждого из нас примет. В какой-то мере Он даст нам такую возможность, чтобы мы поднялись до какого-то уровня.

Конечно, не каждый может подниматься до уровня, которого достигли богоносные отцы, но какой-то степени духовного развития достичь можем благодатью Божией и помощью Христовой – конечно, если хотеть, то можем достичь и большего. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит, что мы могли бы достичь очень высокого уровня духовной жизни, если бы этого захотели. Если бы мы подчинили свою волю воле Божией, Господь поднял бы нас до очень высокого уровня.

А если мы сомневаемся, не хотим отречься своего... Ведь в духовной жизни есть такой секрет – человек дошел до какой-то ступени духовной жизни, а потом ему надо расти дальше. Господь ему подсказывает: сейчас тебе надо отречься от этой и этой немощи. И человек в это время думает: «Отречься или не отречься? Отказаться от своей привычки или не отказаться?» – и вот он борется, борется, а потом: да нет, буду... И все. Вот на этой ступени он и остается, даже еще ниже опускается. Господь хотел поднять его выше и подсказал, что ему делать, а он ответил: нет. Господь не может насиловать нашу волю, поэтому получается такая ситуация.

Со своеволием бороться очень сложно: к нему всегда примешивается самооправдание и можно найти 33 причины. «Потом, когда-нибудь, да, но прямо сейчас можно еще по-старому…». Что в этой ситуации надо себе сказать, чем себя уколоть, чтобы все-таки выбрать то, что от тебя ждет Господь? «А вдруг Он говорит: „Ну ладно…” – ведь Он же добрый?..».

– Когда наши святые отцы достигали какого-то совершенства, они очень боялись, что к ним придут горделивые мысли, они очень смотрели за этим: малейшее самомнение лишало их благодати, которую они получали. И если получалось так, что они в чем-то чуть-чуть мысленно возгордились, то они чувствовали, что потеряли благодать, которую имели. Чтобы вновь восстановить это, им приходилось очень много потрудиться, еще больше, чем до сих пор. Поэтому они знали, ценой каких трудов им удалось достичь уровня этой жизни, и боялись малейшего движения мыслей или чувств в сторону гордости, самомнения или нежелания служить Богу, какой-то лени. Они боялись этого, зная, как это тяжело дается.

И нам Господь тоже дает, а мы как-то оставляем все на потом, на потом... А есть такой закон духовной жизни: если оставлять на потом, то это будет очень тяжело. Тебе дали возможность сейчас, ты не хочешь, а потом будет уже очень сложно, почти что невозможно: надо будет применять большие усилия, ведь тебе дали, а ты отказался. Ну, нет – значит, нет.

А можно отнести к этой ситуации слова Спасителя: И кто не собирает со Мною, тот расточает?

– Да, как раз очень хорошие слова. Это действительно так. Ведь мы собираем не своей силой, а Божией. Господь все дает и дает, а мы иногда приписываем это себе и потом все теряем. Потом видим, что так нельзя, и опять собираем, собираем со Христом… Снова возгордились – и опять все потеряли. И так постоянно – падения и восстания. А когда мы поймем, что не надо так делать, тогда будем собирать со Христом и ничего не будем терять… Чтобы ничего не расточать, не надо поддаваться самолюбию и самоволию, что очень опасно для духовного возрастания.

Наша беда сейчас в том, что мы не хотим жить, чтобы искоренить грехи. Мы этим совсем не занимаемся.

Но «это должно произойти в параллельной жизни само собой, без всяких реальных усилий»...

– Простые православные христиане, живущие в миру, наши бабушки, дедушки, очень сильно работали над собой – так работали над собой, что удивляешься, и искореняли свои страсти, грехи, исправлялись, становились лучше. У нас же сейчас такого нет. С неба должны свалиться и кротость, и смирение, и послушание, и терпение? Конечно, это дар Божий, но получаем мы его тогда, когда целенаправленно работаем над собой.

Я знаю человека, который, подходя к мощам святого, попросил для себя смирения. И так попросил, что понял: молитва его услышана – через пять минут ему позвонили, и ему пришлось так смиряться, что было понятно: Бог его просьбу воспринял всерьез и ответил на нее этими неприятностями. Получается, когда мы просим себе смирения, то просим и неприятностей? Смирения хочется, неприятностей не хочется совсем.

– Другого пути у нас нет. Господь, придя на землю, искупил нас страданиями. А чем мы должны искупать? Тоже трудностями, испытаниями, неудобствами, терпением всяких укоров, недовольства, ропота от людей. Христос ведь тоже терпел. Спаситель дал нам большой пример. И опять-таки мы не смотрим на Него.

Всегда кажется, что Ему легче было перенести, ведь Он же Христос... Владыка, еще достаточно болезненный вопрос. Это уже из вопросов «околодуховной» жизни – тем не менее, такие вопросы возникают. Апостол Иоанн в Первом Послании с горечью замечает: «Они вышли от нас, но не были наши». Я не могу отнести эти слова ко всем людям, даже не рискну ни к одному из тех, кто вышел из Церкви или потерял в ней высокие должности и пишет о Церкви разные неблаговидные, скажем так, статьи, создает сайты, где собирается такая информация и либеральная общественность с удовольствием берет ее оттуда и тиражирует. Самое болезненное – это не те люди, которые раз в храм зашли, их бабушка за что-нибудь обругала, они обиделись и с обидой пошли в народ рассказывать, какие все злые (хотя злой была одна бабушка – притом, может быть, и не злая, а просто неудачно выразилась). Ну что же, тоже бывает. Хотя и это понятно: идешь туда, где все – любовь, а там тебе такое... Но об этих-то людях нельзя сказать, что они говорят о проблемах, о которых не ведают. Иногда они вскрывают реальные церковные проблемы, но вскрывают как дьявол, который сказал, что если вкусите от плода, не умрете, но будете как боги. Он сказал правду, но так подал ее, что от нее мы все до сих пор страдаем...

Как относиться к такого рода публикациям, как их воспринимать? Еще раз повторю, если бы это были сторонние люди, то и ладно: собака лает, караван идет. А здесь те, кто когда-то был частью Церкви и, наверное, даже до сих пор остается ее частью, только ушел в такую глухую оппозицию, что вообще непонятно, как его будет из нее доставать Господь.

– Жалко, конечно, таких людей. Очень жалко, что они не понимают, что тем самым вносят большой соблазн в среду людей. Вообще-то православный христианин по заповеди Божией обязан свидетельствовать о Христе: Господь сказал, что всякого, кто исповедает Меня перед людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным; а кто отречется от Меня перед людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным, и кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.

Тем самым Господь призывает нас, чтобы мы говорили о Христе, о том, чтобы приводить людей ко Христу и быть соработниками Христу, Который говорит, что хочет, чтобы все спаслись и в разум истины пришли – Господь хочет для людей этого. Мы, как ученики Христовы, должны содействовать этому с помощью же Христа Спасителя, чтобы все спаслись. И если у нас есть такая цель и такая обязанность, то мы должны это делать. А если у нас эта обязанность потеряна, а мы называемся христианами, значит, мы делаем противоположное, то есть не приводим людей ко Христу, а отводим от Него и Царства Христова.

Цель людей, о которых вы сказали, что они были или есть среди нас и ведут «проповеди», обличающие немощи человеческие, – не свидетельство о Христе, а свидетельство о грехе, который действует и бушует везде, потому что все мы имеем испорченную природу. Каждый из нас старается с ней бороться, искоренять те или иные страсти, очищаться, преображаться и меняться к лучшему. Вот к этому и нужно призывать: надо меняться, надо преображаться, братья и сестры, – вот в чем наша задача. А путем осуждения, раскрытием каких-то грехов мы никогда не сможем привести людей к Царству Божиему, мы их только отвращаем. Это заблуждение от помрачения ума или ослепление духовных глаз, когда человек думает, что делает правду.

Он считает, что, обличая, помогает исправиться Церкви как организации и церковному организму.

– В Евангелии есть слова, что даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу, думая, что делает дело Божие. Так же и они: убивают души людей, а думают, что делают дело Божие.

Надо подумать: то, что они делают, делается для блага Церкви, для блага людей? Надо задать себе вопрос: Богу это угодно или нет? Если видишь, что люди, наоборот, еще больше осуждают Церковь, церковных людей, нашу Православную веру, значит, это неправильный путь, хотя они и считают себя церковными людьми, живут в Церкви, может быть, исповедуются, каются и причащаются. Но это опять поверхностное покаяние, о чем мы и говорили.

Нам нужно достигать такого покаяния, когда человек будет чувствовать свою греховность постоянно, тогда он не будет думать: идти мне на Исповедь или не идти. Он скажет себе: «Я должен идти на Исповедь – видя свою душевную грязь, я не могу идти на Причастие». А когда человек эту грязь не видит, то думает: «Я же только вчера исповедовался, зачем мне опять исповедоваться?» А у нас постоянно течет грязный ручеек, он не прерывается, а течет и течет...

Этот ручеек течет у всех?

– У всех.

Надо, чтобы утешение прозвучало...

– Святые отцы, которые достигали высокой духовности, плакали о грехах своих. Какие грехи могли быть у них в пустыне? Они видели нашу испорченную природу и это оплакивали. И еще они плакали за весь мир. Слава Богу, что Господь открыл им эту тайну, но они плакали о нашей слепоте, о том, что мы этого не видим. Плакали: Господи, открой им глаза, чтобы они увидели греховность. А мы кичимся, что мы такие хорошие: ходим в церковь, молимся – и уже святые...

Владыка, Вы сказали, что святые отцы очень боялись горделивых помыслов. Бывает, что помыслы – словно налетевшая буря. Ведь грех – это когда мы их принимаем, а когда они просто летают и получают от нас отпор, то хотя бы не прилепляются и не прививаются? Если можно, скажите об этом.

– Для святых угодников Божиих плохо даже когда эти мысли пролетают туда-сюда. Они пытались и такие мысли не принимать. Должно быть так: вошло в одно ухо и вышло в другое. А у нас еще и в сердце заходит – немножко поразмыслим, представим, немного приукрасим их воображением, а потом, когда чувствуем, что с душой что-то плохо, говорим: «Да нет, мне это не надо, я не хочу», и хотим расстаться с этим помыслом, но он уже там остался – душа уже осквернилась, она очень болезнует. Конечно, надо идти на Исповедь, говорить: «Господи, прости меня, что я хоть чуть-чуть, но принял горделивый, блудный помысл или какой-то нехороший образ»...

А святые отцы, едва лишь чувствовали малейшее движение, сразу же отвергали его, не допускали.

Владыка, наша программа заканчивается – пожалуйста, скажите напутствие нашим зрителям.

– Дорогие братья и сестры, мы рады, что у нас есть телеканал «Союз» и мы можем сказать очень много интересного, духовного, что должно, как я думаю, приносить пользу очень многим людям. Я точно знаю, что многие хвалят наш канал и благодарят его...

Будем помыслы ловить! Срочно! (Смеется.)

– Только не принимайте горделивые помыслы. И слава Богу, что Господь дал нам возможность иметь православный канал, где мы можем в прямом эфире говорить о тех духовных ценностях, которые у нас есть. Наша Церковь очень богата многими духовными качествами и добродетелями, и нам нужно больше говорить об этом. Сейчас мы сказали, что есть люди, которые ушли от нас или, находясь с нами, говорят что-то о грехах, а нам нужно больше говорить о добродетели. Чтобы напитать душу добрыми мыслями, добрыми поступками, дать пример, как себя правильно вести в жизни, чтобы мы были примером для окружающих людей. Это очень важно.

К сожалению, православные люди сейчас так замкнулись в себе, что их даже не видно. Идешь по улице – и не знаешь, где православный, а когда-то православного христианина можно было узнать даже по внешнему виду… Надо проповедовать целомудрие – чистоту, святость жизни – хотя бы своим внешним видом. Это наша задача. Надо стараться думать об этом – показать пример христианской жизни в окружающем нас мире. И не стесняться, не бояться быть христианином. Это очень важно для сегодняшней жизни.

Будем стараться как можно больше людей приводить к Богу... Как говорит Господь: «Отвративший душу от ложного пути спасет душу свою от смерти и покроет множество грехов». Опять же эти слова обращены к тем людям, которые глубоко осознают свою греховность. Если человек ее осознал, он будет всеми силами стараться отвратить людей от ложного пути, для того чтобы спасти душу от тех грехов, которые приносят смерть, и покрыть все грехи трудом отвращения людей от греховного пути. Вот чем нам надо заниматься, а не показывать в интернете грехи других.

Мы должны показывать красоту и богатство нашей веры и нашей Церкви, которая очень богата духовно и имеет большой опыт духовной жизни. Надо этим заинтересовать людей, чтобы они полюбили Церковь, полюбили Бога, полюбили жить по заповедям Божиим и не стеснялись показывать свои добродетели в окружающем мире. Не заниматься показухой, а естественно показывать, каким должен быть христианин.

Спасибо, Владыка.

Записала:
Ксения Сосновская

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475