Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №35 (932) → Архимандрит Мелхиседек (Артюхин): О почитании святых мощей

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин): О почитании святых мощей

№35 (932) / 12 сентября ‘17

Беседы с батюшкой

Окончание. Начало в №34 (931)

Сегодняшнюю программу мы вновь посвящаем ответам на ваши многочисленные вопросы, которые вы задавали, задаете и, думаю, будете задавать архимандриту Мелхиседеку.

Тяжелый вопрос, и я не скрою от телезрителей, что мы с Вами долго думали, говорить ли вообще на эту тему. И все-таки решили ее осветить – это кинофильм «Матильда», который, насколько я понимаю, еще не вышел на экраны, но уже наделал много шума. Во всяком случае, когда мы включаем телевизор, то видим рекламу этого фильма.

Вообще, обсуждение этого фильма, с моей точки зрения, сделало ему невероятную рекламу. Я уверена, что фильм посредственный. Сразу оговорюсь, что я его не смотрела. Можно бросать в меня камни, но из того, что видела – а я все-таки на телевидении человек не посторонний, – уже могу предположить, что фильм наверняка скучный, как говорится, могу биться об заклад. Но после такой рекламы и обсуждений, думаю, многие просто ради любопытства пойдут его смотреть, хотя без такой рекламы не пошли бы.

Отец Мелхиседек, Вас просят прокомментировать этот фильм и, наверное, то, что происходит вокруг него.

– Когда режиссер Алексей Учитель обратился к Наталье Поклонской (депутат Государственной думы, бывший прокурор Республики Крым) и спросил: «А Вы этот фильм видели, чтобы его обсуждать?» – она ответила, что не видела. Тогда Учитель сказал: «Тогда что обсуждать, если Вы фильм не видели». Так вот, если спросить у меня, видел я фильм или не видел… Ведь сначала позиционируют трейлер (двух-трехминутную зарисовку), в котором авторы фильма хотят за три минуты рассказать, о чем вообще будет фильм.

Завлечь.

– Поэтому если вы выложили трехминутную зарисовку, то сами уже обозначили, о чем будет фильм. Те три минуты, которые я видел, предлагают низкопробный с эстетической, культурной, исторической точки зрения фильм. Начинается все с некоего балета, глядя на который сексуально озабоченный человек через бинокль рассматривает женскую анатомию. Кто бы он ни был, разве сейчас это основная тема нашей современной жизни? Это основной посыл? Это основной пример? Не говоря о том, что здесь показывают Императора всероссийского, причисленного к лику святых. Даже если бы он не был причислен к лику святых, разве это был самый главный момент в его жизни? С этого момента начинается фильм, значит, это уже некий ключ ко всему произведению. Значит, эти люди сами такие. Есть такая поговорка: у кого что болит, тот о том и говорит. Если вы хотели показать какой-то положительный пример, то он никакой не положительный. Если хотели от положительного перейти к отрицательному, то мало ли что в жизни было. А что стало потом? Потом человек изменился и стал другим. Положительная эта история? Положительная. Например, князь Владимир. Там еще хлеще была история: шестьдесят жен и бесчисленное число наложниц, но никто не делает акцент именно на этом.

Даже если летописи преувеличили, все равно их было много.

– Но никто же не делает акцент на грязи, чтобы вообще рассказать о человеке. Тогда надо иметь какую-то историческую справедливость, надо иметь благородство подойти сначала к проблеме жизни человека – а затем к тому, как она в конце концов разрешилась.

Поэтому даже эти секундные кадры говорят о некой внутренней поврежденности человека, – человека без благородства, без деликатности, без какого-то исторического вкуса и справедливости. Потом показывают кадр, когда у Императора во время коронования на царство в Успенском соборе вдруг возникает мысль: «А где Матильда?» И он бросает коронование, бежит, целует у нее руку. Кого здесь показывают? Просто сексуально озабоченного человека. Это какая-то невероятная провокация.

Я уверена, что ее там и не было. Давайте рассуждать: Успенский собор Московского Кремля, венчание на царство, вход – представляете, какое ограниченное число людей и какого уровня проходит сюда по именным билетам?

– Конечно. Также Императрицу Александру показывают как совершенно невероятного, черного человека: какая-то истеричка, ведьма, на чем-то колдует. Спрашивается, откуда все это взято?

Она ведь из пуританской семьи.

– Совершенно верно, из религиозной, верующей семьи. Поэтому это выглядит как вторичное распинание святого царя, даже если бы он не был святым. О любом человеке, который имеет историческую значимость в нашей жизни, можно говорить все, но тогда и говорите все: и то, что было отрицательного, и то, что было положительного. Говорят, что это свобода выражения: хочу – так, хочу – иначе. Хорошо, но ведь это связано с историей нашего государства, нашей Церкви, связано с личной трагедией людей, с нашим религиозным чувством. Кто-то говорит, что это свобода самовыражения. Но свобода твоего кулака не должна достигать моего носа...

...заканчивается на кончике носа.

– Ты можешь махать руками, но по носу бить не надо, иначе это не свобода, а произвол. Кстати, об этом фильме так много разговоров, что вопрос о нем прозвучал даже в «Прямой линии» с главой государства. Такую сделали рекламу...

Я с этого и начала, что реклама у фильма просто невероятная.

– Кстати, Президент сказал, что Наталья Поклонская имеет право выражать свое мнение по поводу этого фильма и добиваться его запрета теми средствами, которые есть у депутата Государственной Думы. Что она и делает. Поэтому слава Богу, что во власти есть такие люди, которые смотрят иначе, чем Алексей Учитель. Спрашивается, Учитель свою фамилию оправдывает? Чему он учит?

Да, в чем смысл этого фильма? Показать пороки человека, причисленного к лику святых? Мы все порочны, мы это знаем. В земной жизни нет святых людей...

– Какой-то гипертрофированный взгляд на страсти человека. И понятно, к чему это приведет – только к раскрепощению страстей в человеке.

И это снова привело к негодованию общества, к ошибке людей. Только люди разных взглядов начинают успокаиваться и находить какие-то общие точки соприкосновения – и опять разделение, доходит даже до призывов сжигать кинотеатры, в которых будут идти эти фильмы, люди выходят на многотысячные митинги, одни «за», другие «против». То есть вместо примирения мы опять видим взбудораженное общественное мнение, конфронтацию, опять некую гражданскую войну. Человек должен понимать свою ответственность за то, что он делает, как он провоцирует своими фильмами.

– Кто-то сказал: «Поэт в России – больше, чем поэт». Поэтому деятель искусства забыл совсем свое предназначение. Учитель и вообще кто-либо другой. Помните, у Некрасова: «Сейте разумное, доброе, вечное, сейте! Спасибо вам скажет сердечное русский народ». А какое это вечное? Какое сердечное? Какое это человечное? Человек сделал акцент на низменном, поэтому фильм низменный. Вот и вся оценка этого явления в нашей жизни. Спрашивается, какая реакция должна быть у православных людей?

Мы же люди, мы не можем реагировать тихо, нейтрально.

– Оскорбили маму, оскорбили папу, оскорбили родных и близких. Что мы можем? К примеру, оскорбили память моего папы. У нас есть здоровая, адекватная реакция в рамках закона, защищать честь и достоинство своих родных и близких, мы можем и должны.

Должны.

– Поэтому в рамках возможностей, существующих на сегодняшний день (мы их сейчас перечислять не будем), честь и достоинство родных и близких мы должны защищать. Еще раз подчеркиваю, что даже если бы Николай II не был причислен к лику святых, это Царь, государственный деятель, при правлении которого народное население России выросло на тридцать миллионов за двадцать пять лет правления.

И производства выросли.

– Когда растет население, о чем это говорит? О благоденствии народа. Не говорю уже о других достоинствах Царя, которые были и остаются. Поэтому много об этом говорить не будем, а самый главный вывод делайте сами. Достаточно рекламного ролика, чтобы иметь представление об этом фильме, поэтому я говорю не голословно, а видя те самые зарисовки, которые представили авторы. Ну а православным людям все-таки надо объяснять это родным и близким и выступать при полемике на защиту.

Я с Вами, отец Мелхиседек, согласна. И мой опыт телевизионный мне подсказывает, что подобного рода фильмы, как правило, очень скучны и неинтересны. В свое время был фильм «Последнее искушение Христа», по поводу которого был и крестный ход к Останкино, и суды были. У меня было благословение посмотреть этот фильм, потому что меня попросили принять участие в судебном процессе. Мне пришлось его смотреть. Если память мне не изменяет, фильм очень длинный, около двух часов, и я с таким трудом его досмотрела... Это был скучнейший фильм, не говоря о его ужасном содержании...

– В Греции афониты, многие митрополиты и епископы приняли активное участие в непринятии этого фильма, и в Греции этот фильм не демонстрировался, благодаря участию греческих православных людей, греческого народа. Кстати, конституция Греции начинается словами: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа!» До последнего премьера Греции Алексиса Ципраса все греческие премьеры приносили присягу на Евангелии при участии митрополита. Ципрас – социалист, революционер и стал первым, кто впервые за многолетнюю историю Греции отказался от этой традиции. Это страна верующая, и дай Бог, чтобы она такой и оставалась. Кстати, на флаге Греции в углу изображение креста, то есть даже сам флаг свидетельствует о вере.

Батюшка, раз Вам задают такой вопрос, думаю, телезрители ожидают не только оценки, но и, наверное, каких-то советов, что им делать: смотреть фильм или не смотреть? Протестовать? Подведите некий итог.

– Я же говорю: честь и достоинство родных и близких людей, которые для нас дороги, мы должны защищать возможными на сегодняшний день законными средствами.

Естественно, я не думаю, что мы должны пойти и смотреть этот фильм.

– Безусловно.

Наверняка это скучный фильм, который душе ничего хорошего не принесет.

– Низменный о низменном.

Да, есть более интересные фильмы.

Следующий вопрос тоже очень часто обсуждается, причем людьми нецерковными. Светские люди всегда нас в этом укоряют. «Дома вышел спор о поборах в храме, десятине. Моему зятю на работе сказали, что это стало “обязаловкой”. И мало того, если есть дети, то нужно и за них вносить пожертвования в “обязаловку”. Я сказал, что такого не может быть, все добровольно. А зять ответил, что так говорит какая-то бабушка, которая постоянно ходит в храм. Из-за этого у них на работе развернулась дискуссия».

– Конкретно в моих храмах, а я настоятель шести храмов, никаких поборов нет. В каком смысле? Я вырос еще в советское время и в храм стал ходить с 1979 года, еще за девять лет до потепления отношений Церкви и государства. Помню, что один раз во время всенощного бдения и один раз во время Литургии обходили народ с тарелкой. Во многих храмах в советское время было это обхождение с тарелкой, в которую народ бросал свои пожертвования.

В каких бы храмах я ни бывал в последнее время, сейчас я такой практики не вижу и не знаю. Слово «побор» означает лично с каждого, и я такого не знаю. В церквях до сих пор стоят кружки с надписями: «На реставрацию», «На социальные нужды». В нашем храме кружка называется «На добрые дела», потому что человек должен понимать, что его состояние оправдывается милосердием. Кстати, кто-то из мудрых людей сказал: «Сделай так, чтобы твоя милостыня соответствовала твоему состоянию, иначе может произойти так, что твое состояние будет соответствовать размеру твоей милостыни». А другой мудрый человек сказал: «Очень жалко, что в нашей жизни нет справедливости, но, слава Богу, в нашей жизни есть милосердие». И вот в нашем храме мы написали на кружке «На добрые дела», то есть на дела милосердия. Что это такое? Это возможность для человека поучаствовать в жизни многих людей, которым бы он и рад помочь, но лично их не видит и не знает. А через Церковь он это может делать.

Кстати, интересное наблюдение. Десять лет назад, даже, может быть, и больше, в конце года ко мне подошла главный бухгалтер храма Апостолов Петра и Павла в Ясеневе и говорит: «Батюшка, интересное наблюдение. Посмотрите, какие цифры и соотношения» – и пояснила, что в ответ на наши письма в сторонние организации о помощи в реставрации храма мы получили три миллиона рублей за год и раздали нищим, нуждающимся и многодетным семьям триста тысяч рублей в течение года. Посмотрите: один к десяти.

Десятина.

– То есть мы ходили с протянутой рукой, но мы в протянутую руку и давали. Причем я спрашивал, почему у нас так мало поступлений, и говорил, что, наверное, мало раздали (смеется). То есть взаимосвязь прямая.

Поэтому пожертвование в храме – дело только добровольное. Перестать вообще иметь эти кружки невозможно, потому что через это мы даем возможность людям поучаствовать в жизни Церкви и в жизни людей. Если мы говорим: «на иконостас», «на икону», «на киот», то община принимает в этом добровольное участие. И не надо делать объявления, расшифровывать, для чего средства, потому что люди должны быть в курсе. Община должна сама содержать храм, тогда это настоящая община.

Так всегда и было.

– Да, так было. Прихожане заботились о своем храме. Кстати, в Греции так до сих пор и есть – прихожане содержат приход. А у нас сейчас это большей частью забота священника и узкого круга людей, откровенно говоря. Раньше было совсем по-другому. Поэтому никакой принудиловки нет, это абсолютно надуманно, большей частью известно понаслышке.

Да, я и сказала, что в основном это обсуждают светские люди. И давайте напомним, что десятина – это понятие Ветхого Завета. Мы же помним фарисея, который бил себя в грудь и говорил: «Господи, я не такой, как этот мытарь, я десятину, вообще-то, плачу». А одиннадцать процентов – уже ни за что, только десять.

– Если вернуться к этому, то там есть интересные слова о десятине: умножая, умножу у тебя. У Бога не в одну сторону, если мы перечитаем, там на человека сваливаются благословения с неба. Но Господь предлагает: ты начни первый. Однако мы действуем не из этой корысти. И десятина должна быть не из корысти, мы должны действовать в жизни по любви и добровольно. Бог есть любовь, и внутри нас, конечно, все должно быть по любви. Поэтому любая жертва – это добровольное участие человека. У нас, кстати, никогда не будет церковного налога, как он существует в западных странах.

Да-да, там церковный налог.

– В некоторых анкетах есть графа «вероисповедание», и после того, как ты указал свое вероисповедание, указываются проценты твоих взносов в пользу христианской общины. Поэтому сейчас многие пишут этой в графе «атеист», чтобы не платить никаких налогов. Вот палка о двух концах: человек по своей жадности готов отречься от веры, от Бога. Пишет, что он атеист, и освобождается от налогов.

Вот такое свидетельство в нынешнее время.

В завершение передачи – краткий вопрос: «Если в храм вошел выпивший человек, но ведет себя прилично, только покачивается, прикладываясь к иконам и ставя свечи, как себя вести по отношению к нему?» Наверное, имеется в виду, как себя вести и сотрудникам, и прихожанам.

– Сотрудники храма должны подойти к этому человеку и стоять рядом с ним, ничего не говоря.

А что делать нам, прихожанам? Я бы, наверное, его выперла. Я вошла в храм и вижу, что он там шатается, от него пахнет перегаром. Как быть?

– Если пахнет перегаром, это уже дело сотрудников храма, охраны. Они должны выводить...

То есть надо обратиться к сотруднику храма и сказать, что стоит человек, от него сильно пахнет, имеется подозрение, что он выпил.

– Если человек просто стоит, сотрудник встанет рядом, потому что через две-три минуты человек может сам уйти. Если начнет шататься по храму, то нужен индивидуальный подход. Но надо дать возможность человеку поприсутствовать. Почему? Потому что неверующий человек вылетает из храма как пробка из бутылки. Когда я исповедую людей, я еще много наблюдаю. Человек зашел в храм, поставил свечу, перекрестился, пробыл несколько секунд и выходит из храма. Человек, который не ходит в храм, почему-то не может в нем долго находиться. Но я знаю, почему. Потому что, пока он чувствует свое несоответствие, то есть его святыней «накрывает», – срабатывает плюс на минус. Поэтому здесь нужна деликатность.

То есть нам, прихожанам, надо свои чувства смирить и не хозяйничать в храме.

– Да.

Спасибо, батюшка. Время программы закончилось. Вопросов очень много, думаю, мы будем отвечать на них по мере их поступления. Кстати, наши телезрители могут сами предложить какие-то более серьезные темы для обсуждения, а не только задавать личные вопросы.

– Безусловно. Пусть пишут на мою страничку, и у нас будет личное общение.

Вы сказали, что у Вас шесть храмов, из них мы знаем два: Покровский храм и храм Апостолов Петра и Павла в Ясеневе. На сайт какого храма Вам можно написать?

– На личную страничку в Фейсбуке или на сайт Покровского храма.

Хорошо. Спасибо большое!

– До новых встреч! Мира, надежды, любви и мужества в защите наших с вами святынь.

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475