Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №6 (855) → Протоиерей Алексий Ладыгин: Духовная жизнь православного человека

Протоиерей Алексий Ладыгин: Духовная жизнь православного человека

№6 (855) / 9 февраля ‘16

Беседы с батюшкой

Отец Алексий, сегодня мы продолжим тему «Духовная жизнь православного человека», начатую в прошлой передаче. Мы остановились на таинстве Святого Причастия – и сразу вопрос от наших телезрителей: «Как часто можно причащаться и что является препятствием к Святому Причащению?»

– Прежде всего, дорогие братья и сестры, мы должны помнить о том, какое значение в жизни любого христианина имеет таинство Евхаристии, или таинство Святого Причастия. Евхаристия – это центральный момент богослужения, средоточие всей христианской жизни. Только через это таинство открываются для нас двери в Царство Небесное и мы становимся причастниками Божественного искупительного подвига Самого Господа нашего Иисуса Христа. Не случайно в 6-й главе Евангелия от Иоанна особо подчеркивается, что мы обязательно должны приступать к этому таинству: «аще не снесте Плоти Сына Человеческаго, не пиете Крове Его, живота не имате в себе». Каждый христианин должен помнить и эти, и другие слова Господа нашего Иисуса Христа: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем». Поэтому это таинство имеет огромнейшее значение.

Как часто нужно причащаться? Конечно, причащаться нужно согласно правилам нашей христианской жизни. В древние времена любой христианин, который приходил на богослужение, Литургию, всегда причащался Святых Христовых Таин. В жизнь современных христиан, конечно, внесены некоторые коррективы – самой жизнью, в которой присутствует много суеты, не позволяющей нам часто испытывать свою совесть и быть готовыми причаститься за каждым богослужением. Но если мы готовы ко Святому Причастию, то можем причащаться очень часто, хоть каждый воскресный день, потому что, как говорит апостол Павел: «Кто отлучит нас от любви Божией?» Но для этого, конечно, нужно вести христианский образ жизни – не образ жизни светского человека. И все же среди населения такого огромного города, как наш, есть большой процент христиан, живущих благочестивой жизнью.

Что входит в понятие благочестивая христианская жизнь? Прежде всего это выполнение минимального правила, которое возлагает на нас Святая Православная Церковь, – исполнение поста. Некоторые говорят, что соблюдают только Великий пост, другие придумывают себе еще какие-то правила, но мы знаем, что в жизнь всякого православного человека уже традиционно вошли четыре поста: Рождественский, Петровский, Успенский и, конечно же, Великий. Кроме того, у нас есть и однодневные посты, о которых мы тоже не должны забывать, – это среда и пятница, установленные в честь спасительного подвига, смерти и воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Пост в эти особо почитающиеся у христиан дни совершается всегда, за исключением сплошных седмиц, когда разрешается вкушение любой пищи. Тот, кто соблюдает среду и пятницу, молится утром и вечером, посещает храм Божий, избегает грубых грехов, которыми исполнен мир, может причащаться каждое воскресенье без какого-либо дополнительного поста (как говорит нам сегодня священноначалие). У кого есть возможность, может приготовить себя к этому особенному дню лучше, прочитав в субботу молитвенное Последование ко Святому Причащению, заложенное в наших молитвословах. Так что для таких христиан нет никаких препятствий приступать к Святой Чаше и причащаться и каждый воскресный день, и в дни великих и двунадесятых праздников, и в дни значимых святых, почитаемых тем или иным человеком. Поэтому причащаться нужно чаще.

Раньше бытовало мнение, что достаточно причаститься хотя бы четыре раза в году, в течение постов, когда человек действительно ведет благочестивый образ жизни и испытывает свою совесть, но это установленный минимум. На самом деле, по апостольским правилам, если человек в течение трех недель (трех воскресных дней) не причащался без уважительной причины, он сам себя отлучает от Церкви, становится как оторванная веточка от лозы. Пребывая долгое время без Святого Причастия, мы становимся духовно опустошенными, теряем мир и покой (человек потому и становится беспокойным, что у него происходит внутреннее духовное истощение), становимся более раздражительными, угрюмыми, суровыми. Все это по причине того, что мы пренебрегаем Святым Таинством Евхаристии. А если человек еженедельно причащается, он становится умиротворенным и спокойным; просветляется не только душа и сердце, но даже внешний облик человека. Мы не должны доводить себя до такого состояния, когда можем потерять внутренний мир и набрать такие грехи, которые лишат нас возможности иметь единение с нашим Господом и станут препятствием к Причащению Святых Христовых Таин. У благочестивых людей, ведущих подлинно христианскую жизнь в нашем современном мире, нет никаких препятствий для частого Причащения Святых Христовых Таин.

Но в то же время каждый человек должен помнить о недопустимости недостойно подходить к Святой Чаше. Необходимо всегда испытывать свою совесть и стремиться к очищению души и сердца. Нужно избегать и такого положения: если я грешный, недостойный человек, не могу и не хочу исправляться, значит и причащаться не буду. Это одно из лукавств современного мира; таким образом человек сам себя просто-напросто отлучает от Христа. Не нужно самим принимать решение, стоит или не стоит причащаться. Всегда, когда возникает такой вопрос, необходимо спросить совета у своего духовника или приходского священника, которые разъяснят и подскажут, что нужно делать для того, чтобы действительно достойно подойти к Святой Чаше.

Одни люди говорят, что дни подготовки к Святому Причащению кажутся им очень суровыми; другие – что очень большое молитвенное правило, которое они не могут осилить; третьи не могут отлепиться от телевизора, потому что привыкли его смотреть каждый вечер (хотя бы новости). Во всех этих вопросах присутствуют некоторые нюансы, которые невозможно учесть; невозможно решить все проблемы сейчас, перед камерой или по телефону, но всегда есть возможность обсудить эти вопросы с духовным отцом или приходским священником. Само по себе молитвенное правило идеально, и христианин должен стремиться его выполнять, но если человек обладает какой-то немощью или только входит в церковную, духовную жизнь, допускаются послабления (необязательно, например, вычитывать полное молитвенное правило и так далее). Начинать нужно с малого, а потом уже понемногу, потихонечку войти в то молитвенное правило, которое установлено Святой Церковью.

Батюшка, а может ли человек определить, достойно или недостойно подготовился он к принятию Святых Христовых Таин? Какой критерий здесь может быть?

– Это от лукавого. Человеку невозможно определить меру своего собственного достоинства, потому что тогда он выступает в роли Самого Господа, в роли Высшего Судии, Который один только и может поставить нам оценку. Меру достоинства может определить духовник или священник, к которому мы придем на Исповедь перед Причастием; он может сказать, можно нам причащаться или нельзя. В практику нашей церковной жизни прочно входит правило исповедоваться вечером, за вечерним богослужением. После Исповеди православный человек берет благословение у священника: «Батюшка, благословите завтра причаститься, могу ли я продолжить подготовку к Причастию?» И духовник или священник отвечает примерно так: «Да, конечно! Бог Вас благословит, готовьтесь – и завтра встретимся на святой Литургии, вместе будем молиться». Так что меру своего достоинства христианин определить не может, а если допускает это, то можно сказать, что он находится в прелести.

Подводя итог в этом вопросе, можно сказать, что человек не может самостоятельно определить меру своего достоинства или недостоинства, подходить ему к Чаше или не подходить. Все эти вопросы должны решаться священником перед Литургией, так?

– Совершенно верно.

Но дерзать нужно?

– Дерзать нужно. И стремиться нужно, ведь самое радостное и спасительное на земле – это Святая Евхаристия, выше этого ничего нет и быть не может!

Следующий вопрос от нашей телезрительницы: «Как научить детей благоговению? Ребенку скоро шесть лет, очень подвижный, в церковь ходим почти каждую субботу – к чтению Евангелия, на полиелей, а в воскресенье – к Причастию. В церковь ходим с младенчества: он знает, как нужно себя вести, но все равно разговаривает, не может постоять спокойно, пока читают Евангелие. Дочь (два года) копирует его. Может, стоит ограничить посещение храма? Но тогда как будет посещать детей благодать, подаваемая через Причастие, и слышание слова Божиего?»

– Я не думаю, что нужно реже ходить в храм. Дело здесь не в этом, а прежде всего в том, что необходима строгость матери: ребенок должен находиться вместе с ней, стоять рядом, чтобы каждая мамочка имела возможность следить за ребенком и вовремя его одернуть. Конечно, дети бывают разные. Бывает и такое, что ребенок в свои шесть лет может с радостью стоять все богослужение (ведь в шесть лет это уже большой ребенок). Я вспоминаю своих детей, в это время они уже стояли в алтаре и вели себя достойно, потому что с ними рядом стоял и молился отец, и для них, конечно же, было очень важно видеть отца – молящегося, совершающего богослужение. При отце они как-то боялись вести себя плохо, потому что отцовский взгляд от престола Божиего иногда падал и на них. Поэтому могу сказать, что дети, как правило, рядом с родителями ведут себя достойно. Проблема именно в этом.

Иногда бывает, что мамы приводят детей, сами молятся, а дети занимаются в храме чем угодно: кто бегает, кто разговаривает, кто рисует, кто еще чем-то занимается. А бывает, без присмотра бегают и по церковной территории: начинают рисовать прямо на храме, прыгать на помосте (были у меня такие случаи), специально изготовленном для инвалидов; катаются, забираются по электрическим столбам… В летний период проще: мы соорудили в парковой зоне детскую площадку, где дети могут немножко себя занять – до помазания или Причащения. Сегодняшние приходы в отношении детей предлагают какие-то компромиссы.

А я вспоминаю свое детство. Я рос в верующей православной семье, не священнической, а простой православной семье, и было нас у мамы восемь детей. Всех нас она водила в храм, причем добираться туда нужно было на рейсовом автобусе. Вот так все мы выходили и шли за мамой, как цыплятки за наседкой. И в храме стояли все в ряд; рядом с мамой – самые подвижные и младшие. Конечно, стоять было тяжело, переминались с ноги на ногу, но мама запрещала нам перемещаться по храму. Более того, она смотрела, крестимся ли мы, как воспринимаем ектеньи. И если священник произносил возглас: «главы ваши Господеви преклоните», а кто-то из нас стоял с открытым ртом и поднятой кверху головой, можно было получить от мамы и подзатыльник, потому что она видела, что мы – вне богослужения и мысли наши где-то летают. Таким образом, она собирала нас, заставляла сосредоточиться. Вот это строгое воспитание и дало результат – любовь к богослужению.

Поэтому самое главное, наверное, чтобы дети всегда находились рядом с родителями; чтобы родители могли приглядывать за детьми, учить их молиться, благоговейно стоять в храме во время богослужения. Если это не получается (ну, бывают такие дети), тогда нужно ходить в храм с небольшими ограничениями: приходить чуть позже, не к началу богослужения: побывать на полиелее, послушать Евангелие, помазать ребеночка, еще немножко постоять на богослужении и после песни Богородицы, великого славословия, идти домой. Самое главное – не переусердствовать, чтобы ребенок не почувствовал, что надо употребить какую-то хитрость, найти какую-то лазейку, чтобы поменьше молиться или не молиться вообще, пораньше уйти из храма или не ходить вовсе. Я вспоминаю свою маму – какая была бескомпромиссность! Мы ничего не могли сказать маме, мы должны были стоять рядом с ней – и точка. Потом мы просто смирились с этим, привыкли: молились и хорошо себя вели.

Вопрос телезрительницы: «Я хотела бы спросить, грешно ли заниматься разгадыванием кроссвордов? Под старость лет стала очень плохая память, и этими кроссвордами я как бы ее тренирую».

– Ну, память на старости лет, тренируй или не тренируй, уже не та. Приходит время, когда, может, и хорошо, что память наша уходит, чтобы мы не помнили того, что нам не нужно. Это первый момент. Ну а второй – кроссворды, конечно, сами по себе ничего не значат, на душу и сердце не действуют, но праздное проведение времени неполезно для христианина. Вы же используете то время, которое могли бы направить на чтение, например, Иисусовой молитвы. Господь дал бы вам не просто память, которая помнит все – и нужное, и ненужное, а память смертную: помнить о грехах своих, даже тех, которые вы забыли, – грехи детства, юности. Вы сможете вспомнить и раскаяться в этих грехах. Господь будет ограждать вашу память, и вы будете помнить о нужном и не помнить ненужное. Поэтому лучше всего это время посвятить, конечно, молитве. Ведь если правильно, по-настоящему молиться, это не может занимать пятнадцать минут утром и двадцать вечером и еще между делом – «Господи, помилуй», или когда что-то плохо, то посердечней и со слезою. Настоящая молитва христианина длится часами, и когда вот так, по-настоящему, кто-то научится молиться, тогда, вслед за старыми людьми (еще в те времена, когда я был ребенком, так говорили) можно будет сказать: «Я сегодня в сладость помолилась». Вы пока этому не научились, но у вас еще есть время. Если вы почувствуете, что молитва ваша – в сладость, а кроссворд – в отвращение, то значит вы ведете правильную христианскую жизнь; а если кроссворд – в сладость, а молитва – внатяжку, тогда можно сказать, что это неправильная духовная жизнь.

Еще такой вопрос: «Можно ли совмещать Иисусову молитву с работой?»

– Конечно, можно. Если работа не требует какого-то внутреннего сосредоточения, решения каких-то задач, если ты не преподаешь лекции студентам, а это скорее работа руками, физическая работа, то, конечно, лучше читать Иисусову молитву, нежели блуждать где-то умом, о чем-то мечтать, находиться в каком-то призрачном состоянии. Ведь Иисусову молитву монахи читают и во время Божественной литургии. Они могут одновременно и сердце возгревать Иисусовой молитвой, и ум свой занимать молитвой, совершающейся в церкви. Ум воспринимает Божественную литургию, а сердце молится Иисусовой молитвой. Тогда и все человеческое естество охватывается этим молитвенным пламенем, и человек, пребывая в такой благодати, не хочет от нее отходить. Помните, в патериках рассказывается о старцах, которые не хотели выходить из храма и расстраивались, когда слышали звон колокола, возвещающий им об окончании богослужения?

Отец Алексий, как быть тем людям, которым в связи с утомляемостью на работе за неделю не всегда удается посетить в субботу вечернюю службу? Усилить молитвы и духовное чтение дома или понуждать себя и все-таки постараться присутствовать на всенощном бдении?

– Я думаю, что нужно понуждать себя и идти на всенощное бдение. Ведь как человек иногда думает: он очень сильно устал, ему ничего не хочется ни делать, ни даже погулять после работы. Я вот по себе знаю: иногда так устанешь, думаешь, сейчас пойду лягу и буду лежать, а потом – нет, дай-ка я немножко погуляю вокруг церкви. Сделаешь кругов двадцать-тридцать, и силы откуда-то прибавились, энергия появилась… И думаешь: вот тебе на! Казалось бы, после такой занятости нужно отдохнуть, полежать, а погулял, походил – сил набрался, бодрости, крепости, и отдыхать уже не хочется, а хочется опять заниматься какими-то делами. Так же и в этом случае. В храм идти не хочется, лукавый тебе шепчет: «Ты устал, отдохни, ты так трудился». Ложишься, включаешь телевизор, проходит весь вечер, а на душе – пустота! А порой бывает, слышишь ангела-хранителя, который говорит: «Да ладно тебе! Сходи в храм Божий, не ленись, помолишься, послушаешь удивительные церковные песнопения, батюшка тебя маслицем святым помажет, вместе с народом споешь песнь Богородицы «Величит душа Моя Господа» и пойдешь себе домой!» И действительно, приходят люди, помолятся, сил наберутся, всенощная уже закончилась, а народ не уходит, толпится еще минут тридцать-сорок и потом уже идет домой. Почему так? Казалось бы, весь народ у нас, в столице, работает. А потому что не поленились, пошли, духовно насладились. Потому что Господь дал благодать, и она укрепила, наполнила тебя не только духовно, но и физически, ты почувствовал бодрость. Приходишь домой – и еще такой резвенький – вроде и устал, а душа поет. Хочется еще и ужин приготовить, и с домашними пообщаться, рассказать, кого в храме видел, какая служба была, как хор сегодня пел, слава Богу, и батюшки все на месте были. У нас ведь как: верующие люди, наши постоянные прихожане, все отслеживают в храме – они этим живут. Бывает, пропустишь воскресный день по благословению священноначалия (где-то служишь или в командировке бываешь), приходишь в храм, а бабушки с порога: «Ты где, батюшка, был»? – «Как где был? Когда?» – «А Вас в прошлое воскресенье на службе не было! Почему?» И вот я отчитываюсь перед своими бабушками, перед нашими прихожанами, где я был, что делал. А то и заранее предупреждаю: «Братья и сестры! В следующее воскресенье меня не будет, я буду служить (там-то) с Преосвященным нашим Владыкой, поэтому подъеду к концу всенощной. Если кто будет меня ждать, отвечу на вопросы или исповедую». То есть прихожане живут уже единой жизнью, единой семьей. Вот когда устанавливаются такие отношения, тогда уже не возникает вопроса – стоит идти на всенощную или не стоит. Приходишь, чтобы увидеться, вместе помолиться, духовно насладиться и получить бодрость, с которой потом идешь домой. (Окончание в следующем номере)

Расшифровка:
Наталья Коваль

Полную версию беседы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475