Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Екатерининский собор → Инна Анатольевна Мишарина: «Мощи святой Екатерины в России не были ни разу – такое в России происходит впервые»

Инна Анатольевна Мишарина: «Мощи святой Екатерины в России не были ни разу – такое в России происходит впервые»

Екатерининский собор

Несколько десятков уральских журналистов отправились в Египет, чтобы посетить храм, где хранятся мощи покровительницы Екатеринбурга святой великомученицы Екатерины. Вояж начался в Екатеринбурге, прошел через Краснодар-Екатеринодар и вышел к своей финальной точке – египетскому Шарм-эль-Шейху. Здесь, неподалеку от раки с останками святой Екатерины (находится в монастыре на полуострове Синай), журналисты повстречались с благотворительницей Инной Мишариной-Андреевой – супругой свердловского губернатора Александра Мишарина. Так получилось, что именно она стала помогать в реализации небывалого прежде проекта по доставке мощей в Россию. «Новый Регион» смог пообщаться с Инной Анатольевной и узнать, когда мощи доставят в Екатеринбург, что она думает о восстановлении храма на площади Труда и считает ли себя «первой леди» Свердловской области.

– Инна Анатольевна, через несколько часов нам предстоит посетить монастырь Святой Великомученицы Екатерины, который расположен на полуострове Синай. Вместе с тем появилась информация, что мощи святой будут доставлены на территорию России – скажите, так ли это?

– На самом деле надо сказать большое спасибо Владыке Викентию – это он постарался. Мы уточнили: мощи святой Екатерины в России не были ни разу – ни одна из частей. Там много частей – позвоночник, глава и рука и, по-моему, что-то еще… Такое в России совершенно точно происходит впервые. Договориться о доставке мощей было непросто. Я вообще считаю, что Владыка Викентий в области немного недооценен – можно по-разному относиться к разным действиям архиепископа, но то, что Ганина яма существует и Храм-на-Крови есть – это факт. Когда я первый раз приехала в Екатеринбург, то зашла в туристическое агентство и взяла перечень экскурсий для туристов. Вот приехала моя мама, например, – куда ее повезти? Ганина яма, Храм-на-Крови, Верхотурье. И экскурсия по городу, которая включает в себя, опять-таки, все то же самое. Это я к разговору о том, что и эстетически город тоже наполнен – благодаря стараниям в том числе и Владыки Викентия.

Также немногие знают, что Владыка привез в Екатеринбург раку Серафима Саровского. И, кстати, интересная вещь – как только святыня пришла в собор, сразу же началось бурное развитие города. Случайность, не случайность? Все это принимают по-разному. И есть многие подобные моменты, которые Владыка, наверное, не очень-то и озвучивает – как человек православный и в этом плане достаточно сдержанный.

Сегодня очень часто звучат слова «мистический», «сакральный». Я очень не люблю эти слова – я их даже вычеркиваю из речи, потому что люди порой неправильно их воспринимают: на уровне каких-то шарлатанских явлений – знаете, «давайте я вам погадаю по руке и вылечу все ваши болезни». В действительности – это уникальное событие, что к нам приезжают мощи. Это, правда, было сделать достаточно непросто. Возникали препятствия, даже анекдотичного свойства, возникали там, где, казалось бы, их быть не должно…

– А когда это произойдет?

– Мы планируем, что привезем мощи первого декабря в Москву, поскольку Патриарх Кирилл попросил, чтобы мы провезли святыню с заездом в столицу. В Москве мощи находятся пять дней и пятого декабря они приезжают в Екатеринбург. И с 5 до условно, опять-таки, 25 декабря мощи находятся в Екатеринбурге. Важно понимать, что конечная точка прибытия мощей – это именно Екатеринбург. Москва как бы транзитом.

– Насколько мы понимаем, для верующих людей это событие большого масштаба?

– Да, это достаточно важное мероприятие… Вообще, готовясь к этой поездке, пока не заболела бронхитом, я пробежалась по Москве, заехала в церковь Святой Екатерины на Ордынке и поняла, что литературы-то по этой теме не так много. И удивилась. Екатерина – святая очень почитаемая, а в современной литературе информации о ней очень мало.

– Сегодня снова был поднят вопрос о реконструкции храма Святой Екатерины в Екатеринбурге. При этом мы знаем, что горожане реагируют на такие планы неоднозначно. Очевидно, Вы прекрасно видите и осознаете происходящие процессы. Ведь объективно сложилось, что часть людей верует, а другая нет. Как, по Вашему мнению, поступать, чтобы острые грани, когда порой доходит до радикализма, можно было сгладить – совместно обсуждать и приходить к «общему знаменателю»?

– Понимаете, нельзя человека убедить и заставить верить. Есть очень хорошие произведения Иоанна Златоуста – одно из них называется «Послание к верующему отцу», другое – «Послание к неверующему отцу». И я решила прочитать «Послание к неверующему отцу». Когда начала читать, то изумилась: точка отсчета такова, что сегодня этот человек кажется неверующим, а затем…

Все измеримо в разных степенях – убедить кого-то нельзя. Была одна очень интересная монахиня – я еще в студенческие годы удивилась ее высказыванию. Она сказала: «Вы знаете, изменить человека невозможно». А я-то по молодости как раз думала – можно! Вот мы сейчас убедим, все покажем… Невозможно. Это случается крайне редко – в избранных жизненных моментах и, как правило, под влиянием либо трагических событий, либо сильных потрясений. Что-то происходит в сознании человека, и он начинает по-другому смотреть на мир.

– А как екатеринбуржцам тогда поступить?

– Из того, что я вижу, мое личное мнение – спор тут бесполезен. У меня в жизни были разные ситуации – вы знаете, что я работаю в сфере IT, а это самая неверующая сфера, которую только можно представить. У меня коллектив был – «Бауманка», физтех МГУ – люди гениальные каждый в своей мере, как правило, непризнанные гении. И поэтому там разговоры были еще те…

Между тем, у нас совершенно замечательные отношения с людьми, которых я знала 20 лет назад – и неверующими в том числе. У меня много друзей – в том числе мусульман, иудеев, – и все мы нормально общаемся. Так почему же на уровне личностного общения мы можем найти общий язык? Наверное, потому что мы оцениваем в человеке позитив. И на самом деле истинно православный человек не может кого-то не любить. Как он может не любить иудея, если Богородица – самая чистая женщина, достойная Бога – была иудейкой…

Возникшее же в Екатеринбурге непонимание – это, мне кажется, просто отсутствие желания говорить здраво. Возможно, это иногда работает и политическая ангажированность людей, которым интересны конфликты сами по себе. Есть ряд людей, которые своей профессией делают конфликты. А если их нет – значит, они остаются без работы.

– Вы имеете все больше входящий в моду самопиар?

– Да, пиар в плохом смысле. На самом деле, люди должны все обсуждать и приходить к какому-то консенсусу. Весь мир построен на компромиссах – мы никогда не достигнем истины в полном объеме. Просто надо слышать и слушать людей – об этом я и говорю. Однако порой некоторые вещи переходят на уровень нездоровья – это мое личное мнение.

– Ваши профессия, мысли, говорят о наличии собственного мнения, которое вы прямо высказываете – Вам легко это делать?

– Меньше всего я бы хотела говорить о себе. Уже написали статью обо мне один раз – думаю, что этого будет вполне достаточно. Все, что нужно знать, там уже есть.

– Но ведь есть помимо работы определенный ранг – Вы, наверное, будете принимать участие в общественной жизни Урала… Вот, например, был организован журналистский тур, который снарядить было реально тяжело…

– Кто меня знает давно – например, мои бывшие коллеги, те в курсе, что такого рода вещи я делаю всю свою жизнь. Вне зависимости от статуса и ранга – например, когда я еще совсем замужем не была. Если я вижу, что проект мне нравится, что он полезен для людей – я за него берусь. Каждый человек – даже с самым небольшим уровнем IQ – в силу ряда причин на каком-то этапе жизни задумывается о чем-то глобальном. Мне кажется, что эти мысли приходят на уровне инстинкта самосохранения – для чего это все, для чего мы живем?..

– Получается, что духовное просвещение – это один из способов достичь саморефлексии? А как Вы думаете, что этому может способствовать? Какие сферы у нас остаются незатронутыми – нормальное, человеческое отношение к пожилым людям, что-то еще? Лично бы Вы на что обратили внимание общества?

– Я бы хотела обратить внимание общества и каждого из его представителей конкретно на них самих. Надо заглянуть внутрь самого себя, надо задумываться, а правильно ли человек живет, все ли он делает, чтобы сделать красивым свой дом, поправить здоровье, внешность? Или есть еще что-то более важное в жизни – например, что с годами останется после него. Если каждый человек начнет хоть немножечко думать об этом и делать небольшой шаг к тому, чтобы, например, не мусорить на улице, не парковать машину в неправильном месте – уже будет результат. Если ты на своем уровне делаешь хоть сколько-нибудь, и понимаешь, что ты делаешь, значит, ты думаешь и о других.

– Еще и потому, что статус обязывает? Ведь обычно к первым лицам приковано внимание общества.

– Меньше всего мне нравится звание «первой леди» – я вообще ненавижу эту фразу, она мне не нравится ни с какой стороны. Никто не может быть первым – это совсем неправильно. Это штампы, клише, которые не передают тяжелую жизнь и рабочие будни всех «тех самых». Потому что на самом-то деле это ограничение свободы, «аквариумная» жизнь и большая нагрузка со всех сторон.

Александр Родионов, Елена Васильева
«Новый Регион»

Екатеринбург – Краснодар – Шарм-эль-Шейх

Фоторепортаж

Другие материалы...

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Храм Святой Екатерины

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475