Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №35 (980) → А. А. Щеголев, доцент Института психоанализа, врач-психотерапевт: Тщеславие – форма психологической зависимости?

А. А. Щеголев, доцент Института психоанализа, врач-психотерапевт: Тщеславие – форма психологической зависимости?

№35 (980) / 11 сентября ‘18

Психология

Среди грехов, в которых Церковь призывает верующих каяться, называется грех тщеславия. Любому из нас хочется выглядеть в глазах окружающих лучше, чем мы есть на самом деле, каждый стремится занять не последнее место в том социуме, в котором он вращается, и любому нравится, когда его хвалят, ценят и не ругают. Тщеславие – форма психологической зависимости? Многочисленные СМИ, реклама, шоу навязывают мнение, что хорошо быть богатым, успешным человеком и плохо быть обычным, посредственным. Что Вы думаете об этом?

– Думаю, навязывают это представление люди с не совсем чистой совестью, которые, может быть, заполучили те же самые богатства непонятно каким способом. Теперь они хотят реабилитировать свое имя, поэтому идет пропаганда того, что все должны быть богаты – вот они сумели стать богатыми, чего-то добились в этой жизни, сумейте и вы. Логика такая. В принципе, сейчас социальный мир современного человека такой – все бросились делать карьеру. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что люди озабочены тем, что надо чего-то достичь, каких-то высот, обязательно чего-то добиться во что бы то ни стало. Я всегда говорю: «Вдумайтесь в слово “добиться” – это “добить себя”». Нередко люди и занимаются «добитием» самих себя. Это обычно идет от внутренней неустроенности, неуверенности.

Человеку хочется, так или иначе, позиционировать себя в социальном мире на какой-то высоте, иначе он чувствует себя плохо, раздавленным, зависимым от множества всяких факторов, которые не в его власти. Поэтому есть стремление компенсировать внутренний ущерб достижением каких-то высот: «Непременно достигну, стану большим начальником, боссом, у меня будет много денег». Конечно, очень много разговоров, как плохо быть бедным и как хорошо быть богатым...

Насколько мне приходится общаться с представителями разных слоев населения, обычно бедность – не причина поиска богатства: обычно к богатству стремятся не от бедности, а от жадности – жадным людям всегда будет мало. Вот у Диогена как-то спросили: «Как ты думаешь, этот человек богат?». Диоген сказал: «Денег у него много, а вот не знаю, богат ли… Богат тот, кому достаточно того, что он имеет, а беден тот, кому постоянно всего не хватает». Поэтому нередко встречаешь людей бедных, – по сути своей, духовно бедных: у них все представление о счастье исключительно в материальных пределах, и не более того.

Человек преодолевает сложные обстоятельства своей жизни не только за счет достижения высокого социального статуса – ему так или иначе очень важен духовный ресурс. Препятствия, которые он встречает в жизни, трудности, с которыми он сталкивается, включают не только его социальную, профессиональную активность и так далее, – они включают еще и духовный ресурс. Для русского человека это особенно важно: думаю, Россия – не такая страна, где будет все комфортно, где нет никаких проблем. Этого нам не дано. Русский человек, находясь в сложных условиях выживания, так или иначе, начинает опираться на свою духовность. Духовность становится некоей альтернативой вот этой «истошной» социальной деятельности. Самое главное в человеке – это, как в старину говорили, его благонравие, благочестие, благолепие и благочиние.

Альфред Александрович, можно ли сказать, что ценность человека определяется мнением окружающих?

– Часто говорят: современный мир – это мир городского неврастеника. Самый распространенный невроз – неврастеник постоянно смотрит на себя глазами окружающих, причем выдуманным взглядом. Он строит свою самооценку на вот этих негативных ожиданиях. По сути дела, он не знает своей настоящей самооценки.

Самооценка – это основа основ для удовлетворительного функционирования личности. Если я чувствую себя раздавленным, растоптанным, если я никто, ничто и звать меня никак, если я, по слову Достоевского, «тварь дрожащая» и никаких прав не имею – это одно самоощущение. А другое ощущение: да, я человек, я знаю свое место в этом мире, мое место – это мое место, никто меня заменить не может. Каждый хорош на своем месте – мы же не будем требовать от дуба, чтобы он яблоки рождал, а от яблони не будем требовать крепости дуба.

Вот это самоощущение, когда человек адекватно оценивает себя, дорогого стоит. Ведь что такое тщеславие? Там два слова – «тщета» и «слава»; по сути дела, тщета – пустое что-то, «пустославие». Тщеславный человек имеет завышенное самомнение, основанное не на настоящих его качествах, не на достоинствах, действительно имеющихся у него (у каждого человека они есть), но он себя оценивает по воображаемым достоинствам: вот, он вообразил себе, что он самый умный, имеет безупречный вкус, что его мнение – определяющее, самое правильное, что он – совершенство, которому не повезло жить среди всего этого несовершенного народа. Это всегда говорит о большой личностной проблеме.

Обычно такая зависимость самооценки от мнения окружающих ведет к формированию у человека комплекса неполноценности, который заставляет его искать невротический смысл жизни – человеку нужно так выстроить сценарий своей жизни, чтобы не только он, а прежде всего окружающие сказали: «Ах!». Вот он живет этим, а по сути дела – все это пустота.

Хорошо, а как найти золотую середину между желанием нравиться и тем, чтобы оставаться самим собой, – ведь даже Чехов сказал: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли»?

–Золотая середина – самый трудный вопрос. Вообще, когда человек остается самим собой, он не озабочен мотивом, как он выглядит в глазах окружающих, – он очень хорош. Например, маленькие дети – почему их кинематографисты любят снимать? Дети такие, какие они есть, никакие маски на себя не надевают. Животные – такие, какие они есть: радость – значит, радость, уныние – значит, уныние, хвост повесил и тому подобное. Это полная внутренняя адекватность самому себе, аутентичность, как говорят в психологии. А нравиться – ну, женщине, наверно, это совершенно необходимо, в женской природе заложено желание призвать человека, который как-то ею вдохновится, впечатлится. Это абсолютная норма, так и должно быть.

Мужчины обычно глазами любят, вначале видят предмет, восторгаются им, а дальше уже строится система взаимоотношений – вот там-то самое дивное, там требуется духовность, там требуется душевность. Если отношения построены только на одних физических параметрах – «я хороша, он тоже хорош – «рельеф мускулатуры», он весь такой холеный» – ну и что? Да, может. На какой-то момент это вызовет восхищение (кстати, у не очень умных людей), а потом будет разочарование: ничего нет, пустое.

А человек, который заполнен собой, находит свою стезю, свое звучание… Представьте себе, что Моцарт всю жизнь работал бы бухгалтером, – наверно, это было бы не то. Наверно, он должен был реализовать себя. Для человека мало быть адаптивным в социуме, ему нужна еще и самореализация, ему необходимо проявить потенциал, который внутри него заложен… Чехов говорил, что кому известно счастье творчества, тому никакого другого счастья не нужно. Но это говорит творческий человек, а творчество необязательно писательское или композиторское, творчество может быть в самой жизни. Вот отношения между мужчиной и женщиной, самые пленительные, кстати, – там же бездна творчества. Романтический период начала любви дорогого стоит – там фантазия включается, весь духовный потенциал, человек себя человеком начинает чувствовать, а иначе – только подобие...

У меня много претензий к современному миру, воспитанию детей. Основная беда у нас – инфантилизм. Особенно убийственный он у мужчин: человек не может взять на себя ответственность, пожертвовать чем-то, проявить великодушие, ему женщина нужна как соска или конфетка, как мамка или нянька, у него ребенок появляется – он вообще уходит из дома: раньше он был в центре внимания, а сейчас все. Нужно воспитание личности, а личность формируется в процессе преодоления сложностей, невзгод за счет нравственного ресурса: чтобы был нравственный ресурс, должен быть нрав, а нрав формируется в первые 5 лет. Любовь матери к ребенку, любовь семьи, внимание к ребенку, игры с ним – вот это формирует нрав; из нрава будет вырастать нравственность.

Поэтому, когда говорят, что надо нравственность поднимать, это все равно что взмахом руки вырастить лес. Это же долгий процесс, можно сказать, молекулярный, сложный. Конечно, если человек имеет благой нрав, благонравие, тогда будет и благолепие, и благочиние, то есть я буду знать свой чин. Нельзя же думать, что я должен быть обязательно где-то наверху, у каждого свое, каждый хорош на своем месте. Мир многополярный, и каждый в этом мире, на земном шаре образует своеобразный полюс.

Спасибо, Альфред Александрович, за очень интересную беседу. Дорогие телезрители, рассуждая о тщеславии, святые отцы Церкви говорили, что в этом мире у нас нет ничего своего, кроме грехов, а все, что мы имеем, – ум, душа, талант, красота и материальные блага – это дары от Бога, которые нам нужно направлять в правильное русло, на благо ближних.

Записал:
Игорь Лунёв

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475