Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №30 (975) → Священник Константин Корепанов: Крещение Руси и таинство Крещения

Священник Константин Корепанов: Крещение Руси и таинство Крещения

№30 (975) / 7 августа ‘18

Беседы с батюшкой

Двадцать восьмого июля мы отметили день памяти святого равноапостольного князя Владимира и 1030-летие Крещения Руси, поэтому предлагаю поговорить сегодня об этом историческом событии и побеседовать о Крещении как о таинстве Православной Церкви. Итак, Крещение Руси. Какое значение имеет это событие в наши дни?

– Собственно, все наше государство и есть плод Крещения Руси. От Балтийского моря до Тихого океана – это плод Крещения Руси. Государственность русская – плод Крещения Руси. Русская культура (по крайней мере, та часть, которой мы гордимся и по которой нас знают в мире) – это плод Крещения Руси. Русская традиционная семья (и, к слову сказать, любая традиционная семья в любой стране мира) – это плод Крещения этого народа и плод Крещения этого государства. Потому что именно христианство придало правильные формы семье и создало как таковую традиционную семью в тех варварских народах, которые когда-то приняли Крещение.

Все это вместе – азбука, алфавит, русский язык – это плод Крещения Руси. Есть такой документ «Концепция духовно-нравственного воспитания гражданина России» – педагогический документ, фундаментальный для воспитательной работы в школе. Там напрямую педагогико-юридическим языком прописаны положения, что Православная вера является именно фундаментом, на котором выросла вся русская культура и русская государственность. Поэтому в воспитательной работе проходить мимо этого явления невозможно.

В наши дни, наверное, сочли бы, может быть, дикостью, если бы было насильственное определение религии для всего населения. Понятно, что большая часть населения принимала Крещение добровольно, но все равно часть людей, противных этому, была. Тем не менее, в наши дни есть еще государства, где происходит именно так, где насаждается не христианство. Можем ли мы говорить о допустимости насильственного привития веры населению, вспоминая события тех лет? Или с нашей колокольни, в современном состоянии, невозможно говорить о том, что можно было и что нельзя?

– Если говорить о насильственном Крещении кого бы то ни было, то понятно, что евангельское понимание крещения не предполагает вообще никакого насилия, и фактически его никогда и не было. Что касается Крещения Руси, речь идет об одном-единственном эпизоде – это Крещение Новгорода. Это единственное место, в отношении которого было действительно применено насилие, но не со стороны Церкви, а со стороны государства. И человек, который выступает в качестве крестителя, – это именно светское лицо, оно и обозначено как светское лицо. Не епископ, не священник, не монах это делал, это было светское государственное лицо, которое таким образом просто хотело предотвратить отпадение Новгорода к варягам, к языческому народу. И для того чтобы удержать его во власти Киева (это был очень важный, стратегический во всех отношениях город), было применено насильственное Крещение именно как государственное мероприятие.

Государство периодически в истории делало подобные ошибки. Не в отношении Крещения кого-либо, а очень часто это было в отношении борьбы с какой-нибудь ересью. Периодически такое бывало в истории Византийской империи. Государство – да, потому что других форм воздействия на народ государство, в принципе, и не знает... Либеральные модели государственности появились в XVII веке и были даже применены в каких-то странах, но в целом государство и есть аппарат принуждения, насилия.

В данном случае была использована для этого религия, могли использовать все что угодно, но это единственный такой момент. А во всех остальных порубежьях, во всех остальных народах – Муром, вятичи, поляне, древляне, Ростовская земля?.. Например, есть замечательное житие Леонтия Ростовского, епископа Исайи Ростовского, и там очень ясно показано, что никакого насилия не было, хотя население этих городов категорически сопротивлялось принятию христианства. Есть замечательный эпизод, описанный в житии князя Михаила Муромского и его чад, как они крестили Муромскую землю. Тоже каждый может почитать. То есть, за исключением Новгорода, князь Владимир просто оставил это, надеясь на действие именно Церкви. И Церковь никогда насилия не употребляла.

Можно ведь сказать не только о языческих племенах. Скажем, в отношении татар тоже никогда насилия не было. Недавно, 21 июля, было празднование в честь Казанской иконы Божией Матери. Оно как раз отражает, кроме самого чудесного события явления иконы Божией Матери, интересный срез истории Казани и истории христианизации Казани. Собственно, явление этой иконы помогло в христианизации Казани, потому что никаких силовых мер не было принято, а в духовных никто не знал, с чего начать. И вот это явление иконы стало точкой поворота, когда христиане Казани, то есть уже обратившиеся к христианству, в этой иконе нашли подтверждение своей вере. А те, кто сомневался, кто искал, колебался между исламом и христианством, увидели явное действие чуда Божиего. Когда на ваших глазах происходит столько исцелений, вы неизбежно поверите. Люди были простые сердцем, они очень мало читали, очень мало думали, они были очень просты и обращались туда, где видели явление Божией силы.

Поэтому насилие на самом деле в рамках христианского вероучения – это категорически невозможное явление жизни, но государство действительно иногда его применяет в своих целях. Это не только в России, но и в других странах. Иногда даже более худшие эпизоды встречались, например, в попытке христианизации шведского народа, да и много других разных явлений было. Или, например, 1066 год, нормандское завоевание Англии, достаточно христианского государства (очень давно христианского), но независимого государства: именно папа благословил это завоевание, разрушение сложившейся системы христианского устройства Англии, чтобы подчинить ее римскому диктату, именно диктату папы Римского. Насилие было гораздо более глубокое, именно со стороны Церкви.

Празднование дня Крещения Руси пройдет в России на церковно-государственном уровне. И вот если говорить об объединении славян, которые в то время были крещены, то можно ли сказать, что современные празднования являются поводом для духовного объединения, для такого ощущения, что все мы братья? Конечно, речь идет о Беларуси, Украине – тех странах, где отмечают это событие как свое, родное.

– Если хотите, это почти официальный меморандум. Буквально на этой неделе состоялось мероприятие в Москве, насколько я знаю, как раз посвященное 1030-летию Крещения Руси. И там, в частности, Владимир Легойда заявил об этом, вот эту самую мысль, которую вы сейчас озвучили: что для народов Беларуси, Украины, Молдавии это является связующим мостом. И крещение Руси – это тот фундамент, на котором выросли наши народы. Это некая фундаментальная общность... Вот на этом фундаменте выросла и состоялась история. В конце концов, государственность этих народов, культура этих народов выросли из того единого фундамента, что заложил крещением Руси Великий князь Владимир. Поэтому отрицать это – значит, рубить сук, на котором сидишь, это просто разрушать фундамент, на котором ты сам вырос. Это невозможно. И, конечно, все игры с этим явлением никогда добром не закончатся.

Тысяча тридцать лет – огромный промежуток времени, его нам вообще сложно представить. А вот есть время, которое, наверное, у многих в памяти, – это 1000-летие Крещения Руси, 1988 год, его еще называют вторым крещением Руси, когда, насколько я понимаю, было официально разрешено проводить церковные празднования. И в то время множество людей потянулось в храмы, чтобы в этот день совершить память равноапостольного князя Владимира, вспомнить историческое событие и принять таинство Крещения самому. Как Вы вспоминаете это время?

– Я сам это время не вспоминаю, потому что 1988 год – это как раз самый пик моего служения в рядах Советской Армии. Я служил с 1987 по 1989 год, поэтому, разумеется, никаких явлений, связанных с Крещением Руси, я не знал, не видел. Только слышал воспоминания верующих людей, которые это событие пережили. В 1988 году я не был верующим, но первый раз в церковь попал именно в 1989 году. И, как я уже потом понял, сама возможность того, что я переступил церковный порог, подошел к иконе, была обеспечена празднованием 1000-летия Крещения Руси в 1988 году. Потому что еще полутора годами ранее это бы не осталось без последствий. Молодой человек, студент советского вуза, секретарь комсомольской организации, демобилизованный из Советской Армии, с крестом на шее пришел в храм. Это не могло бы остаться не замеченным, тем более, что у меня родители были очень высокопоставленными людьми в городе Верхняя Пышма.

Но это совершенно никаких последствий не имело, и я ничуть этому не удивлялся, потому что (не знаю уж, как может быть по-другому) только потом, уже прожив достаточный период времени, узнав историю, я понял, что это именно последствия, эхо 1988 года. Для меня это оказалось значимым. Это тоже особая тема для разговора, но, как я понимаю теперь, мой путь к воротам храма, мой путь в Церковь оказался чудесным образом коротким. То есть, по сути дела, 1988–1990 годы – это пробуждение каждого думающего человека, все как будто проснулись и бросились что-то искать, и искали это где угодно...

Я знаю судьбы многих священников, сколько они скитались по разным сектам, общинам, обществам, прежде чем дошли до храма. У меня возникла мысль: как все вообще устроено, я просто пришел в церковь, тогда единственную в городе Екатеринбурге, хотя жил в Верхней Пышме. У нас ничего подобного не было, и мой путь оказался чудесным образом коротким. Только спустя лет пятнадцать я понял, какое это было чудесное явление, и до сих пор очень благодарю за это Бога, что Он просто взял меня за шкирку и прямо поставил перед воротами храма. Я не искал нигде ничего, просто сразу меня в нужное место ткнули. Очевидно, это было очень важно для меня, и я очень благодарен Богу, что это произошло.

Множество людей после 1000-летия Крещения Руси в тот год приняли таинство Крещения, множество людей нашли то, что искали. Но, к сожалению, были такие, кто, приняв таинство Крещения, не нашли того, что искали, и из ограды храма вышли. И они, может быть, до сегодняшнего дня находятся в таком состоянии... Как быть с этим, когда ты крещен, но не с Христом?

– Вы сами ответили на этот вопрос. Если бы человек искал в Крещении Христа, то, несомненно, он бы Его нашел. Если он искал не Христа, а что-то другое, то опять-таки несомненно, что он этого не нашел. Поэтому он вышел из ограды храма... Это честная, нормальная, хорошая позиция, чтобы определить свое дальнейшее бытие, допустим, как крещеного человека: нужно начать искать Христа. Потому что Крещение – это именно переживание образа Христа (мне не нравится протестантское выражение о «личности Христа»), бытия Христа, дела Христа, которое Он сделал. То есть человек встречается со Христом, для него именно Он Сам становится как живой Бог, ставший живым Человеком. Он становится для этого человека самым значимым. Тогда ни один человек не уйдет из Церкви.

Мне часто говорят о том, что вот эта причина, та и та причина оттолкнули людей от Церкви. Я знаю множество людей и могу сказать про себя: когда я первый раз зашел в храм, меня отругала женщина, которая стояла у подсвечника. Я только что пришел из армии, то есть буквально полтора-два месяца прошло, и у меня была татуировка на руке (я ее потом свел, но в тот момент она была). И она сказала: «Вот из-за этого ты никогда не спасешься». То есть: «перестань ставить свечи и иди вон, это бесполезно, потому что ты обречен на вечную погибель». Но это не вывело меня из церкви, хотя я зашел первый раз в храм и, разумеется, ничего еще не знал и вполне мог бы смутиться.

И потом в течение жизни я видел и слышал очень много разного, но ни меня, ни множество моих друзей, пришедших в конце 80-х – начале 90-х в храм, это не оттолкнуло, не вывело из церкви. И даже не могло вывести. Потому что любой пришедший в церковь понимает, что есть люди, которые немощны, больны, которые просто мало знают или мало умеют. Или просто у них плохое настроение. Это же не повод, чтобы выходить из церкви, мы же пришли не к этим людям и даже не к этой иконе, мы пришли сюда к Богу. Мало ли кого мы встречаем, придя к Богу. Мы принимаем всех, мы должны принять их всех, мы же пришли не к ним, мы пришли к Богу. Куда нам от Него идти?

Когда-то Христос спросил Своих учеников-апостолов, когда многие слушающие смутились Его словами: «Может, и вы хотите идти?». Они говорят: «Господи, куда нам идти? У Тебя слова вечной жизни». Вот это любой пришедший в Церковь человек должен сказать: «Господи, куда нам идти? Ты здесь живешь, куда я от Тебя пойду? Выйти? И что я буду делать, если Ты здесь живешь?». Но если люди вышли, я считаю, в этом ничего плохого нет.

Однажды один мудрый священник, которого я очень люблю и уважаю, переживал уход одной из своих подопечных. Он ее оглашал, крестил, работал с ней много, а она перестала ходить в храм. Он очень переживал, много молился, и долго он был расстроенный. И вдруг однажды звонит мне: «Я думал, она ушла из церкви, а она просто ушла в пустыню». Как Христос после крещения ушел в пустыню. То есть это такой образ, что человек просто переживает действие благодати, данной ему после Крещения. Он иногда начинает бороться, искать с сомнениями, с переживаниями, о которых раньше ничего не подозревал, начинает думать, начинает размышлять над разными вещами, читать.

А вообще-то он становится честным, то есть пытается определить свое собственное отношение к тому, что он узнал, что пережил и что услышал. Раньше он пришел в церковь, потому что это было интересно, потому что это было возвышенно, потому что был хороший священник. И вот его окрестили, и он начинает осознавать себя по отношению ко Христу. Он зачем в церкви? Потому что здесь хорал красивый, потому что хор, потому что иконы, потому что батюшка или потому, что цены низкие? Или потому, что здесь Христос? И вот этот процесс собственного определения по отношению ко Христу, Который живет в церкви, занимает порой несколько лет у человека.

Он вышел для того, чтобы подумать, зачем он сюда хочет снова зайти, – и этот некий тайм-аут может быть длиной в целую жизнь. Он вернется, но потому, что он осознал, что здесь Христос. Это гораздо важнее, чем когда человек ходит всю жизнь в храм, так и не пережив Христа: Он просто ему не нужен. Просто здесь хорошие люди, с которыми интересно общаться, он любит это общение. Христос? Какой Христос? Зачем? Да ладно, бросьте...

У меня был такой опыт встречи с человеком, который прожил в церкви, служа на разных послушаниях, гораздо больше моего, он уже пожилой человек. И вот однажды, когда мы собирались за столом по поводу празднования Преображения, кто-то из нас сказал: «Вот интересно, как это видеть Фаворский свет. Это же на горе Преображения, это же здорово!». Тот махнул рукой и говорит: «О чем вы говорите? Это ж все сказки, никакого Фаворского света не было, да и Христа тоже не было». И это человек, который прожил в церкви более 30 лет, работал даже в епархии. Вот он ушел на пенсию, но он все время был при храме, однако ничего не знает о Христе, он не верит во Христа.

Получается лицемерие. Потому что лучше по-честному признаться себе, что ты пока не готов. Да, я принял Крещение, но я возьму время подумать – вместо того чтобы ходить десятилетиями кивать головой, молиться, креститься, делать благообразный вид и забывать обо всем этом, выходя за порог храма. Мы помним евангельскую историю о крещении Спасителя в водах Иордана Иоанном Предтечей, которого Церковь именует Крестителем. Тогда, наверное, стоит поговорить о том, в чем был смысл омовения в водах Иордана еще до Пришествия Христа.

– Именно в ожидании Христа. Это была его первая важная задача, он говорит: «Я послан именно для того, чтобы указать на Того, Кто возьмет грех мира». То есть чтобы Христос не Сам на Себя показывал, а чтобы человек, уважаемый иудейским обществом, безупречный, как свидетель истинный, засвидетельствовал, что это и есть Агнец, берущий грех мира на Себя. А в целом его задача омовений была общей практикой. Мы знаем, например: Елисей посылал Неемана, чтобы он умывался в водах Иордана.

То есть это обычная пророческая процедура некоторых иудейских обществ того времени, которые именно в омовении через исповедание, через произнесение определенных исповедных формул очищали себя от грехов. Поскольку других священных рек в этой области не было, все приходили на Иордан. То есть он не делал нечто из ряда вон выходящее, он занимался общепринятой практикой того времени, просто сам он был человеком безупречным, потому что он почти ничего не ел, у него не было вообще никакой собственности. И у него было обличительное и пророческое вдохновение. Поэтому иудеи просто прониклись к нему особым уважением. В этом его главное назначение: он Предтеча, именно тот, кто должен указать на Христа.

А крестил он во очищение грехов, то есть это такое священное омовение, которое во многих народах присутствовало. Сакраментальной силы это омовение не имеет. Поэтому, например, в Деяниях апостолов описывается событие, когда пришел некий человек в Эфес, который знал только крещение Иоанна, а Крещение христианское не знал. Ему необходимо было восполнить этот недостаток, и апостолы это дело сделали. Акила и Прискилла, кажется, это дело осуществили, помогли ему лучше понять и принять крещение Святым Духом.

Как, собственно, и сейчас. Например, есть христианская традиция на территории России, так называемые кержаки, хотя там много разных названий. Но суть в том, что это старообрядцы, которые потеряли священников, и за неимением священников они принимают Крещение только в воде с произнесением крещальной формулы: «Крещается раб Божий…». Разумеется, читают необходимые молитвы, требники у них есть, но они не знают крещения Святым Духом, не знают таинства Миропомазания. И когда подобный человек обращается в церковь, хочет стать членом Церкви, восполняется это Крещение, то есть над человеком совершается таинство Миропомазания. Потому что (по вере Церкви) самого по себе только крещения водой, омовения водой недостаточно для полноты церковной жизни.

Записала:
Елена Кузоро

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475