Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №26 (971) → Архиепископ Петергофский Амвросий: Влияние воцерковления на личность человека

Архиепископ Петергофский Амвросий: Влияние воцерковления на личность человека

№26 (971) / 10 июля ‘18

Архипастырь

Сегодня мы будем говорить, как воцерковление влияет на личность человека. Владыка, термин «воцерковление» знаком каждому православному человеку, – какой смысл мы вкладываем в это слово?

– Мы хорошо знаем, что в завершение чина Крещения ребенок или взрослый входит в пространство алтаря, и это мы называем воцерковлением – в узком смысле слова это действительно так, об этом упоминается еще в одной из апологий мученика Иустина Философа. Но, скорее всего, эта апология говорит нам, что в Древней Церкви Крещение совершалось в связи с таинством Евхаристии – крещеный должен был обязательно причаститься, то есть войти в пространство Церкви и стать полноценной клеточкой церковного организма. Сейчас, кстати, нередко бывает именно так, что совершаются и Крещение, и Литургия, либо Крещение совершается перед Литургией и крещеный человек приходит и причащается Святых Христовых Таин, – это начало пути: само таинство Крещения вводит человека в пространство Церкви, но в нем еще должно идти долгим путем. И то, как идти, как себя вести, мы и называем воцерковлением.

Можно сравнить воцерковление с тем, как веточка прививается к дереву и потом участвует в жизни всего дерева – так и каждый христианин, который через Крещение становится членом Церкви, еще должен начать жить жизнью самой Церкви, «привит» к ее благодатному пространству. И, наверное, воцерковление совершается в течение всего шествия по жизненному пути и по пути земного христианского подвига человека.

Существует много определений личности, вы сами это прекрасно знаете, и можно много спорить и перечислять, как ее определяли философы до Христа и далее. Наверное, мы говорим о личности прежде всего как о человеке с его сознанием и самосознанием, о живом человеке, о его жизни. Я сейчас сказал «о живом человеке», но ведь мы говорим, что и Господь является Личностью – когда мы приходим в храм, то приходим не к мертвому богу или непонятному нафантазированному божеству, а именно к живой Личности. И мы призваны обращаться к Богу как к живой Личности. Наверное, наша молитва иногда и терпит ущерб именно от того, что мы не понимаем, перед Кем мы предстоим, к Кому обращаемся. Как только мы поймем, что перед нами живая Личность, пусть невидимая, но абсолютно реальная, живая Личность Триипостасного Бога, мы поймем, каким образом мы с Ним будем говорить, как будем себя вести, как будем предстоять перед Ним – вплоть до того, в каком положении тела мы будем находиться перед любящим нас Богом, перед живой Личностью.

Господь создал нас свободными людьми, которые могут всю жизнь делать свой собственный выбор между грехом и не грехом, между жизнью правой и неправой. Каждый человек переживает серьезные испытания (как мы говорим, искушения). Наша Церковь восстановилась совсем недавно – лет 30 назад, а это даже меньше жизни одного человека, и всем нам памятно время, когда начали строиться храмы. Мы помним разрушенные храмы, когда люди молились и совершали Литургии под открытым небом, во время дождя, и помним, сколько людей приходило тогда креститься – порой приходило по 50 человек в день, и священники не успевали принять всех сразу в таинстве Крещения. Но потом люди вдруг куда-то исчезли. Что произошло? Как будто что-то не сработало, и процесс воцерковления, начавшийся тогда, может быть, прекратился? Или есть еще время людям вернуться в Церковь? И может ли человек, став членом Церкви, оставить ее, но при этом все равно продолжать процесс внутреннего поиска, воцерковления?

– Вы напомнили о конце 80-х годов, которые стали началом возрождения нашей Церкви, началом возможности ее возрождения. И она в мою жизнь ворвалась совершенно случайно и одновременно очень торжественно. Это было в 1988 году, я только что окончил школу – и помню, как однажды включил телевизор, а там шел концерт из Большого театра, посвященный 1000-летию Крещения Руси. Я вижу на экране Святейшего Патриарха Пимена, наш епископат, многочисленных гостей, хор Троице-Сергиевой лавры. Для меня это было просто торжеством духа – даже сейчас я не могу без волнения вспоминать об этом моменте. Хорошо помню, что тогда я открыл балкон, все окна в своей квартире, включил на полную громкость телевизор – как будто хотел тем самым сказать: слушайте все, кто говорил, что нет Бога, и все, кто отговаривал меня от церковного пути. Не секрет, что в то время за это и унижали – пусть не гнали, как в начале XX века, но, тем не менее, считали христиан, верующих людей социально незрелыми.

Действительно, народ тогда хлынул в Церковь, и это было замечательно. Но именно в то время прозвучали очень мудрые слова отца Иоанна (Крестьянкина), который в одной из своих проповедей сказал, что сейчас очень многие люди приходят в Церковь, но приходят со своими страстями, со своим прошлым и пытаются переделать Церковь под те лекала, что им кажутся правильными, пытаются навязать Церкви тот образ жизни и действия в этом мире, который они себе представляют, будучи (тема нашей передачи) невоцерковленными людьми. И это действительно очень опасно: люди приходят с искренним сердцем и пытаются найти справедливость, равенство, свободу (лозунги, известные в свое время, но не имевшие отношения к Церкви именно в той перспективе прошлого отношения).

Действительно, многие люди пришли в Церковь со своими представлениями, и в 90-е годы вместе со множеством людей мы одновременно получили и множество проблем. И многие священники рукополагались без образования, без опыта церковной жизни, многие люди бросались на нечто интересное, горячее, острое и пытались преподнести это как жизнь Церкви или, по крайней мере, как ее главную задачу (мы помним все эти проблемы – с ИНН, паспортами, тремя шестерками и т.д.); все это, конечно, важно, но не является тем устремлением, на которое Церковь должна обратить свое пристальное внимание прежде всего, не отодвинув при этом в сторону самого Главного – Того, Кто живет, действует и руководит этим спасительным кораблем – Христа. Такого рода воцерковление происходило и происходит очень болезненно – и много болезней было привнесено в нашу церковную жизнь.

Путь каждого человека индивидуален. Невозможно сказать, что существует какое-то правило воцерковления, следуя которому обязательно получим результат: это не математика, не физика, не химия. Мы видим, как сейчас все прекрасно просчитывают, но наши автоматические системы в чем-то терпят сбой. В жизни человеческой души все намного сложней, и люди по-своему приходят в Церковь и осуществляют свою жизнь в ее спасительном пространстве тоже очень по-разному. Самое главное – задеть эти струны так, чтобы из них можно было извлечь красивую музыку, и подтягивать струны человеческого «инструмента» надо тоже очень умело и аккуратно. «Настроить» организм – задача священников, архипастыря и задача мирян, уже получивших опыт церковной жизни и жизни духовной: такого рода миряне всегда очень трепетно относятся к струнам человеческой души, и это самое главное воцерковление.

Вопрос телезрителя из г.Иркутска: «Скажите, пожалуйста, насколько важна человеку в деле спасения приходская жизнь вне богослужения – взаимопонимание, общение? Насколько она важна для духовного роста человека, для дела его спасения? Либо можно просто ходить в храм, подкрепляться Священным Писанием, святоотеческим Преданием, участвовать в церковных таинствах?».

– Спасибо большое за этот вопрос, он действительно очень правильный и актуальный. Могу сказать о себе как о ректоре духовной академии: сколько живу, столько учусь – и все больше понимаю, что чего-то не знаю. И учусь я не только у наших профессоров, обладающих соответствующими знаниями, у священнослужителей с определенным духовным опытом, но и у наших студентов. Общение друг с другом помогает нам расти, помогает, с одной стороны, не закоснеть на каком-то уровне, даже не состариться в понимании каких-то вещей церковной жизни, но одновременно делает нас едиными во Христе.

Евхаристия – таинство, в котором мы обращаемся к Богу не индивидуально, а всей общиной. Когда я совершаю таинство рукоположения, то говорю о том, что это совершаю не я, но совершает Господь по молитве всех нас – и священнослужителей, находящихся в алтаре, и мирян, молящихся в храме о ниспослании Духа Святого на человека, которого мы просим Бога сделать священнослужителем: мы «едиными усты и единым сердцем» обращаемся к Богу.

Ведь церковная жизнь не замыкается в стенах храма, и вера свидетельствуется делами. А дела нашей веры должны осуществляться не только в храме, но и за его пределами – мы не должны переставать быть христианами, когда выходим из храма. Напротив, получив силы в таинстве святого Причастия, получив воодушевление от Христа, благодать идти и говорить о Нем другим людям, мы выходим за пределы храма и вместе совершаем благовестие и словом, и делом, и помощью друг другу.

Нашу храмовую Евхаристическую общину можно уподобить телу, в котором каждый человек является отдельно взятой клеточкой – у каждой, как и в нашем организме, есть своя задача, и мы просто не можем существовать друг без друга. Эгоизму нет места в Церкви – мы служим друг другу, и через это служение служим Богу: Он приходит в нашу жизнь через нашего ближнего, поэтому очень важно взаимодействие, которое позволяет нам и духовно расти, и обогащаться знаниями или просто жизненным опытом. Это тоже очень важно, ведь все взаимосвязано. Мы состоим не только из души, но и из тела. И, наоборот, не только из тела, но и из души – все взаимосвязано в нашей жизни. Поэтому я считаю, что внебогослужебное общение очень важно.

Другое дело, что это общение не должно создаваться искусственно, исключительно ради какого-то мероприятия, иначе в жизни общины наступает нечто, что отторгает живую личность и отторгается живой личностью: сердце человеческое не обманешь – оно чувствует, где подлинное, где искусственное. Но все приходское внебогослужебное общение, о котором спросил наш уважаемый телезритель из Иркутска, действительно необходимо и должно созидаться естественным образом.

В советское время, которое я помню с детства, было мало прихожан, в основном это были бабушки, и не было никаких деклараций о социальной работе, о молодежном служении (тогда и говорить об этом было невозможно), но община жила, и именно внебогослужебной жизнью – невидимой, ибо показывать ее было нельзя и даже опасно. Но я очень хорошо помню, как они помогали друг другу, помогали другим людям, приглашая на дом священника, чтобы кого-то тайно крестить, отпеть или причастить, помогали друг другу вскопать огород, принести продукты; если у кого-то есть корова, а у другого нет, но нужно молоко, другая семья приносила его. Сейчас мы красиво называем это социальной деятельностью, но для верующего человеческого сердца это было естественно. Вот вам и ответ на поставленный вопрос.

Вопрос телезрительницы из Ленинградской области: «Мне 82 года, очень люблю этого батюшку и слушаю его вечерние молитвы. Мой вопрос: правильно ли я делаю, что слушаю его вечерние молитвы, а сама их не вычитываю? И для кого тогда батюшка читает вечерние молитвы? Вычитывают правило ко Причастию, но я не знаю, достаточно ли того, что я это слушаю, или надо еще читать самой?».

– Спасибо за вопрос, который тоже исходит от живого верующего человеческого сердца. Я помню время, когда сам был участником хора архимандрита Матфея (Мормыля), мы вместе с ним записывали несколько дисков. Однажды мы задали ему подобный вопрос: «Отец Матфей, а для кого мы записываем диски? Как они потом будут употребляться? Как, по вашему мнению, затем надо слушать те песнопения, которые мы записали?». Он отвечал следующим образом: «Мы записываем не ради фона, не ради развлечения. Это молитва. Молитва, которая должна побуждать других людей к молитве. Поэтому всякий раз, когда включаете пластинку (на тот момент. – Архим. Амвросий), становитесь перед иконой, слушайте и молитесь вместе с нами. Если не понимаете, молитесь своими словами. Не можете стоять – сидите, слушайте и молитесь».

Утренние и вечерние молитвы, которые транслируются на телеканале «Союз», конечно же, помогают людям не остаться без молитвы в тех обстоятельствах, которые совершенно очевидным образом не располагают человека вычитать, например, все правило. Это и болезни, и возраст, может быть, занятость, когда приходится порой слушать молитвы в дороге. Но это не значит, что человек остается бесплодным в молитве. Созерцая храмовое пространство, устремляя свой взор на иконы в доме, нужно вместе с тем, кто произносит молитвы (так же, как мы делаем это в храме), устремлять свой ум к Богу, креститься, внимать словам молитвы и молиться. И Господь, безусловно, примет эту молитву: «Сыне, дай Мне твое сердце» – не некую форму, а сердце.

Если у человека есть время, силы, возможности самому прочитать молитвы – это, безусловно, хорошо. Но иногда наступают обстоятельства, когда это невозможно; тогда можно употреблять и аудио– и видеозаписи. Все зависит от желания человека и от того, как он сам все это воспринимает: некоторым легче воспринимать на слух, другим легче читать, кому-то – иметь визуальный ряд и молиться вместе с теми, кто молится на телеэкране. Безусловно, не надо заново повторять правило, если вы искренне, чистосердечно, в простоте своего верующего сердца молитесь вместе с теми, кто читает молитвы на телеканале «Союз». То же касается и канона перед святым Причащением.

Конечно, лучше всегда читать самостоятельно – богослужение транслируется для тех, кто по извинительным причинам не имеет возможности прийти в храм, но не хочет оставаться хотя бы без лицезрения всенощного бдения или Божественной литургии: все-таки это дает радость и ощущение участия в церковной жизни человеку, имеющему такие извинительные причины. Но ни в коем случае телевизионная картинка Божественной литургии не заменяет участия в самой Литургии. Если человек физически не может пойти в храм, он может помолиться вместе с теми, кто молится на транслируемой Литургии, но в случае немощей надо обязательно пригласить к себе священника, чтобы поисповедоваться и причаститься дома.

Когда за Божественной литургией мы слушаем чтение Священного Писания, то, бывает, священнослужитель говорит не очень громко, не очень понятно. Тогда люди начинают думать, что им делать, если они не слышат и не понимают Евангелия: нужно ли читать его дома или надо, чтобы кто-то объяснил его в храме, ведь часто мы не можем обратиться за разъяснением чтения из Евангелия к священнику.

– Своих студентов я учу так: когда вы идете на Божественную литургию, обязательно возьмите накануне Священное Писание и календарь, откройте то Евангельское и апостольское чтение, которое будет звучать за Литургией, прочитайте на русском языке, поразмышляйте... Появятся вопросы – постарайтесь найти в толкованиях святых отцов ответы на них. Это касается не только священнослужителей, священника или диакона, но и любого студента и любого христианина.

Всякий раз, когда я иду на Божественную литургию, накануне или утром обязательно открываю Евангельское и апостольское чтение, читаю и пытаюсь понять, о чем сегодня будет идти речь. Естественно, наших священников я тоже побуждаю, чтобы чтение их интонационно осуществлялось так, чтобы донести смысл до человека. Евангелие – не просто чтение, это одновременно и молитва, и погружение в ту атмосферу, о которой повествуется на страницах данного Евангельского зачала. Поэтому сердечное участие самого человека, который читает, и понимание того, что он читает, тоже очень важно. Когда священнослужитель сам понимает это, осмысленно передает смысл Евангельского или апостольского (в данном случае читает диакон или чтец) чтения молящимся, то молящиеся воспринимают его совершенно по-иному.

После Евангелия следует проповедь, как часто бывает в наших храмах и нередко в духовной академии, если проповедь посвящена Евангельскому чтению. По традиции нашей духовной академии и некоторых храмов после апостольского чтения в качестве разъяснения мы читаем тот же самый отрывок на русском языке. То есть сначала звучит чтение на церковнославянском языке, а затем выходит чтец и как будто объясняет его – читает отрывок заново, но в переводе нашего, теперь уже покойного, преподавателя архимандрита Ианнуария (Ивлиева). Это очень важно для молящихся: с одной стороны, красивое, нараспев чтение на церковнославянском языке – это соблюдение традиции, а с другой стороны, это помогает усвоить смысл и постараться понять послание: я всегда говорю, что Евангельское и апостольское чтения – то послание Господа, с которым Он сегодня обращается к каждому из нас, и то задание, которое Он дает каждому из нас на то время, когда мы выйдем за пределы храма. (Окончание в следующем номере)

Записала:
Ксения Сосновская

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 
Первосвятитель

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Люди, соприкасаясь со святостью, чувствовали перед собой идеал человеческой жизни

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Отец игумен, дорогие братья! Дорогие братья и сестры! Для меня большая радость ступить на землю прославленного своей историей Кирилло-Белозерского монастыря. Первый и последний раз я был здесь в июне 1969 года, 49 лет тому назад. Я был только что рукоположен во иеромонаха в городе, который тогда именовался Ленинград, и после совершения богослужений, положенных после хиротонии, отправился путешествовать на теплоходе от Ленинграда до Астрахани. Наш теплоход сделал остановку в Горицах, откуда мы добрались до Кириллова.

 
Беседы с батюшкой

Протоиерей Андрей Лазарев: Что значит быть счастливым?

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475