Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №2 (899) → Протоиерей Андрей Ткачев. Надо иметь «длинное» мышление: чем глубже корни, тем выше дерево

Протоиерей Андрей Ткачев. Надо иметь «длинное» мышление: чем глубже корни, тем выше дерево

№2 (899) / 4 января ‘17

Рождественские чтения

– У Маркеса есть роман, где описывается ситуация с людьми, которые все забыли: они постепенно теряют память, забывая, как зовут их детей, забывая адрес своего дома, не говоря уже об истории. И это слабеющее сознание делает их как бы массой идиотов: они вообще ничего не знают. Потому что в семействе муз главная муза – это муза памяти Мнемозина (слово «музей» как раз от слова «муза»). Без памяти не будет танца: надо запоминать очередность движений, координировать их с музыкой, нужна телесная, слуховая и прочая моторика. Без памяти невозможно писать книги, строить дома, ничего не возможно без памяти, поэтому муза памяти Мнемозина главная.

И вот люди в романе стали как бы идиотами: они все забыли. Они начали забывать самые элементарные вещи: как их зовут, кто жена, куда надо идти. И один герой говорит, что надо на столб центральной площади прибить табличку, на которой написать только два слова: «Бог есть». Если прибить табличку всего с двумя этими словами, то к людям начнет возвращаться память. Они начнут вспоминать: кто моя жена, где я живу, где работаю, номер своего мобильного телефона... А там, глядишь, начнут вспоминать: как зовут моего отца, кто я по отчеству, кто отец моего отца – мой дед.

Какие хорошие арабы: в их именах написано «сын того, сын того, сын того» до четвертого-пятого колена. А ну-ка вспомните, кто дед вашего деда? Вы не знаете. Большинство из нас вообще не знает, где погребен дед нашего деда, как его звали и чем он занимался. Это абсолютное беспамятство, Мнемозина как бы не ночевала. Мы беспамятные люди.

И вот чтобы мы исцелились, нам надо прибить на столб посреди каждого города, лучше на крест (там, где «І.Н.Ц.І.» – Иисус Христос, Царь Иудейский), табличку «Бог есть». И мы потихоньку начнем воскресать, изменяться и вспоминать, кто кого убил: Каин Авеля или Авель Каина. Многие не знают, кто это такие, почему кто-то убил и что дальше было.

Церковное сознание – сознание памятливых людей. Приехали к Александру Невскому римские легаты и говорят ему: «Мы сильные». По крайней мере, в те годы они были реально сильные, еще недавно они были сильные, сейчас они уже труха и будут сыпаться с каждым годом все больше и больше. Но в принципе они сильные: у них университеты, у них иезуиты, доминиканцы, францисканцы, библиотеки, деньги, связи, власть, миссия, то есть они как бы «крутые». И вот, такие «крутые», они приехали к Александру Невскому и говорят:
– Принимай нашу веру.

А он им – внимание! – отвечает:
– От Адама до Ноя, от Ноя до Авраама, от Авраама до Моисея, от Моисея до Давида, от Давида до разрушения Храма, от разрушения Храма до восстановления Храма, от восстановления Храма до Христа Царя, от Христа Царя до царя Константина, от Константина до Первого Собора, от Первого Собора до Седьмого Вселенского Собора и от Седьмого Вселенского Собора до сегодняшнего дня – все хорошо помним, а вашего принимать не будем.

Понимаете, какое «длинное» мышление у человека. То есть человек живет, когда у него «длинное» мышление. А современный человек – это клоп, который считает древнейшей историей то, что было пятнадцать лет назад. В школах изучают целые главы в учебниках: «Ельцин», «Горбачев»; стрельбу по Белому дому... да это мусор, это тема газет, а не учебников. Да и «Царь Николай» тоже тема газет! А вот темы учебников: «Рюрик», «Синеус», «Нестор», разные летописи. То есть надо иметь «длинное» мышление: чем глубже корни, тем выше дерево.

Человек, не имеющий глубокого мышления, – это плесень: он не имеет корней, растет и растекается по камню. Поскобли его ногтем – и он еще лет сорок не вырастет. Потому что плесень растет долго и корней не пускает. А дерево – это дерево, у него глубокие корни.

Так вот, дорогие друзья, Бог есть. Хоть стреляйте меня сегодня, а Он есть. Существование Бога – это объективная реальность. Можешь верить в Него. Можешь не верить. Можешь дулю Ему показать, как в анекдоте про Вовочку. Первое сентября, советская школа; «дорогие дети, Бога нет, давайте покажем Ему дулю». Вовочка говорит: «Я извиняюсь, но если Его нет, то кому мы показываем дулю? А если Он есть, то зачем мне с Ним ссориться?». Покажите Богу дулю на всякий случай – вот что с вами потом будет? Потом узнаете. Потому что Он есть, и дули Ему показывать не надо. Он есть, и все остальное потом тоже встанет на свои места.

Нам нужно вернуться к своим корням. Мне кажется, мы весьма страдаем от множества нравственных словесных штампов, ничего под собой не имеющих. Например, «духовно-нравственное воспитание нашего народа» – красивая фраза из четырех слов, а что это значит? Или, например: «моральная ответственность за судьбу будущих поколений» – красиво сказано! Это, например, сказала дама, которая только что развелась с мужем и сделала аборт от любовника: «Я за нравственность воспитания нашего будущего поколения». Что это значит? Ничего не значит!

Есть конкретное слово, в котором соединяется все, – Иисус Христос. И тогда понятно все: прошлое, будущее, настоящее. Все сразу ясно. Мне кажется, есть некий соблазн – говорить о духовности без Христа. Говорить о моральности – без Христа. «Моральные традиции нашего народа» – и ни слова об Иисусе Христе. Про Кутузова сказали, про Нахимова сказали, про Менделеева, Ушакова, Ломоносова сказали... Христос – вообще тайна умолчания. А где Христос? Что, Ломоносов сам по себе такой умный? Не Псалтирь ли он читал в своих Холмогорах с утра до вечера, пока в Москву не ушел? То есть мы молчим о Христе, говорим о нравственности без Христа. Говорим: «духовные скрепы нашего могучего государства» – без Христа...

Без Христа никуда нельзя шагу ступить. Христос – самый главный Человек в мировой истории. Все остальные великие люди – это пена, это царство теней по сравнению с Христом. И вот о Христе надо научиться говорить, потому что говорить о Нем не так-то легко. Вот начни ни с того ни с сего разговаривать про Христа – и вдруг поймешь, что это не такая простая тема. Он вообще очень серьезный. А что я вообще про Него скажу? Что Он хороший... И все? Этого мало. Нужно завести Христа в жизнь и рассказывать про Него детям.

С какой стати я должен любить людей, например? Вот столетие Великой Октябрьской социалистической революции. Ведь это была идейная катастрофа: это было внедрение чужих идей в народную душу, разложение ее под действием чужих идей, и потом какой-то страшный обвал. А затем воскресание из-под обвала. Потому что одно дело коммунисты до Великой Отечественной войны, и уже другое дело – СССР после войны, когда все умылись кровью, набрались страха, там уже было много хорошего. Были, конечно, «до» и «после», разные эпохи – это наша история, наша кровь, все это бурлит в нас.

Что такое эта революция? Это рецепция чужих людей, рецепция абсолютно не критическая. На Западе сказали, немцы придумали – мы всосали. Англичане сказали, мы – раз, и быстро усвоили. А где наше самосознание? Оно без Христа невозможно. Вот я и хотел бы, чтобы мы с вами не замазывали красивыми словами: «духовно-нравственное воспитание будущих поколений зависит от нашей моральности в быту и на работе»... Что я сказал? Чушь какую-то. Кого к чему это позовет? Никого ни к чему!

Христос сказал: терпеть, когда больно, прощать, когда душа хочет взять кирпич, делиться, когда не хочется. Вообще Христос сказал это, это и это. Короче говоря, нам нужен Христос, а не всякие «духовно-нравственные скрепы» и прочие «трали-вали», «тили-тили», потому что все это меняется. Вот поставь на трибуну любого коммуниста, отмотай пленку в 60-е годы, и какой-нибудь Хрущев снимет тапок, будет им стучать здесь: «И мы, коммунисты, за семью – социалистическую ячейку общества, за то, чтобы бабы рожали, абортов не делали, чтобы коммунисты землю пахали...», – и так далее. Что плохого он сказал? Да ничего плохого! А почему не получилось? Потому что без Бога все. А слова-то хорошие../

Нельзя Христа замазать такими общими фразами. И если здесь те, кто отвечает за тех, кто их слушает, пожалуйста, прекращайте болтать о разной чепухе, жвачках, о всяких пустых наду-тых шариках: «морально-нравственное воспитание будущих поколений»... Что это такое? А они «поперлись» на Хеллоуин в ночной клуб, обкурились... Кто-то бросил «бычок» – и сгорело семьдесят человек. В Румынии, России, еще там и там. Они все были студентами, ректор их собирал, говорил про моральное воспитание, а вечером они пошли на Хеллоуин, окурок попал на быстровоспламеняющиеся материалы – и все угорели. Все эти слова безжизненные...

Надо: Христос сказал вот это. Чем проще, тем лучше. Мне кажется, нам этого не хватает. Куда ни придешь, везде болтовня про высоконравственные ценности. Объясните мне, пожалуйста, что это такое? На каком основании я не должен изменять своей жене? На каком основании, если, например, никто не узнает? Только на страхе Божьем. Только потому, что Христос знает. А на каком основании не должен, не подписываясь, кляузы писать, если никто не узнает? Ну нет оснований для нравственности, если ты в Бога не веришь. Просто нет! Надо признаться в конце концов, что у нравственности нет почвы под ногами, если Бога нет. А если Он есть, то есть нравственность – вот и все. Это жесткая вещь. Тогда мы сразу все поймем.

«А я не верю в вашего Бога. Я верю в нравственность, но в вашего Бога не верю», – есть такие «фокусники». Все «фокусы» против нашей веры уже были сказаны раньше. В XV веке в Италии некие болтуны сказали: «Религию придумали священники. Они придумали ее для своих корыстных целей». Это было сказано в эпоху Высокого Возрождения. Сказано, что священники придумали религию для того, чтобы обманывать простых людей и иметь с этого деньги, власть, положение в обществе. То есть религия – это заговор, сказали итальянцы в XV веке.

Большинство людей не знают итальянского языка и не читали книг итальянских гуманистов, но они повторяют эту чушь в своих соцсетях: «Это попы придумали...». Вы наверняка тоже это слышали. Гляньте на нас, попов: что мы можем придумать? Мы абсолютно не способны придумывать какие-то фантастические теории, которые бы столетиями держали в порабощении миллионы людей, – мы просто не способны к этому. Не только русские попы, но и итальянские тоже. Гляньте на них, кто не видел: что эти старики могут придумать?.. Чушь! Однако она живет.

Потом, в XVIII веке, французы сказали: «Религия – это тьма!». Конечно, это не заговор, было бы смешно предполагать, что какое-то корпоративное сообщество придумало некую глупую идею, поработило бы людей и столетиями сосало из них кровь. Послушайте, это просто смешно: если две бабы знают одну и ту же тайну, то эту тайну знают все «желтые» газеты. То есть невозможно хранить тайну столетиями, если ее знают тысячи людей. Это чушь! Однако наши так считают. Зайди в социальной сети к любому атеисту, он пишет: «Да эта религия! Да эти попы! Да они придумали!». Ты читал итальянцев? Нет. Откуда ты это взял? Да оно летает... Одни и те же идеи летают в воздухе: идеи коммунизма, социализма, «призрак бродит по Европе»... Это все летает в воздухе и ложится на ту душу, которая готова принять то или другое мысленное семя.

В XVIII веке французы сказали: «Религия – это тьма, это чушь! Чем больше будет знаний, тем меньше будет религии. Не боритесь с религией, она и так умрет. Давайте нам побольше физики, химии, истории, географии, психологии, философии – и религия сама собой умрет». И эту чушь люди тоже повторяют. Они пишут в социальных сетях: «Слушай, ты живешь в XXI веке и ходишь на всенощную?! Это кошмар какой-то! Это же тьма, это чушь, это Средневековье!». Чем больше знаний, тем меньше религии, говорят люди. И вы тоже наверняка это слышали и еще сто раз услышите. А что нам говорить по этому поводу? Будем говорить: «Слушай, ты умнее Паскаля, что ли? Паскаль, например, на коленях стоял полжизни и Евангелие знал на память. Хотя он математик, физик, механик и так далее...». Можно составить целый синодик ученых, которые были умнее не то что меня или вас, а всех нас вместе взятых и смиренно преклоняли перед Богом колени. Религия – это не заговор; религия – это не тьма. Потому что самые светлые умы мира находили в себе силы и достоинство склонять перед Богом колени и говорить: «Господи, Ты главный, а я просто червь в своей лаборатории».

Потом были немцы, которые сказали, что религия – это классовое образование, что религия всегда обслуживает правящий класс. Сделайте общество бесклассовым, например нацистским или социалистическим, – и тогда религия исчезнет, потому что религия всегда обслуживает правящий класс. Не будет правящих классов – не будет религии. Так сказали немцы. И что – они были правы? Нет, не правы. Какие правящие классы обслуживает сельский поп в деревне, где 82 человека, из которых только двое ходят в церковь? Никакие. А чего же он там служит? Потому что он Бога любит.

Итак, все хамство, вся наглость, весь сатанизм, придуманный против Христа и Церкви, придуманы на Западе: итальянцами в XV веке, французами в XVIII веке, немцами в XIX веке, англичанами за всю историю существования Англии. Это самые злые враги всего святого – англосаксы. Они придумали всякую духовную порнографию. Наши люди – всего-навсего жертвы духовного издевательства. Наши люди просто глупые. Нам знаний не хватает.

Вот столетие этой коммунистической вакханалии. Что такое, в конце концов, коммунизм? Это желание того, чтобы всем было хорошо. Это был морально-нравственный позыв. Люди в тюрьмах сидели за это «хорошо», шли на каторги и под расстрелы. Их за это вешали; и правильно делали, что вешали, но они соглашались на это, не отказывались от своих убеждений. Знаете, что это? Есть две главные заповеди: первая – это любовь к Богу, а вторая – любовь к ближнему. Пришел к Иисусу Христу законник и спросил:
– Учитель, какая заповедь большая в Законе?

И благословенный Господь сказал:
– Как написано, как читаешь?

Тот ответил, как написано. А ведь это компиляция: написано не как инструкция, а разбросано по тексту, надо было найти, вычитать, составить и поставить по порядку значимости. Эти благословенные евреи выполнили жуткую работу, которую, между прочим, больше не выполнил бы никакой народ. Вообще антисемитизм – это гнусность для православного человека, потому что они совершенно особые и нужно их уважать. За это потом Бог тебя поцелует.

Так вот, на вопрос «Какая заповедь большая в Законе?» Господь отвечает:
– Первая заповедь – возлюби Господа Бога твоего всем сердцем, всей душой, всей крепостью твоей, всем помышлением. А вторая, подобная ей, – возлюби ближнего, как себя самого.

Смотрите, есть много людей (наверняка здесь тоже сидят такие «красавчики»), которые считают: «Любить Бога – это как-то очень абстрактно. Где Он? Как Его любить? Ну как Его любить, если Он непонятно где? В церковь я не хожу, Писание не читаю, а как Его иначе любить? Но ближнего любить надо!». Это и есть коммунизм.

Что сказали коммунисты? Они сказали: «Есть две заповеди. В первую мы не верим: Бога нет, любить некого. А вторая – хорошая: люби ближнего, как себя самого. И хлеба горбушку дели пополам, рубашку отдай, умри за ближнего». Вторая заповедь хорошая, а первая не нужна, потому что Бога нет: Кого любить? Где Он? Как Его любить? Непонятно, где Его найти, чтобы полюбить». Вот тебе и коммунизм! Вторая заповедь без первой рождает коммунизм. Любите ближних, не надо поститься, молиться. Всенощная, Литургия, праздники, посты – кому вообще все это нужно? Не нужно это обрядоверие. Вы ближних любите: делитесь, помогайте, кормите, целуйте – это и будет рай. И что получилось? Концлагерь. Без первой заповеди вторая превращается в концлагерь. Коммунисты – это верующие люди, верующие во вторую заповедь, без первой. Вот тебе и все. Это чисто богословская проблема.

Наша революция – это богословская проблема: упразднение первой заповеди и тщательное выполнение второй, со всеми вытекающими... Наши концлагеря, Соловки, Беломорканал – это была попытка перевоспитать человеческую природу. Ведь людей тысячами сажали в тюрьмы, не просто для того, чтобы в бетон закатывать. Потом все это было так, но изначально эти краснозвездные хотели перевоспитать человеческую природу: из индивидуалиста сделать коллективиста, из эгоиста – филантропа, из лентяя – труженика. У них были духовные задачи. Просто они выкинули первую заповедь – и построили концлагерь.

Вся наша история доказывает библейскую правду. И если мы сейчас не поймем этого... Вот сто лет прошло; и что мы поняли? Ничего не поняли. Злой Ленин приехал в пломбированном вагоне, залез на броневик, что-то накричал, Троцкий ему помог, они взяли постреляли – и «мертвые с косами сбросили царя, занималась алая заря», как поет «Любэ». Ничего подобного. Это духовная проблема – упразднение первой заповеди.

Перестаньте молиться – будет коммунизм. Любить людей надо, а молиться не надо – вот тебе и коммунизм, вот тебе и концлагерь. Не сегодня, но завтра. Не тебе, но сыну, или дочке, или внуку.

Вообще духовная жизнь – это не шутки, это не баловство. Повторю, что к нашему гаражу пришли со старой фомкой, то есть мой «жигуль» хотят украсть при помощи старых инструментов: якобы мы выдумали Бога (что мы можем выдумать?), якобы религия – тьма, а наука – свет... Да чепуха это все! Самый большой свет – это когда религия и наука становятся рядышком. Вот там свет. Религия без науки – это такое мерцание, а наука без религии – просто гадость. Классовые, бесклассовые... Есть еще фрейдизм, есть Юнг, всякие современные психологические изыски, тоже хватает всякой чепухи. На нас ополчаются старым оружием, а мы думаем, что это сегодня придумали. Существует некая традиция, тяглость, инерционность мышления: какой-нибудь современный дебил, который ни одной книжки не прочел, воюет против твоей Церкви словесными штампами, придуманными в XVI веке. Хотя он не читал ничего про XVI век, но воюет с тобой тем, что в воздухе летает: «а вы все жирные, а все жадные, а вы все за власть, а вы все придумали, а мы в космос летаем, Бог не нужен». Кто тебе это сказал? Ты ни одной книжки не прочел. А оно в воздухе летает.

Образованный человек должен с этим разбираться. Мы должны быть закаленные, и образованные, и защищенные знанием и верой. Потому что нас, через сто лет после революции, тоже могут вешать, стрелять, кислотой поливать, в шахту пихать. Вы думаете, все закончилось, ничего больше не будет? А кто сказал? Кто подпишется? Кто даст руку на отсечение? Еще ничего не понятно. Ничего не понятно, потому что те же самые идеи летают в воздухе. И наши дебилы повторяют эти идеи не потому, что они книжки читали, а потому, что они просто всосали в себя эту инфекцию, которая летает в воздухе. А вы, христиане, должны быть настолько грамотные, настолько неравнодушные, настолько вооруженные, чтобы каждого из таких болтунов вызывали один на один и разбивали его в пух и прах, чтобы он понимал, что он никто. Это должен делать каждый преподаватель, каждый монах, каждый священник – те, которые призваны книжки читать. Ладно, крестьянин: ему нужно корову подоить, ниву вспахать, засеять, курям насыпать. Это не для него работа, он и так знает, что Бог есть.

Те, кто на земле работает, знают, что Бог есть. Это кто на асфальте питается, сомневается, что Бог есть, потому что он паразит. Но мы, образованные «асфальтные» люди: священники, монахи, учителя, разные преподаватели, представители высокой власти, – мы обязаны быть на две головы выше всех этих мерзавцев, которые сегодня, спустя сто лет после революции, повторяют те же пошлые тезисы, которые свалили империю. Империю свалили пошлые тезисы. Людям в голову залезли некие червяки, расплодились там, и люди стали неуправляемыми.

Когда-то великая Екатерина разговаривала со своим сыном Павлом, будущим императором – убиенным бедным Павлом, и говорила ему: «Ты знаешь, Павлуша, в Европе поднимаются разные революции, хотят казнить царей...». Есть такая французская песенка: «Кишкой последнего попа последнего царя задавим». Это французы придумали, это не наша песенка. А наши потом ее пели. Это все придумали немцы, англичане, итальянцы, кто хочешь – не мы. Просто мы идиоты, мы поддались чужим идеям. Нам надо просто исцелиться от своего идиотизма – и мы будем сильными. А они насилуют нас информацией, ложными науками и прочим, прочим...

Так вот, Екатерина говорит:
– Павлуша, ты знаешь, в Европе поднимаются революции, королей хотят казнить, тащат их на плаху.
– Ух, я бы им пушками.
– Экий ты дурак, Павлуша (это не мое, это цитата), у них болезнь в голове. Какой пушкой ты выбьешь болезнь из головы? Клин клином вышибают – нужно мыслями мысль выгонять...

В нашей стране живет многомиллионная масса крещеных людей, у которых в башке не пойми что творится. И мы на них никак не влияем. А почему мы не влияем на них? А они потом будут нас вешать и будут думать, что это хорошо. Понимаете? Так уже было сто лет назад. Ничего ведь не изменилось. Прихожане приходили к своему батюшке, старому семидесятилетнему протоиерею. Он их крестил. И вот он смотрел в глаза этим двадцатилетним юношам с буденовками на голове, а те говорили ему: «Становись, бородатый, вот сюда, к стеночке. Хочешь помолиться, помолись». На плечо, целься, пли... До свидания. Это же было на нашей земле!

Почему мы не занимаемся головами людей? Почему мы говорим: – «нравственные ценности...»? Какие вообще ценности? Христос – главная ценность. Без Христа нет целомудрия. Без Христа нет мужества. Без Христа нет праведности, нет милосердия. Без Христа вообще нет ничего. Чиновник без Христа как крал, так и будет красть. А когда Христос запретил, тогда уже все: я боюсь Иисуса Христа. Или как ходил налево, так и ходит, потому что нравственные ценности не запрещают человеку блудить и заводить себе третью, четвертую, пятую семью и давать бабам деньги на аборты. Не запрещают эти размытые якобы «нравственные ценности» петушить, как в курятнике, разных баб и давать им деньги на аборты. А потом болтать: «Нравственные ценности...». Христос запретил! «Ах, Христос! Оп! Уже страшно!». Без Христа нет нравственности. У русских, по крайней мере, никогда не было никакой нравственности без Христа. И не будет, между прочим. Поэтому я бы хотел, чтобы мы сняли с себя эти ложные фиговые листочки, бумажечки, очечки, шляпки и прочие штучки, которые нас приукрашают: что мы, мол, европейцы, толерантны, то да се. Ничего не будет, друзья мои. Христос или ничего. Или так, или так. Вот и все.

И об этом надо говорить с утра до вечера, и по радио, и по телевидению, и написать двадцать восемь книжек, и мало кто еще поймет, о чем там говорится. Потому что все это тяжело вмещается в голову. Потому что современный человек забит грязью. У меня, у вас, у всех в голове, сердце столько грязи, что мы вообще ничего не слышим. Точнее, слушаем, но не слышим, смотрим, но не видим. В общем, у нас много работы. И те, кто имеет веру Божию, не стесняйтесь называть имя Христа, когда вы говорите про нравственность. Потому что так поступали все лучшие люди всего мира: от царя Гороха до Святого мученика Царя Николая, которого и расстреляли недалеко от нас, вместе с маленькими детьми и не сделавшей ничего плохого супругой.

Без Христа абстрактные ценности никого не спасали. Вот весь Запад – абстрактные ценности. И что там будет? В Париж страшно приехать. Кто ездил недавно, говорит: «Что это? Кот д`Ивуар или что это вообще?» Во-первых, грязь, во-вторых, на одного белого восемь черных. А где все то, что было раньше? А нет и больше не будет, между прочим. Все, страничка перевернулась. Все будет по-другому. У нас еще впереди такая интересная история. У нас столько интересного впереди, что надо памперсами запастись. Ух, как все будет интересно!

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475