Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №40 (889) → Главный врач Центральной клинической больницы Святителя Алексия, Митрополита Московского, Алексей Заров: Наша больница открыта для всех

Главный врач Центральной клинической больницы Святителя Алексия, Митрополита Московского, Алексей Заров: Наша больница открыта для всех

№40 (889) / 25 октября ‘16

Плод веры

Ваша больница уникальна не только для Москвы, но и для всей России. Это церковная больница. В чем ее специфика? И правильно ли некоторые понимают, что в ней могут лечиться только священнослужители?

– Мы – Центральная клиническая больница Святителя Алексия и при этом единственная больница Русской Православной Церкви. Специфика нашей больницы – административная принадлежность к Русской Православной Церкви, Московскому Патриархату. Председатель нашего Попечительского совета – Святейший Патриарх Московский Кирилл, заместитель его – Преосвященный епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. Больница управляется Владыкой, так что в ней два храма – Алексия, Митрополита Московского, и Тихвинской Иконы Божией Матери. Еще есть часовня Козельщанской Иконы Божией Матери; происходят регулярные богослужения, молебны. У нас созданы оптимальные условия для нахождения в ней монахов, монахинь и священнослужителей. Тем не менее, наша больница открыта для всех москвичей и жителей регионов – не только клириков, но и мирян вне зависимости от вероисповедания.

Лечение платное или бесплатное?

– Наша больница полностью находится в программе обязательного медицинского страхования, и все медицинские услуги (как сейчас принято говорить) бесплатны, в рамках системы ОМС.

Каков профиль больницы, с какими заболеваниями к вам обращаются?

– Наша больница многопрофильная. Есть консультативно-диагностический центр – по сути, амбулаторное звено, два хирургических, два неврологических, терапевтическое отделения – это основные клинические отделения. Есть отделение восстановительного лечения, где пациенты проходят реабилитацию – исторически сложилось, что это в основном пациенты хирургического, терапевтического и неврологического профилей.

У нас есть травматология, ортопедия, есть урология, колопроктология. В плане хирургии мы стремимся к многопрофильному хирургическому стационару, чтобы удовлетворить все нужды наших пациентов.

Насколько я понимаю, диагностический центр, о котором Вы сказали, – по сути, та же поликлиника, которая есть в каждом районе. Чем для наших зрителей может быть привлекательность обращения в вашу поликлинику?

– Так как центр консультативно-диагностический, в нем консультируют сотрудники нашей больницы, представители кафедр, доценты, профессора, ассистенты кафедр. Очень важно, что наш центр принимает пациентов не по территориальному принципу, а всех москвичей и жителей регионов. Единственное, что в настоящее время москвичам для амбулаторного обслуживания надо прикрепиться к нашей больнице. В случае стационарного лечения прикрепления не требуется.

Всех коснулась реформа медицины – как она отразилась на Вас, в чем плюсы, в чем минусы, и как Вы планируете развивать свою деятельность?

– От того, что мы находимся относительно изолированно от системы городского здравоохранения, эта реформа в меньшей степени отразилась на нас – или, скажем так, с некоторым опозданием. Есть некоторые сложности с введением подушевого финансирования, когда мы, к сожалению, не можем оказывать амбулаторную помощь москвичам, не прикрепившимся к нашему лечебному учреждению. Тем не менее, нам приходится это делать, особенно нашему прикрепленному контингенту, а это священники, семьи священнослужителей, сотрудники храмов, отделов Московской Патриархии и других ее учреждений. Вне зависимости от того, москвичи они или нет, все равно мы помогаем, обслуживаем, но просим, чтобы они прикреплялись к нам, чтобы больница имела какое-то финансирование.

В противном случае Вы людей лечите, но никакого финансирования за это не получаете?

– Да. А сейчас все стоит денег – любые исследования, анализы, любые реактивы, к сожалению, часто импортные, поэтому для нас это не бесплатно.

Вы затронули тему медицинских кадров. Вы сказали, что это сотрудники кафедр… Насколько я знаю, Вы тесно сотрудничаете с медицинскими вузами. В чем это выражается и как практически воплощается?

– Исторически сложилось так, еще с 20-х годов прошлого столетия, что больница Святителя Алексея, тогда 5-я советская больница, – это кафедра 2-го медицинского института, сейчас университета. В настоящий момент на базе нашей больницы располагаются кафедры хирургии и неврологии. Это давняя история сотрудничества, которая, мы верим, продолжится в дальнейшем.

То есть не только практики, но и теоретики с большим опытом участвуют в осмотрах?

– Да, это обычное взаимоотношение между клинической больницей и вузом. Больница, где кроме лечебного процесса идут обучение студентов, научный процесс, то есть присутствуют кафедры, и называется клинической.

Не только в нашей, но и во всех клинических больницах, существует сложившийся опыт взаимодействия, когда кафедра руководит лечебным процессом: профессора кафедр участвуют в обходах, определении тактики лечения, особенно тяжелых пациентов, в консилиумах. Самое главное, сотрудники кафедры – это дополнительная рабочая сила больницы. Мы благодарны им за это.

Давайте расскажем немного об истории создания больницы. Кто стоял у истоков и почему она получила такой профиль?

– Наша больница берет свои истоки из того прекрасного времени, которое можно назвать «золотым веком русской благотворительности». Это конец XIX – начало XX века. Мы благодарны семье купцов Медведниковых – Александре и ее мужу Ивану. Они происходили из Иркутска, переехали в Москву и были известными московскими благотворителями. Интересно, что в Москве сохранилось три их «социальных проекта», как мы теперь говорим, – две больницы и одна гимназия. В Москве они реализовали три таких крупных проекта, и все они сохранились до сих пор. Это гимназия на Арбате, ее выпускники до сих пор называют ее Медведниковской. Интересно, что ее выпускниками были известные друзья нашей больницы – отец Александр Салтыков, отец Владимир Воробьев, ректор Свято-Тихвинского университета.

Сохранились и две больницы. Одна из них – это очень известная больница Алексеева, которая находится близ Канатчиковой дачи, больница для душевнобольных. Она сохранила свой профиль. И наша больница, которая удивительным образом сохраняет свое предназначение и профиль, который закладывали ее создатели – купцы Медведниковы.

Я прочитал, что и открытие больницы, и освящение храмов было событием для Москвы. На освящении присутствовали Великая княгиня Елисавета Феодоровна и Великий князь Сергей Александрович.

– Открытие больницы состоялось 17 декабря 1903 года. На нем были градоначальник Сергей Александрович Романов, его супруга Елисавета Феодоровна, будущая святая великомученица. Освящал храмы тогда Козельщанской Иконы Божией Матери и Тихвинской иконы Божией Матери тоже будущий святой – тогда митрополит Московский Владимир (Богоявленский).

Удивительна архитектура здания больницы. Кто разрабатывал проект, почему был выбран такой стиль?

– Мы благодарны Богу, что архитектурный облик сохранился практически в первозданном виде, за исключением часовни, которая перестраивалась. А в целом, изначальный архитектурный ансамбль сохранился до сих пор. Его автором был Сергей Устинович Соловьев, академик архитектуры, видный архитектор того времени.

Наша больница выполнена в неорусском стиле, и, что интересно, она была построена на самом высоком тогдашнем техническом уровне: в то время это было свойственно всему, что строилось в Москве, – уровень был европейский и даже превышавший его. В больнице были все современные системы коммуникаций – и канализация, и водопровод, и вентиляция были совершенны.

Каких пациентов больница принимала в первые годы? На кого она была ориентирована?

– Больница предназначалась для неизлечимых и тяжело больных пациентов христианского вероисповедания, вне зависимости от звания, пола и возраста. И сейчас мы можем прочитать об этом на мемориальной доске при входе в больницу.

Один из корпусов архитектурного ансамбля был богадельней на 60 коек, второй, побольше, – больницей на 150 коек. Кроме того, был квартирный корпус, в котором мы с вами сейчас находимся. Здесь располагались квартиры врачей, их тогда было немного. Первым главным врачом был Степан Яковлевич Попов, у него было два помощника ординатора, 25 сиделок, которых сейчас мы бы назвали младшими медсестрами, 6 надзирательниц, аптекарь. На территории больницы сохранился ледник. Мы очень любим нашу больницу в разное время года, в разное время суток любуемся ею.

Вы сказали о неизлечимо больных. Сейчас, насколько я знаю, в больнице активно развивается паллиативная служба. Получается, что истоки хосписного движения, паллиативной службы, которая сейчас развивается как бы заново, были заложены еще в начале XX века?

– В этом году мы решили открыть в больнице паллиативную службу – мы получили лицензию на паллиативную помощь наших двух корпусов, и недавно открылось паллиативное отделение, мы получаем под это федеральное финансирование. Поэтому основными пациентами в этих отделениях в текущем году будут нуждающиеся в паллиативной помощи пациенты из регионов. В следующем году надеемся подключить московскую программу, тогда сможем оказывать помощь и москвичам, и региональным пациентам.

Когда я готовился к передаче, обратил внимание на такой интересный момент, что у меня даже мурашки пошли. Распределение коечного фонда, заложенного создателями, было 150 коек больницы и 60 коек – богадельники (30 коек для мужчин и 30 для женщин). Совершенно удивительным образом, видимо, по молитвам купцов Медведниковых, сейчас мы получили точно такую же цифру. Поэтому наде-емся, что с Божией помощью и молитвами создателей нашей больницы, молитвами Елисаветы Феодоровны и Сергея Александровича, митрополита Владимира и всех, кто здесь потрудился, у нас получится сделать эту службу достойной.

Давайте расскажем, в чем особенность паллиативной службы, поскольку она еще не так сильно развита.

– Сам термин появился в России только в 2011 году, когда в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ паллиативную помощь прописали как отдельный вид медицинской помощи. Сейчас это только формируется. В Москве есть хосписы, центры паллиативной медицины, с которыми мы сотрудничаем.

Пациенты паллиативной помощи – это люди, вылечить которых медицина уже не может, а может только помочь – улучшить качество их жизни. Это не всегда те, кто находится совсем при смерти. Существует ряд заболеваний, при которых медицина не может, к сожалению, улучшить прогноз, но улучшить качество жизни может. В нашей больнице, где есть священник, думаю, будут созданы оптимальные условия для паллиативной медицины. В общем-то, это та же самая богадельня для неизлечимых пациентов, которую в свое время построили купцы Медведниковы.

То есть, помимо медицинской помощи, будет при необходимости оказываться и духовная?

– Она оказывается и сейчас, просто у нас будет больше таких пациентов и, наверное, это будет соответствовать миссии нашей больницы.

Когда я читал историю больницы, меня заинтересовали так называемые именные койки. Что это, и можно ли возродить эту традицию сейчас?

– Сейчас есть термин, как и многие другие, пришедший из-за границы: фандрайзинг – это привлечение благотворительных средств, когда содержание койки брали на себя какие-то люди, это могли быть люди разных сословий, которые хотели сделать доброе дело и помочь пациентам. Мы тоже знаем эту историю и планируем в какой-то степени реализовать ее в настоящее время для паллиативных пациентов.

Какова была судьба больницы в советское время?

– В первые 4–5 лет после революции она была перестроена в туберкулезную больницу, а богадельню закрыли. Тогда была большая проблема с туберкулезом. В дальнейшем, в 20-х годах, она стала развиваться как клиническая больница и уже тогда стала базой 2-го медицинского института. До войны здесь уже была кафедра терапии, ее возглавлял профессор М.П. Кончаловский. Во время Великой Отечественной войны здесь был эвакуационный госпиталь, принявший тысячи раненых и больных москвичей. После Москвы больница продолжила свою историю как клиническая, в то время она называлась «5-я советская больница», а в 70-е годы ее уже назвали «5-я городская больница». Тогда тоже были известные профессора – известнейший профессор хирургии В.С. Маят, кафедру пропедевтики внутренних болезней возглавлял тоже очень известный профессор – В.В. Мурашко.

И вот наступили 90-е годы. Как принималось решение о передаче больницы Церкви и как это было воспринято медицинским сообществом?

– Мы все знаем, что 90-е годы были материально тяжелыми для людей, но, с другой стороны, это был и духовный подъем, многое из происходившего тогда и сейчас определяет нашу жизнь.

В 1992 году Правительство Москвы по согласованию со Святейшим Патриархом Алексием приняло решение передать больницу в ведение Московской Патриархии. 26 мая приказ был подписан, и с этого времени больница ведет свою историю как Центральная клиническая больница Святителя Алексия, Митрополита Московского, Русской Православной Церкви.

Что изменилось?

– Это были сложные времена, и переход был сложный. И понятно, что к этому не были готовы и в Русской Православной Церкви: не было такого опыта. В 90-х годах у больницы был сложный период – трудности с финансированием, кадрами. И в 2005 году Патриарх Алексий благословил тогда еще протоиерея Аркадия Шатова, чтобы он занялся больницей. Наверное, с того времени мы и можем говорить о расцвете больницы. Это совпало с улучшением экономической ситуации в стране, что позволило больнице возродиться.

Как строится духовная жизнь в больнице? Есть ли прикрепленный священник и как он работает с пациентами?

– Как я уже сказал, у нас два храма, которые являются Патриаршим подворьем. Настоятель храмов отец Александр Доколин – замечательный священник, полностью посвящает свою жизнь служению нашим больным. Он регулярно служит молебны. Мы, конечно, почитаем хирурга и святителя Луку (Войно-Ясенецкого), у нас есть частица его мощей, и с определенной периодичностью отец Александр служит по всем отделениям молебны святителю Луке. Два-три раза в неделю совершаются Литургии, после которых отец Александр причащает пациентов, изъявивших такое желание, в том числе тяжелобольных.

У нас есть миссионерская служба. Практически еженедельно православные люди проводят концерты. Демонстрируются православные фильмы, есть, конечно, и телеканал «Союз». Существует больничное радио, около койки пациента есть наушники, в эфире постоянно идут передачи религиозного характера. Это значительная миссионерская функция. Если поговорить об этом с отцом Александром, он может рассказать подробнее. Каждый год в больнице крестятся люди, как тяжело больные, так и не очень, всем отрадно это наблюдать.

Как врачи участвуют в духовной жизни?

– Надо сказать, что большинство наших врачей – христиане. Есть более воцерковленные, есть менее. Врачи, проработавшие в больнице много лет, конечно, хорошо знают священников, знают, что можно спросить и что нельзя. И это важно для священнослужителей.

На богослужениях причащаются до ста человек, и среди них достаточная доля медицинских сестер, врачей. Люди, приходящие к нам в больницу, слава Богу, воцерковляются. Например, сейчас один из врачей находится в огласительном периоде, беседует с нашим батюшкой и планирует креститься, что нас очень радует.

Алексей Юрьевич, как давно Вы работаете больнице?

– Я пришел в больницу в 2009 году – получается, 7-й год.

Что Вам дала работа именно в этой больнице? Почему Вы не пошли в обычную, нецерковную больницу?

– Мое воцерковление началось в медицинском институте. Учась в нем, я работал в реанимации 1-й городской больницы, где было создано училище сестер милосердия Царевича Димитрия – в то время протоиереем Аркадием Шатовым. Здесь был открыт один из первых городских больничных храмов. С того времени стало возрождаться такое явление, как храм в больнице. Одним из тех, кто это начинал, был протоиерей Аркадий Шатов, ныне епископ Пантелеимон Орехово-Зуевский. Мне посчастливилось тогда работать в православном отделении реанимации (надо сказать, что там я познакомился и со своей супругой Екатериной, она была сестрой милосердия). (Окончание следует)

Записала:
Ксения Сосновская

Полную версию беседы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475