Православная газета

Православная газета

Адрес редакции: 620086, г. Екатеринбург, ул. Репина, 6а
Почтовый адрес: 620014, г. Екатеринбург-14, а/я 184
Телефон/факс: (343) 278-96-43


Православная
газета
Екатеринбург

Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Главная → Номера → №6 (855) → Отец Владимир Первушин: Не могу быть равнодушным к судьбе человека

Отец Владимир Первушин: Не могу быть равнодушным к судьбе человека

№6 (855) / 9 февраля ‘16

Церковь и армия

В августе и сентябре проходили военные учения «Центр-2015». Как военный священник Вы тоже принимали в них участие. Расскажите, пожалуйста, какова была Ваша роль в этом процессе?

– Учения были итоговыми, то есть своего рода экзаменом. Бойцы проходили проверку знаний – чему они научились за время службы – и достойно выдержали ее. Причем участвовали в этих учениях не только наши соединения, но и соединения других армий. Мы тоже, потому что мы являемся неотъемлемой частью Вооруженных Сил Российской Федерации. Есть воспитательный отдел, определенные задачи которого лежат на плечах военных священников, от этого никуда не уйти.

Наряду с учебными боями находилось место и богослужениям. Вы и таинства совершали? Как это все происходило?

– Даже Божественная литургия в поле проходила. Мы поставили вместе два КамАЗа, откинули у них борта и на таком импровизированном возвышении провели Литургию. В богослужении участвовало 150 человек. Все было вполне прилично и красиво.

Эти 150 человек сами выразили желание участвовать в богослужении, или им командиры сказали: «Так, сейчас все на службу!» – и все ответили: «Есть!» – и пошли молиться?

– Это армия, там все по распорядку: кому надо было заступать в наряд – заступили в наряд; кто находился в свободной смене, пошли на службу и т.д.

А там были мусульмане, буддисты или иудеи?

– Мусульман не было, в тот день у них была отдельная служба: специально позвали муфтия Челябинской области, и был отслужен намаз с их духовным лидером. Мы никого не обошли – во всяком случае, тех, кто об этом заявлял, а среди них были только православные и мусульмане.

А сколько было причастников?

– Причастников и исповедников было 100 – исповедовались они в этот же день, а накануне мы, разумеется, сказали, чтобы они соответственно готовились. Это очень хороший показатель.

Можно на службу прийти по приказу, но как по приказу прийти на Исповедь – это мне сложно представить.

– Абсолютно невозможно, чтобы человек пришел и по приказу раскрыл свою душу.

Какое ощущение было у Вас? Вы были там востребованы, или Вам говорили: «Батюшка, постойте в сторонке, отойдите, не мешайте»?

– В сторонке постоять не удавалось. Пока я там находился, все время была какая-то необходимость: в беседе, Исповеди или еще в чем-то. Если потребность есть, от этого никуда не денешься. У нас большинство военнослужащих верующие, поэтому неизбежно есть необходимость в священнике.

Другой вопрос, в каком состоянии их вера. Но это уже богословский вопрос – к профессорам богословия, а не к священникам. Мы воспринимаем всех одинаково, не нам судить. Если человек обратился к нам, значит он нуждается в нашей помощи, естественно, мы ему помогаем. Есть потребности у души, поэтому люди обращаются вне зависимости от звания.

Расскажите, пожалуйста (конечно не раскрывая военных тайн), было ли что-то из военных действий, что Вас особо поразило?

– Вопросы вооружения я, конечно, не буду раскрывать, ну, а тайна всегда есть: каждый день Господь чем-нибудь удивляет! Посылает какую-нибудь встречу, которой ты удивляешься, и открываешь для себя новое в человеке вообще. Потому что человек – это всегда загадка, всегда тайна. Человек – это образ Божий, поэтому всегда открывается какой-то новой стороной, и этому не перестаешь удивляться. Все время что-нибудь такое посылается. И в эти дни учений, конечно, тоже не обошлось без таких сюрпризов.

Бывает ли, когда молодой человек тяжело адаптируется в армейском коллективе и обращается за помощью именно к Вам?

– Так бывает нередко: человек с заниженными адаптивными возможностями не может ужиться в коллективе, когда человек обидчив, ему тоже трудно. Это неизбежно, когда ему тяжело от того, что в армейском коллективе резкая речь. Конечно, такой человек не знает, как ему жить в этом психологическом диссонансе, при этом он не всегда откроется психологу. Но священнику откроется всегда, потому что священник на то и называется «отец», если мы, конечно, говорим про верующего человека, а неверующих – единицы.

И для атеиста может наступить в жизни какой-то критический момент, когда он понимает, что Бог ему нужен. А некий представитель Бога (скажем так)– это как раз батюшка, который живет в части.

– Дело в том, что в критические моменты все мы перестаем быть атеистами. Настает такой момент, когда нам нужен неограниченный ресурс в нашей психике, и религия – это единственная область, в которой этот ресурс не ограничен. Естественно, когда наступают кризисные моменты, мы вспоминаем про Бога. И армия – как раз то место, в котором удобнее всего про Бога вспомнить.

И в котором немало кризисных моментов... Про кризисные моменты и хочу задать вопрос. Священник может внешне повлиять на ситуацию? Вы все-таки помощник командира.

– Я могу наблюдать за человеком: есть ли у него какая-то рефлексия, то есть отвечает ли он на слова, которые я обращаю к нему, размышляет ли над вопросами, которые задаю, и есть ли какой-то диалог. Если нет никакого диалога, то я настоятельно рекомендую ему обратиться к психологу. Слава Богу, пока не было таких случаев, чтобы человек находился в такой безнадежной ситуации и я направлял бы его к специалистам в области даже не психологии, а психиатрии. Пока мы могли при помощи диалога как-то выходить из положения.

А если он не виноват, а его все обижают?

– Тогда он не один – нас двое. Я с ним, и у меня тоже есть с чем прийти и чем помочь. И я всегда об этом напоминаю, намекаю, говорю: давай придем, соберемся вместе... У меня была ситуация в учебном подразделении, где командир роты любил всегда именно так решать проблемы: хотите подраться – деритесь, и надевал всем боксерские перчатки. Вот и я так же говорю: давайте придем, разберемся, если хотим подраться. Я могу выступить в качестве судьи, могу и сам перчатки надеть, если придется. Но я не могу быть равнодушным к судьбе человека, который ко мне обратился. Если он вверил свою душу мне на попечение, как я могу его оставить? Я вникну в его ситуацию, пройду ее вместе с ним.

Батюшка, спасибо огромное. Я думаю, что многие родители с облегчением вздохнули, слушая Ваши слова. Спасибо!

Расшифровка:
Людмила Моисеева

Полную версию программы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

 

Православная газета. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Православная газета. RSS

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс

Читайте «Православную газету»

Сайт газеты
Подписной индекс: 32475